ЭСБЕ/Соллогуб, Владимир Александрович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Соллогуб
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Слюз — София Палеолог. Источник: т. XXXa (1900): Слюз — София Палеолог, с. 757—758 ( скан · индекс ) • Другие источники: РБС


Соллогуб (граф Владимир Александрович) — известный писатель (1814—1882), внук литовско-польского вельможи, переселившегося в Россию. С. получил тщательное домашнее воспитание на французский лад, подолгу живал за границей. Учился в Дерптском унив., где окончил курс в 1834 г. Поступив на службу в мин. иностр. дел, он некоторое время состоял при венском посольстве, затем перешел в мин. вн. дел, в 1850 г. служил на Кавказе, в 1870 г. был председателем комиссии по преобразованию тюрем, в 1877 г. находился при главной квартире Государя Императора для составления «Дневника Высочайшего пребывания за Дунаем» (СПб., 1878). В общем он, несмотря на огромные связи и некогда большое богатство, карьеры не сделал. Интересы литературно-артистические в нем преобладали, чему содействовали также родственные отношения с известным музыкальным домом графа Виельгорского (см.). С. был добрый человек, отзывчивый на чужое горе и искренно радовавшийся чужому заслуженному успеху. Свободный от великосветских предрассудков, он одновременно был желанным гостем в аристократических гостиных, где его любили, как интересного собеседника и устроителя спектаклей и увеселений, и вместе с тем был своим человеком в кружках молодых писателей, группировавшихся около «Отеч. Записок» времен Белинского. В литературной деятельности своей С. до известной степени являлся симпатичным дилетантом, более скользя по поверхности затрагиваемого сюжета, чем углубляясь в его сущность. Выступил он на литературное поприще с повестями «Два студента» и «Три жениха» в «Современнике» 1837 г., а в 1839 г. появился в обновленных «Отеч. Записк.» с «Историей двух калош». Повесть имела чрезвычайный успех. Подкупал не только талант рассказчика, но и теплота чувства и трогательность сюжета — история разбитой житейской прозой артистической жизни. Симпатичные лица повести — артисты и немцы-ремесленники, несимпатичные — люди большого света. Из других повестей имели успех «Аптекарша» (1841), «Медведь» (1843) и особенно «Большой Свет» (1840), повесть «в двух танцах». Во всех этих произведениях большой свет неизменно выводится со стороны своей пустоты и мишурности, а люди среднего сословия — со стороны своей преданности чувству долга и искренности чувства. Сатира, однако, неглубока, и известное внутреннее преклонение пред «настоящим» большим светом сквозит и сквозь отрицательное отношение автора к изображаемой среде. В 1845 г. С. издал отдельной книгой, с политипажами, наиболее известное из своих произведений — «Тарантас» (первые 7 глав были напечатаны в «Отеч. Зап.» 1840 г.). Это талантливая, но довольно странная смесь беллетристики и публицистики, перемешанный длинными рассуждениями рассказ о поездке из Москвы в село Мордассы захолустного помещика старого закала и молодого человека, только что вернувшегося из-за границы. Последний вывез из долгих шатаний по Европе не желание завести у нас европейские порядки, а напротив того, славянофильствующее преклонение пред русской «самобытностью». Автор насмешливо относится к обоим героям, которые в своем путешествии сталкиваются с целым рядом тонко обрисованных представителей захолустной жизни. Белинский посвятил «Тарантасу» большую сочувственную статью, в которой, впрочем, придал авторским намерениям значительно большую определенность и окрашенность. В 1845—46 гг. С. издал сборник «Вчера и Сегодня» (2 т.), в 1850 г. поставил на сцену известнейший водевиль свой «Беда от нежного сердца». Настроение «обличительной» эпохи, наступившей после севастопольских неудач, не миновало и впечатлительного С. Отзывчивый на все модное, писавший водевили даже на такие «современные» темы, как царившая одно время в Петербурге мода на мыльные пузыри, С. в 1856 г. написал «Чиновника», в котором главный герой Надимов патетически восклицал: «Крикнем на всю Русь, что пришла пора вырвать зло с корнями». Пьеса имела шумнейший успех, но это свидетельствовало больше о настроении общества, жадно ловившего всякий намек на обновление отжившего строя, чем о достоинстве пьесы и глубине замысла. Люди, умеющие разбираться в литературных явлениях, тогда же увидели внутреннюю фальшь и пустозвонство Надимова. «Чиновник» был скоро забыт, и не меньший успех, чем пьеса, имел едкий и блестящий разбор ее, напечатанный Н. Ф. Павловым в «Рус. Вестн.», 1857 г. Насмешливо отнесся к внешней прогрессивности Надимова и Добролюбов («Сочин.», т. II). «Чиновник» был последним из произведений С., обратившим на себя внимание публики. После этого он редко и появлялся в печати (главным образом с воспоминаниями о Пушкине, Гоголе, Вяземском, Одоевском и др.). После его смерти был напечатан роман «Через край» (в «Нови», 1885) и «Воспоминания» в «Истор. Вестн.». Беллетристич. соч. С. изд. в 5 т., в 1855—56 гг. (СПб.).