ЭСБЕ/Соседское право

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Соседское право
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Слюз — София Палеолог. Источник: т. XXXa (1900): Слюз — София Палеолог, с. 935—938 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Соседское право — определяет отношения между собственниками смежных земельных участков и городских зданий. Собственность (см.) признается в современных законодательствах полным и исключительным господством. Согласно с этим, некоторые из них провозглашают, что «каждый может пользоваться своим недвижимым имением в полной мере, хотя бы вследствие того сосед терпел ущерб в извлечении выгод из своего имения» (ст. 352 сакс.), что «собственник может, по своему усмотрению, копать принадлежащую ему землю, сажать на ней, сеять, а также строиться и всячески обзаводиться, даже и во вред соседу, лишь бы только не было захватываемо при сем чужих границ» (878 приб. код.). Само собой очевидно, однако, что такая полнота обладания и пользования, проведенная последовательно, уничтожает и самую собственность. Между собственниками, пользующимися своей землей одни в ущерб другим и развивающими свои правомочия, независимо от правомочий на такую же полноту со стороны других собственников, неизбежно возникнет конфликт, вызывающий вмешательство суда и закона. На долю последних выпадает, поэтому, определить правомочия собственника не путем логического развития понятий полноты и исключительности (о неограниченности собственности теперь уже не говорят), а по началам целесообразности. На эту дорогу выступают в сущности и упомянутые сейчас законодательства, так как рядом с провозглашением приведенных выше норм дают положения соседского права, ограничивающие высказанный в общей форме принцип. Уложения французское начала XIX в. и общегерманское гражданское конца этого века не увлекаются безгранично теорией собственности, приложимой лишь к обладателям недвижимостей, расположенных на необитаемых островах, и направляют внимание на согласование интересов соседей в интересах не только устранения столкновений, но и предоставления им взаимных удобств при пользовании своими участками в тех случаях, когда волей-неволей приходится столкнуться с соседом. Руководящим принципом является здесь не отвлеченное представление о правах собственника, а организация собственности, как формы обладания, служащей определенной общественной цели. Связной, единой системы С. права, впрочем, не дают и эти законодательства. Распределение собственности в индивидуальное обладание совершалось независимо от удобств или неудобств соседства, а лишь в интересах собственников; радикальный путь согласования интересов соседей представляется теперь, поэтому, трудным. Законодательной политике приходится регулировать отношения соседей, сообразуясь с определившимися потребностями шаг за шагом, захватывая все большую и большую группу явлений. В настоящее время определены лишь: 1) некоторые границы правомочий собственника, кончающихся там, где начинаются права другого собственника; 2) определенные случаи, в которых допускается прямое воздействие собственника одного участка в интересах этого последнего по отношению к смежному участку, и 3) совместное обладание смежными собственниками объектами, находящимися на границах их смежных владений.

1) Провозглашая, что собственник имеет право полного и исключительного господства над поверхностью своего участка в пределах его границ, вверх над определенным пространством воздуха и вниз над недрами земли, законодательства не дозволяют собственнику делать такие приспособления, посредством которых грязь, грязная вода и другие жидкости, дым, копоть, пыль и т. д. направлялись бы на участки соседей; конюшни, навозные ямы, отхожие места, дымовые трубы, печи для печения хлеба, подземные трубы, желоба и рвы, служащие для отвода воды, и т. д. могут быть устраиваемы лишь на таком расстоянии и с соблюдением таких мер предосторожности, чтобы имению соседей не был причинен вред, в частности, не было причинено повреждения соседним строениям, пограничным стенам и колодцам. Собственник поземельного участка может требовать, чтобы на смежных участках не возводились или сохранялись такие сооружения, относительно которых с достоверностью можно предвидеть, что существование их или пользование ими будут иметь своим последствием недопущенное (недопустимое) воздействие на его участок. Запрещается также раскапывать участок вглубь настолько, чтобы смежный участок лишился опоры, разве для его укрепления будут приняты особые меры. Пользование поверхностью земли, таким образом, поставлено в соответствие с интересами соседа. Что касается отношений по пользованию водой и недрами земли, то установлено только правило, которым запрещаются приспособления, направленные к отводу текучей воды в интересах своего участка от другого участка. Но совершенно свободно пользование подпочвенной водой. Каждый вправе рыть на своей земле колодцы, хотя бы тем отвлекал воду от соседа, и делать в своем имении изменения, имеющие целью увеличение доходности его, хотя бы это не оставалось без влияния на увеличение или уменьшение влажности почвы соседних имений — постановления, подлежащие изменениям лишь в последующем развитии законодательства, когда потребности искусственного орошения, напр., вызовут и здесь законодательное применение отношений соседей. Очень серьезным ограничением правомочий собственника в настоящее время является также и провозглашенное общегерманским гражданским уложением общее положение, по которому «не допускается осуществление права, если целью такого осуществления может быть только причинение вреда другому».

2) Общегерманское гражданское уложение определяет состав прав собственника в соответствии с хозяйственной целью обладания. Поэтому, признавая безусловное право воздействия на поверхность участка, на воздух над поверхностью и недра земли, оно не дозволяет в то же время собственнику препятствовать соседям в воздействии, «происходящем на такой высоте и глубине, что устранение его не представляет для него интереса». Допустимы, поэтому, беспрепятственно полет воздушного шара через участок соседа и научные исследования недр земли, захватывающие и участок соседа, не затрагивая его интереса. Частные постановления касаются воздействия на участок, причиняемого текущей через соседний участок, а также стекающей с него дождевой водой, свешивающимися и пускающими корни на землю соседа деревьями, застройкой земли соседа и потребностью в необходимой дороге через участок соседа, а также в пользовании его участком при постройках для склада материалов, устройства лесов и т. д. Имение нижележащее должно терпеть от имения вышележащего сток воды, происходящий от естественного положения почвы, но нельзя устраивать искусственных стоков и ската кровли на землю соседа. Право собственности на деревья, растущие на границах участков, признается за тем из владельцев, в пределах владения которого находится ствол дерева. Корни дерева и сучья его, выходящие за пределы владения и вторгающиеся в соседний, участок, владелец последнего может обрезать и удержать в свою пользу; некоторые законодательства (приб.), по примеру римского права, ограничивают это право по отношению к незастроенному участку правом обрубить ветви до высоты 15 фт. Общегерманское постановляет соответственно с указанным общим принципом, что «это право не предоставляется собственнику, если корни или ветви не мешают пользованию его участком». Плоды с деревьев, упавшие на участок, по принципам германского права, в противоположность римскому, считаются собственностью участка, на который они падают; висящие — хозяина ствола, но вход на участок соседа, по некоторым партикул. законод. (сакс.), без разрешения последнего, для снятия плодов не разрешается. Застройка земли соседа само по себе недозволенное деяние, но иногда она может произойти без умысла захватить чужую землю, вследствие неясности границы, ошибки в планах и закладке фундамента и т. д. Общегерманское гражд. уложение постановляет, что если такая застройка произведена без протеста со стороны собственника в течение времени ее совершения, то «сосед должен допустить такую застройку». В вознаграждение ему может быть установлена рента, определяемая договором или по усмотрению суда в размере, соответствующем стоимости застраиваемого места в момент застройки, причем собственнику предоставляется взамен ренты требовать покупки застроенной полосы по оценке ее стоимости. При отсутствия пути, связывающего имение с общественной дорогой; собственник может требовать от соседей предоставления ему их участков для устройства такого пути. Гораздо неопределеннее регулированы отношения по так наз. имиссиям, т. е. воздействию, оказываемому на участок разного рода продуктами, получаемыми от эксплуатации соседнего участка, как то: вторжение дыма, копоти, газов, грязной воды, шума и т. д.; запрещено устройство сооружений для отвода этих веществ на участок сосуда, но вторжение их может часто совершаться в огромной степени и без таких сооружений. Не допустить такого вторжения, значило бы часто сделать невозможной эксплуатацию участков, но до какого размера возможно допустить его? Общегерманское уложение постановляет, что «собственник поземельного участка не может воспретить допущения к нему с участка газов, паров, запаха, дыма, копоти, теплоты шума, сотрясения и других тому подобных воздействий, если такое воздействие не стесняет его или стесняет только в незначительной мере в пользовании своим участком, или же обуславливается таким способом пользования означенным другим участком, который соответствует обычному по местным условиям и по положению участка пользованию». Но что разуметь под «незначительным воздействием» и под «пользованием, согласным с местными условиями и обычаями», закон не определяет. Для судьи это вопрос очень трудный; разрешения его можно ожидать, между прочим, от дальнейшего развития законодательства в области общественной гигиены по отношению к заводам и фабрикам.

3) Некоторую группу соседских отношений нельзя регулировать точным распределением их правомочий по отношению к отдельным сторонам обладания. Сюда относится установление границ участков, пользование пограничными полосами, рвами, стенами, деревьями, сооружениями и т. д. Здесь законодательства допускают для одного соседа по отношению к другому право требовать совершения определенных действий в общем интересе и примирительное разбирательство (определение границ или размежевание, прирезка или отрезка спорных участков и т. д.) или устанавливают совместное обладание указанными выше объектами. Общегерманское гражд. улож. устанавливает презумпцию такого обладания для межника, рва, стены, изгороди, забора и других сооружений, служащих обоим участкам; пока пользование этими объектами приносит выгоду одному из соседей, оно не может быть уничтожено без его согласия; плоды растущего на меже дерева принадлежат обоим соседям, а, будучи срублено, и само дерево есть общая собственность соседей. Удаления дерева может требовать каждый сосед на общий счет; отказ от издержек ведет к установлению полной собственности на все дерево одного из соседей. Французское право в новой редакции относящихся сюда статей устанавливает гораздо более подробные правила, принципиально схожие с германскими, но отличные от них во многих подробностях.

Русское право знает лишь отдельные постановления, восходящие отчасти еще к уложению царя Алексея. В статьях, посвященных так наз. «праву участия частного», запрещается: владельцу земель, вверх по течению реки лежащих, поднимать запрудами воду и подтоплять луга соседей (см. Поджог); прибрежному владельцу примыкать плотину к чужому берегу без согласия его владельца; хозяину дома «пристраивать поварню к стене соседа, лить воду, сметать сор на его дом или двор, делать скат кровли в его сторону, прорезывать окна и двери в брандмауэре, отделяющем кровлю смежных зданий» (сенат дает более широкое толкование, расширяя круг строений, не допускаемых к постройке на меже соседа), а также при постройке дома на меже вообще делать окна на крышу или двор соседа (стат. 433, 442, 445, 446). Затем установляется право необходимого прохода и проезда из замкнутого чужими владениями имения (448 и 451). Наконец, существуют специальные правила для владельцев земель, лежащих около полотна железной дороги, отн. возведения построек, производства земляных работ, отвода воды, стока нечистот, посадки деревьев и проч. (Уст. пут. сообщ., т. XII по прод. 1876 г. ст. 575 прим. 1).

Литература. «Улож. общегерм.» (ст. 903—924); саксон. (345—368); приб. (877—880, 979—1110); фр. кодекс, art. 649, сл.; Endemann, «Einführung in das Studium d. bürgerl. Gesetzbuches» (II, § 72); Stobbe-Lehmann, «Handb. des deutsch. Privatrechts» (II, §§ 99—103); Ihering, «Die Lehre vom den Beschränkungen des Grundeigenthümers im Interesse der Nachbarn» в «Jarbücher für Dogmatik» (VI); Unger, «Zur Lehre vom Oesterreich. Nachbarrechte» в Grünhut’s «Zeitschrift für das Privat- und öff. Recht» (XIII); Hesse, Die Rechtsverhältnisse zwischen Grundstücksnachbarn" (Иена, 1880); «Motive zu dem Entwurfe eines bürg. Gesetzbuches für das deutsche Reich» (III); B. Matthias, «Lehrbuch d. bürgerl. Rechts» (II, Бер., 1899, где новая журнальная литература); Baudry-Lacontinerie, «Précis de droit civil» (I. §§ 1466 след., Пар., 1894); Анненков, «Система русск. гражд. права» (II, 344 след.); Победоносцев, «Курс гражд. права» (I); Васьковский, «Учебник гражд. права» (II, § 14, СПб. 1896); Курдиновский, «К учению о легальных ограничениях права собственности на недвижимость в России» (Одесса, 1899) и рецензия на нее г. Васьковского (в «Вестн. Права», 1900, № 2).

В. Нечаев.