ЭСБЕ/Социология

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Социология
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: София — Статика. Источник: т. XXXI (1900): София — Статика, с. 77—83 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Социология. Возникновение С. и главные её направления. — Слово С. и самое понятие, им обозначаемое, т. е. понятие положительной науки о законах, управляющих общественными явлениями, обязаны своим происхождением родоначальнику позитивизма Огюсту Конту (см.). В своем «Курсе положительной философии» (1831—1842) Конт разделил всю область человеческого знания на науки абстрактные и науки конкретные, поставив задачей первых исследование законов, управляющих явлениями разных категорий, задачей вторых — применение этих законов к изучению предметов, данных в действительности. Абстрактные науки Конт расположил в известном иерархическом порядке убывающих общности и простоты или, что то же, возрастающих спецификации и сложности, причем каждая последующая наука опирается на предыдущую. В этом ряду наук С. получила последнее место, как наука, завершающая всю область человеческого знания. По теории Конта, чем предмет науки обще и проще, тем раньше она освобождается от теологических и метафизических представлений и достигает положительной стадии развития, и в данном случае С., как наука, занимающаяся явлениями, наиболее сложными и частными, должна была позже вступить в позитивный фазис. Далее, все предметы, существующие в мире, Конт разделял на мертвые тела и тела организованные, откуда и «физика» в широком смысле знания о действительности делилась у него на физику неорганическую и органическую: С. должна была быть лишь отделом органической физики, или, как выражался сам Конт, «социальной физикой». Это последнее название даже служило ему первоначально для обозначения положительной науки об обществе. Такова была первоначальная мысль о С., которую Конт, наконец, разделил на социальную статику и социальную динамику, изучающие — одна законы сосуществования общественных явлений, другая — законы их последовательности. Целую половину своего «Курса» (тт. IV—VI) Конт посвятил С., являющейся первой попыткой дать общую теорию строения и развития общественности, основанную на идее закономерности общественных явлений. Мысль Конта оказалась весьма плодотворной. Хотя, конечно, ему и не удалось создать С., но он по справедливости может считаться ее основателем. Во-первых, его «социальная физика» вовсе не являлась простым воспроизведением одной из старых социальных наук, изучавших лишь ту или другую сторону общественной жизни (государство, право, народное хозяйство), так как предметом С. были объявлены общественные явления вообще и тот «consensus», который существует между общественными явлениями разных категорий. Во-вторых, Конт поставил С. задачи чистой науки, т. е. науки, стремящейся лишь к теоретическому знанию, тогда как прежде теоретические и практические задачи социальных наук не были достаточно разграничены, что весьма дурно отзывалось на решении тех и других. В третьих, включив С. в число наук абстрактных, занимающихся отыскиванием законов явлений, Конт вместе с тем впервые дал точное определение законам в научном смысле слова, чем устранил недоразумения, вытекавшие из применения к изучению общества понятия о законе в смыслах рационалистическом («естественное право»), моральном или юридическом. При этом он внес в науку об обществе и идею закономерной эволюции (см.), чем сразу поставил С. на эволюционную точку зрения. Указав науке на новый предмет — «общественные явления» и на новую задачу — открытие «законов, ими управляющих», он позаботился и о том, чтобы новая наука обладала и новыми средствами для достижения своей новой цели, первый заговорив и о том научном методе, которым С. должна открывать свои истины. Он хотел, именно, чтобы наука об обществе училась методу у старших наук, определенно вместе с тем заявляя, что дело не должно сводиться к простому заимствованию. Сопоставляя С. с естествознанием, Конт требовал, чтобы первая пользовалась лишь ей одной присущими приемами. Между прочим, он выдвинул значение сравнительно-исторического метода, которому впоследствии, действительно, пришлось играть важную роль в С. Своими ближайшими предшественниками в основании С. Конт называл Монтескье и Кондорсе, но в общем его С. была скорее порождением реакции против рационалистического метода XVIII в. Французская революция казалась людям начала XIX в. грандиозной, но неудачной попыткой применения к жизни идей «философии» XVIII в., и если разочарование в этих идеях толкнуло одних на путь возвращения к средневековому миросозерцанию, то другие, наоборот, стали искать новых путей и для человеческой жизни, и для человеческой мысли. Главная причина неудачи применения идей XVIII в. состояла, по их мнению, в том, что они были результатом «воображения», а не «наблюдения»: чтобы успешно действовать, нужно знать естественные законы, управляющие тем, на что желаешь действовать, наука же, давая нам знание законов, вместе с тем позволяет нам не только предвидеть события, но и вызывать их, комбинируя известным образом их действие. Хотя Конт и отделил С., как науку чистую, от политики в смысле науки прикладной, но он не только не думал, что С. должна существовать для одного удовлетворения нашей любознательности, но даже прямо утверждал, что без верной научной теории не может быть успешной жизненной практики. Таким образом С. у него приобретала значение не одного завершения человеческих знаний, но и самого надежного орудия в деле общественного развития. Еще в 1822 г. Конт высказался определенно в «Проспекте научных трудов, необходимых для организации общества». В это время у будущего основателя С. было тесное общение с Сен-Симоном, который было тоже мечтал создать новую науку о человеке (см. Сен-Симон). В настоящее время С. самого Конта имеет лишь историческое значение, но вызванное им движение разрослось и термин С. получил право гражданства в науке. Сообразно с основной мыслью Конта, социологию можно определить, как положительную теоретическую науку об общих законах общественного строения и развития. В таком понимании С. не может быть отожествляема со специальными общественными науками (например, с государствоведением или политической экономией) или рассматриваться как нечто собирательное, т. е. как простая совокупность всех общественных наук. Еще менее можно придавать С. значение специальной науки об общественном быте первобытного человека и современных дикарей, как это иногда делается. Наконец, лишь по недоразумению, отожествляют иногда С. с историей: С. есть наука об общих законах, история занимается явлениями лишь данного места и времени. Равным образом С. и философия истории тоже не могут быть отожествляемы, так как философия истории обыкновенно была лишь обозрением действительной истории же с некоторой философской высоты, а не исследованием законов, которые всегда и везде проявляются, раз даны известные отношения. Другими словами, задача философии истории синтетическая, задача социологии — аналитическая (см. Философия истории).

Идея Конта о С. оказала влияние уже на Милля и Спенсера. Первый из них в своей «Системе логики» (1842) подверг исследованию вопрос о научных методах в деле исследования общественных явлений, положив тем самым начало особой социологической методологии. Конт, наоборот, думал, что вопрос о методе неотделим от вопроса о доктрине). Спенсер, выступивший позднее, старался защитить свою самобытность от подозрений в заимствованиях у Конта, хотя на самом деле и на нем сказывалось влияние Конта. Но настоящей эпохой развития С. сделалась только вторая половина XIX века, преимущественно с шестидесятых годов. В настоящее время можно даже говорить о нескольких отдельных направлениях С. Конт относил общество к числу «организованных тел», и в своем иерархическом ряду наук ставил С. непосредственно за биологией. Этот взгляд в связи с прежними аналогиями, проводившимися между обществом и организмом, дал начало органической теории общества (см.), представителями которого являются Спенсер, Лилиенфельд, Шеффле, Вормс, Дюркгейм и др., а критиками Н. К. Михайловский, Фулье, Лестер Уорд (Ward) и др. Другое направление представляет собой дарвинизм в С. (см.), обозначая этим именем многочисленные попытки объяснения общественного развития из одних факторов борьбы за существование, естественного подбора и т. п. Наиболее резкими выразителями таких взглядов были Клеманс Ройе, Гелльвальд, Бэджгот и др., в последнее же время в основу своей несколько более сложной теории положил те же принципы Кидд («Social evolution», Лондон, 1895; есть и русский перевод). К дарвинизму же примыкает более плодотворное изучение социальной жизни животных. И органическая теория общества, и социологический дарвинизм являются попытками объяснения общества из биологических основ. Но уже Милль и Спенсер, критикуя иерархию наук Конта, обратили внимание на то, что С. должна опираться непосредственно не на биологию, а на психологию, за которой Конт ошибочно не признавал значения науки. Эта мысль нашла свое осуществление в особом направлении С., которое придает большое значение именно психическим факторам. В XIX в. независимо от С. возникла даже особая наука социальной или коллективной психологии, исследующей явления и продукты психического взаимодействия людей. Еще Гербарт (см.) высказал мысль, что психология не может считаться полной, пока она имеет дело лишь с человеком, взятым особняком. Эту мысль усвоили гербартианцы Лацарус (см.) и Штейнталь (см.), которые задумали создать новую науку под названием психологии народов (Völkerpsychologie). Для разработки этой науки, — не оправдавшей, впрочем, надежд её основателей, — в 1860 г. начал издаваться особый орган: «Zeitschrift für Völkerpsychologie und Sprachwissenschaft». Еще один гербартианец, Линднер, тоже мечтал об особой психологии общества, которая, однако, не дала никаких серьезных выводов («Ideen zur Psychologie der Gesellschaft»). Независимо от этого, к вопросам коллективной психологии приводили многие явления, особенно заинтересовавшие криминалистов и психиатров (понятия о соучастии и подстрекательстве, о преступной толпе, о коллективном помешательстве и психических эпидемиях). Это — явления внушения и подражания, вообще явления психического взаимодействия людей. Социологи не могли не обратить внимания на чисто общественную сторону подобных явлений, и честь первого их обобщения для социологических целей принадлежит Н. К. Михайловскому (см.). После него в той же области выступил социолог Тард (см.), сделавший даже попытку свести все общественные явления к подражанию. Большое значение психическому элементу в общественной жизни приписывают и новейшие американские социологи (Лестер Уорд, Гиддингс и др.). Наконец, особое направление С. представляет собой экономический материализм (см.), главная мысль которого сводится к тому, что основой всех социальных явлений является экономическая жизнь и что по отношению к этой основе все формы культурной и политической жизни суть лишь простые надстройки. Родоначальниками экономического материализма были Маркс (см.) и Энгельс. Хотя эта мысль была высказана еще в середине XIX века, но получила она распространение лишь на исходе столетия. Между четырьмя указанными направлениями С. (органическим, дарвинистическим, психологическим и материалистическо-экономическим) не только возникала полемика, но происходило и взаимодействие, приводившее к социологическому синтезу идей Конта, Спенсера, Дарвина и Маркса в попытках широкого обобщения новейшей социологической мысли. С особенной силой проявилось это стремление в русской литературе по С. около семидесятых годов, в которой главными работниками выступили тогда Лавров (см.), Михайловский и Южаков (см.). Названные направления исходят из той или другой общей идеи о том, что именно лежит в основе общества (органическая эволюция, животная борьба за существование, психическое взаимодействие, экономические отношения), но независимо от этого есть ещё обширная литература по С., которая, не задаваясь таким вопросом, изучает генезис и эволюцию общества и форм общественной жизни (семьи и брака, государства и власти, собственности и промышленности и т. п.), на основании исторического, археологического и этнографического материала при помощи сравнительного или сравнительно-исторического метода (см.). Особую отрасль социологической литературы составляет методология социальных наук, в которой до сих пор ведутся большие споры. Между прочим, в русской литературе не раз возгоралась сильная полемика по вопросу об объективизме и субъективизме (см.) в С.

Возникновение С., как особой науки, оказало громадное влияние на многие другие науки, как-то: на историю (начиная с Бокля), государствоведение, правоведение, политическую экономию и статистику. Нельзя не отметить и того, что С. представляет собой общую почву для взаимного сближения разных общественных наук. Сама социологическая литература в настоящее время очень обширна. Существуют уже и научные журналы, специально посвященные С. («Revue internationale de S.» с 1893 г., «Rivista di S.», «American Journal of S.» с 1895 г., «Zeitschrift für Socialwissenschaft» с 1897 г. и др., кроме специального ежегодника, изд. Дюркгеймом). Равным образом основываются социологические общества (первое парижское относится еще к 1872 г., но оно скоро закрылось), из которых более известен международный социологический институт (основанный в 1893 г.), собирающий международные конгрессы и издающий свои анналы. Наконец, С. делается за последнее время предметом академического преподавания. Все чаще и чаще читаются социологические курсы, основываются специальные кафедры С. (между прочим, в College de France) и даже учреждаются своего рода социологические школы. О преподавании С. существует даже своя особая, хотя и не особенно большая литература. Этот рост С. заставил уже приняться за историю и систематическое изложение социологических учений.

См. Barth, «Die Philosophie der Geschichte als S.» (1897; есть русский перевод); «Bibliographia sociologica, publiée par l’office bibliograph. de Bruxelles»; Fouillée, «La science sociale contemporaine» (1880; есть русский перевод); Rappoport, «Zur Characteristik der Methode und Hauptrichtungen der Philosophie der Geschichte» (1896; есть русский перевод); Ludwig Stein, «Die soc. Frage im Lichte der Philosophie» (1897; есть русский перевод); Р. Ю. Виппер, «Общественные учения и исторические теории XVIII и XIX вв.» (1900); Н. Кареев, «Основные вопросы философии истории» (1883); его же, «Старые и новые этюды об экономическом материализме» (1896); его же, «Введение в изучение С.» (1897). Множество такого же материала появилось в виде статей в разных журналах и сборниках (см. указатель социологической литературы во «Введении в изучение С.»). Наконец, в частности о Конте существует тоже обширная литература (см. это имя), а специально о его С. см. Fr. Alengry, «Essai historique et critique sur la sociologie chez A. Comte», 1900); Gruber, Lietz, «Die probleme im Begriff d. Gesellschaft bei Comte» (1866); Wäntig, «A. Comte und seine Bedeutung für die Entwickelung der Socialwissenchaft» (1894); В. И. Герье, «О. Конт и его значение в исторической науке» (в «Вопросах философии и психологии» за 1898 г.); Н. Кареев, «О. Конт, как основатель С.» (в «Сборнике в память Белинского», 1899); Писарев, «Исторические идеи О. Конта»; Смоликовский, «Учение О. Конта об обществе» (1884); «Изложение начал политической философии и О. Конта» (1886) и др.

Главные представители C. После смерти Конта, последователи позитивизма распались на две школы (см.), из которых только одна могла продолжать научную традицию основателя С. Но ни Литтре (см.), ни Вырубов (см.), ставшие во главе научного позитивизма и начавшие издавать журнал «La Philosophie positive» (1867—83), не занимались социальными науками, и их журнал за 16 лет своего существования не оказал никакого влияния на дальнейшее развитие С. В течение довольно продолжительного времени во Франции даже совсем не появлялось ничего важного в области С., зато Англия еще в середине XIX в. выдвинула замечательного социолога в лице Герберта Спенсера. Первый его социологический трактат, «Социальная статика», вышел в 1850 г., а десять лет спустя он предпринял свою энциклопедическую «Систему синтетической философии», часть которой должна была составить С. В «Классификации наук» и «Причинах разногласия с Контом» (1864) сам Спенсер определил, что в его учении общего с учением Конта или прямо у него заимствовано (понятия С., consensus’a общественных явлений, социального организма и т. п.). В 1876 г. появилась книжка Спенсера «Изучение С.», в которой устанавливаются взгляды автора на вопрос об условиях научности молодой науки. Самые «Основания С.» (1876—96) появлялись позднее отдельными частями. Спенсер — самый видный представитель органического направления; он проводит аналогию между обществом и организмом и в смысле их строения, и в смысле их развития. Ранее других выступил с подробной критикой этой аналогии Н. К. Михайловский, а позднее (в начале 80-х годов) американский социолог Уорд в своей «Динамической С.». Впрочем, у самого Спенсера критики могли бы найти взгляды, которые противоречат его же собственным основным положениям. С превращением общества в организм не вяжется прежде всего то психологическое объяснение социального механизма из чувств и настроений (Конт объяснял из мнений), которое составляет видную сторону учения Спенсера. Индивидуалистический характер всего общественного миросозерцания Спенсера тоже не гармонирует с его превращением общества в организм. С целью объяснения генезиса учреждений, Спенсер обращается к изучению первобытных верований — область, в которой он встретился с Тэйлором (см.), так что возник даже спор о приоритете. В эволюции учреждений С. даже гораздо более представитель сравнительного изучения исторического и этнографического материала, чем органической школы. Таким образом Спенсер сильно соприкасается с направлениями психологическим и сравнительно-историческим. Дарвинизм тоже оказал на Спенсера весьма сильное влияние, но он остался чужд тем скороспелым социологическим обобщениям в духе новой биологической теории (подробнее см. Спенсер). Еще большему, нежели Спенсер, влиянию Конта, подвергся Бокль (см.), который, однако, был более историком, чем социологом. Раньше, чем на Западе, с конца шестидесятых годов, социологические идеи Конта, Спенсера, Бокля и дарвинистов сделались предметом тщательного изучения и критики в работах русских социологов, Лаврова, Михайловского, Южакова, высказавших немало мыслей, которые только впоследствии были повторены в других литературах (особенное сходство замечается в позднейшей американской литературе по С.). Особенность русских социологов та, что в общий синтез они включили и идеи Маркса, но не в смысле одностороннего экономического материализма, который лишь в девяностых годах вступил у нас в борьбу с установившимися основами социологического синтеза. Во Франции интерес к С. возродился только в восьмидесятых годах, когда стали появляться работы, так или иначе примыкавшие к основной идее Конта, но чуждые того догматического к ней отношения, которое характеризовало школу Литтре-Вырубова. Одним из первых выступил плодовитый Фулье (см.), который в «La science sociale contemporaine» (1880) предложил сочетать идеи общественного договора и общественного организма в понятии «договорного организма». Важно также его сочинение «Le mouvement positiviste et la conception sociologique du monde». Фулье преимущественно психолог С. (ср. его «идеи силы» в двух сочинениях об этом предмете). Несколько позднее начал ряд своих социологических работ Тард (см.), который в «Les lois de l’imitation» стремился дать С. психологическое обоснование, исходя из той идеи, что основным фактором С. является подражание, которое есть лишь особая форма повторения, царящего во всей природе (волнообразное колебание в физике и наследственность в биологии). В девяностых годах во Франции началось настоящее движение в пользу органической школы в трудах Дюркгейма («De la division du travail social», 1893) и Вормса («Organisme et société», 1896). Это же было временем и общей организации социологических работ (журналы, общества, кафедры). Одновременно с Францией приняла участие в социологическом движении и Америка (Соединенные Штаты), где тоже издаются социологические журналы и организуется преподавание С. Первым крупным трудом американской школы является «Dynamic S. or applied social science» (1883) Лестера Уорда (см. Вард), становящегося на точку зрения антропотелеологизма, т. е. зависимости социальной эволюции от постановки людьми целей, к осуществлению которых они стремятся (ср. «Роль личности в истории» русских социологов). Другое сочинение Уорда — «The physic factors of civilization» (1893). Кроме Уорда среди американцев выдвинулся Гиддингс, автор «Principles of S.» (1896), который защищает идею двойственности сторон социальной эволюции — объективной и субъективной (ср. Русский социологический субъективизм). Все перечисленные социологи в большей или меньшей степени примыкают к Конту. Гораздо слабее было влияние Конта в Германии, где с ним стали знакомиться сравнительно поздно и где даже слово С. не получило такого распространения, как в других странах; это название немцы охотнее заменяют другим — «Socialwissenschaft». Тем не менее еще в семидесятых годах на немецком языке появилось два больших социологических труда: «Gedanken über Socialwissenschaft der Zukunft» (1873 и сл.) Лилиенфельда (см.), и «Bau und Leben des socialen Körpers» (1875 и сл.) Шеффле. Первый том первого из этих сочинений вышел в свет и на русском языке под инициалами П. Л., что дало некоторым повод приписать его Лаврову — доказательство того, что на труде сильно сказалось влияние позитивной социологии. И Лилиенфельд, и Шеффле — представители органического взгляда на общество, что, однако, не мешает им включать в свои соображения и психические факторы, вроде сознательного «Reformtrieb’a», о котором говорит Шеффле. В восьмидесятых годах наиболее важное значение получили в немецкой социологической литературе работы Гумпловича (см.), доказывавшего, что элементами общественного организма являются целые этнические и социальные группы и что государство есть организация господства меньшинства над большинством. Его сочинения: «Grundriss der S.» (1885), «Die Sociologische Staatsidee» (1892), «S. und Politik» (1892). В девяностых годах среди немецких социологов выдвинулся Зиммель (его труды: «Ueber sociale Differenzirung», 1890; «Die probleme der Geschichtsphilosophie», 1892 и др.). Новейший фазис развития С. повсеместно характеризуется появлением в ней экономического материализма, который является теорией научного социализма Маркса-Энгельса. Взаимные отношения С. и социализма довольно сложные. Оба они имеют общие корни в сенсимонизме (см.), да и сам Конт создал теорию общественной реформы, имеющую социалистический характер. Но отношение других социологов к социализму весьма различно. Спенсер — представитель крайнего индивидуализма, тогда как Лавров делал практические выводы из своей С. в чисто социалистическом духе (подробности см. в сочинениях: Beudant, «Le droit individuel et l’état»; Henry Michel, «L’idée de l’état»; Enrico Ferri, «Socialismo e scienza positiva»; Richard, «Le socialisme et la science sociale»; Schmidt-Warneck, «Social, socialistisch, sociologisch»; Siciliani, «Socialismo, darvinismo e sociologia moderna». Многочисленные статьи о взаимных отношениях дарвинизма и социализма отмечены в нашем «Указателе социологической литературы», 1897). В частности, влияние идей Маркса на С., примыкающую к Конту, сказалось лишь на трудах русских социологов. С. в духе чистого экономического материализма стала создаваться лишь в самое последнее время, причем философское свое обоснование она заимствовала не в позитивизме, а в гегельянстве или новокантианстве. Одним из первых общих трудов, в которых проводится идея о чисто экономической основе всех общественных явлений, была книга Лориа (см.) «La teoria economica della costituzione politica», переработанная вскоре по-французски: «Les bases economiques de la constitution sociale» (1893). Лориа не разделяет ни экономических, ни философских идей Маркса, но примыкает к основной идее экономического материализма. Все остальные произведения, написанные в этом направлении, имеют марксистский характер (см. Экономический материализм).

Кроме названных представителей С., труды которых более на виду, следует отметить англичан Беджгота (см.) и Кидда («Social evolution», 1895), американцев Баскома («Sociology», 1887), Mayo-Smith’a, Паттена, Смолла (Small) и др., бельгийцев Греефа («Introduction à la sociologie», 1886 и др.) и ван-дер-Реста («La sociologie», 1888), итальянцев Ферри («La sociologie criminelle», 1893 и др.), Фрагапане, Майорана («I primi principi di S.», 1891 и др.), Нитти, Сичилиани, Вадала-Папале и т. д., немцев Даргуна («Sociologische Studien», 1895 и др.), Шмидта-Варнека («Die S. im Umriss ihrer Grundprincipien»), Штаммлера (см. Экономический материализм), Штейна («Die soc. Frage im Lichte der Philosophie», 1897), Тённиса («Gemeinschaft und Gesellschaft», 1887), французов Бернеса, Эспинаса («Les sociétés animales», 1882), Изуле («La cité moderne», 1894), Лакомба («Histoire considérée comme science», 1895), Лапужа, Лебона, Летурно (см. ниже), чехов Масарика («Философские и социологические основы марксизма») и Зибрта и др. По-русски, кроме указанных выше, писали по С. Богданов («основные элементы исторического взгляда», 1899), Бельтов, Виппер (см. выше), Глинка, Де-Роберти (писал много и по-французски), Каблиц (Юзов), Кареев, М. Ковалевский, Коркунов, Львов («Социальный закон»), Милюков, Муромцев, Николаев, Оболенский, Смоликовский (см. выше), Стронин, Чичерин и др.; очень многое из иностранной С. переведено по-русски (есть еще русский социолог Я. Новиков, пишущий по-французски).

Общие результаты С. Хотя С. и не может еще считаться наукой вполне сложившейся, тем не менее некоторые ее положения уже можно признавать более или менее общепринятыми. Такова идея закономерности общественных явлений. У громадного большинства социологов на первом плане стоят законы не сосуществования, а последовательности явлений (т. е. не статические, а динамические, по терминологии Конта). Сами эти законы разделяются на причинные и эволюционные. Законы первой категории по формуле: «если дано то-то, то должно произойти то-то» могут быть находимы лишь путем изолированного изучения явлений, как это и делается, например, в политической экономии (образец — закон спроса и предложения), но С., изучающая consensus и развитие общественных явлений, имеет дело главным образом с законами эволюционными (см. Эволюция). Основная точка зрения С. та, что общественная эволюция совершается закономерно, т. е. что общество в этом развитии проходит известные необходимые ступени быта или что отдельные стороны общественного быта развиваются в определенном порядке. Самый характер социальной эволюции понимается, однако, неодинаково. Конт пустил в ход идею саморазвития в смысле процесса, совершающегося в силу внутренней необходимости: это — его évolution spontanée. На той же точке зрения стоит Спенсер (с органической школой), равно как и экономический материализм, признающий диалектический характер исторической эволюции. Напротив, социологи, придающие большое значение психическому фактору, стоят за то, что в историческом процессе оказывают действие и личные усилия людей. Это — одно из коренных разногласий С., которое может быть устранено лишь за ее пределами. Сторонники строгой органичности или стихийности социальной эволюции думают, что признание значения личных усилий противоречит идее закономерности, тогда как защитники «роли личности» (= «антропотелеологизм» Уорда) указывают, что противная им точка зрения должна логически приводить к фаталистическому квиетизму. Открытие законов социальной эволюции важно не только потому, что дает возможность предвидеть или предсказывать события, но также и вызывать их или на них воздействовать. Отсюда споры о взаимных отношениях индивидуальности и общественности, как факторов процесса. Но все научные социологи одинаково стоят на точке зрения детерминизма (отрицание так называемой свободы воли, см.) и одинаково признают, что личность, во всех своих проявлениях, обусловлена общественной средой. Разница лишь та, что одни видят в личности всецело продукт среды, т. е. лишь орган социальной группы (Гумплович) или социального класса (многие марксисты), тогда как другие признают существование взаимодействия между личностью и средой. В связи с этим находится и различное понимание исторического прогресса (см.), как простого результата органической эволюции или как результата человеческих усилий (обо всех этих разногласиях см. главы XI—XIII и XV «Введения в изучение С.» Н. Кареева). Что касается до способа открытия законов социальной эволюции, то в этом отношении особенно больших разногласий не существует. Даже Спенсер, который в своей теории широко пользуется аналогией для открытия законов социальной эволюции путем изучения эволюции органической, в сущности, строит свои формулы эволюции учреждений (домашних, обрядовых, политических, церковных, промышленных и профессиональных) на основах фактических данных истории и этнографии. Уже Конт указал на важное значение сравнительного метода (см.), а во второй половине XIX в. выросла целая сравнительно-историческая и сравнительно-этнографическая С. В данном случае С. шла по стопам других сравнительных изучений, каковы сравнительная грамматика (см.), сравнительная мифология (см.) и т. п. Отдельные направления сравнительной С. возникли вне влияния Конта, как это можно видеть на примерах сравнительной юриспруденции Поста (см.) или сравнительной политики Фримана (см.). На признании сравнительного метода сходятся социологи разных направлений, а Летурно (см.) даже всю С. сводит к сравнительному изучению этнографических и исторических данных культурно-социального содержания (эволюция брака и семьи, эволюция собственности, эволюция государства, эволюция права и т. п.). Сущность приема заключается в сравнении однородных явлений у разных народов и на разных ступенях быта для объяснения их генезиса и трансформации. Особенно важные результаты дало сравнительно-историческое изучение для установления наших понятий о первобытной культуре (см.). Вопрос о первобытных общественных отношениях приводит к исследованию генезиса брака (см.) и семьи (см.), рода (см. Теория родового быта) и государства, права (см.) и собственности (см.). В этой области работало и работает множество ученых, создающих богатый и разнообразный материал для социологических построений. Наиболее важные деятели: Бахофен, Вестермарк, Гирн (Hearne), Даргун, Гроссе, Гильденбранд, Жиро-Телон, Каутский, Лавеле, Летурно, Липперт, Лёббок, Мак-Леннан, Морган, Мэн, Посада, Спенсер, Старке, Феликс, Фриман, Фюстель-де-Куланж, Штейнмец, Энгельс и др., а из русских Зибер, Лавров и М. Ковалевский (список их сочинений см. в «Указателе социологической литературы»). Хотя в этой области «начал» социальной жизни человека весьма многое в высшей степени гипотетично и составляет предмет споров, однако, и здесь есть несколько общих положений, разделяемых большинством социологов. Прежде всего это — идея постепенного выделения человека из животного царства с признанием исконной стадности человека, этой первоначальной основы всей дальнейшей социальной эволюции. В последнем смысле новейшая С. может быть названа вообще дарвинистической. Ставя вопрос на такую почву, некоторые социологи обратили особое внимание на социальную жизнь животных (см. С. жизнь животных), в особенности позвоночных и в частности обезьян. Одним из первых, давших вопросу об общественной жизни животных социологическую постановку, был Лавров — в своих работах «До человека», «Цивилизация и дикие племена» и «Истории мысли». Труды Эспинаса («Sociétés animales») и др. — более поздние. Дальнейшая социологическая теория первобытного общества состоит в признании стадообразных орд, как общественного состояния, являющегося исходным пунктом развития разных форм общежития. Идея изначальности моногамической семьи и разрастания ее в род в настоящее время оставлена (см. Семья и род): не род вырос из семьи, а семья была продуктом разложения рода, который сам явился лишь результатом эволюции орды. Равным образом и индивидуальная собственность является лишь позднейшей формой, которой предшествует собственность коллективная. Наконец, и государство с этой точки зрения является лишь продуктом довольно длинной и сложной эволюции более элементарных форм политического общения. Но социальное учение о генезисе и эволюции форм общения между людьми только начинает вырабатываться. На этой почве, однако, встречаются представители разных теоретических направлений С. Каждое из них, конечно, старается приспособить данные сравнительного изучения к своей основной идее. Так, Спенсер старается уловить действие в этой эволюции — закона органического развития (интеграция целого сопровождается дифференциацией частей), а Энгельс истолковывает теорию Моргана о первобытном обществе в духе экономического материализма и т. п. Но факты у всех одни, метод исследования общий, и положения, получаемые из обработки этих фактов одним и тем же методом, мало-помалу делаются общим достоянием науки.

Н. Кареев.