ЭСБЕ/Станислав-Август

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Станислав-Август
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: София — Статика. Источник: т. XXXI (1900): София — Статика, с. 420—421 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСГ


Станислав-Август (Понятовский) — последний польский король, сын Станислава Понятовского, мазовецкого воеводы, и Констанции Чарторыской. Род. в 1732 г.; образование получил поверхностное, убившее в нем всякую энергию и способность к сильной привязанности. Великая драма, разыгравшаяся в Польше во время его царствования, не произвела на него никакого впечатления; он оставался совершенно равнодушным, видя, как гибло польское государство. На государственное поприще он выступил в 1752 г. Его речь на сейме, красивая и остроумная, имела большой успех. В 1753 г. он уехал в Париж, где отдался веселой, распущенной жизни французского высшего общества тогдашнего времени. Отправленный чрезвычайным послом в Петербург, он заручился связями, доставившими ему в скором времени польский престол. В это время в Польше лучшие люди стали настоятельно указывать на тяжелое положение государства и требовать реформ (см. Польша). Образовались две партии: одна — Потоцких, добивавшаяся реформ без содействия России, другая — Чарторыских, рассчитывавшая на это содействие. Чарторыские, при помощи России, взяли верх и после смерти Августа III посадили на престол С. Понятовского, избранного королем на сейме 7-го сентября 1764 г. Первые годы царствования С. Понятовского прошли спокойно: все радовались, что на престоле сидит не иностранец, а природный «Пяст». Радушное обращение нового короля, его заботы о просвещении, веселье, которое он внес в придворную жизнь, заслоняли собой темные черты его характера: все с восторгом говорили о его «четвергах», где собирался весь цвет польского художественного, литературного и ученого мира. Создалось мнение, что с воцарения С.-А. начался в Польше золотой век возрождения наук и искусств. Эти надежды омрачились крайним развратом, которому предавались король и его двор. Жены первых сановников в королевстве домогались чести обратить на себя внимание С.-А.; сделаться королевской метрессой считалось высшим счастьем. Между тем реформы, задуманные Чарторыскими, оказалось невозможным провести, вследствие вмешательства русского посланника Репнина. Репнину удалось поднять против короля часть шляхты, которая, опираясь на 30-тысячную русскую армию, противилась всяким нововведениям. Король убоялся действовать против желаний России и согласился на требования Репнина. Это вызвало полное охлаждение к королю, перешедшее вскоре в ненависть. Наиболее энергичные противники С.-А. (Красинские и Пулавские) образовали в Баре (см.) конфедерацию против короля и России. 4 года тянулась конфедерация, но не спасла Польши. Поляки действовали не единодушно и терпели постоянно поражения. С.-А. не решался вступить в открытую борьбу с конфедерацией, а действовал тайными подкупами. За Барской конфедерацией последовал (1772 г.) первый раздел Польши. С.-А. отнесся к этому апатично: у него не хватало мужества решительно стать на сторону партии патриотов и вступить в открытую борьбу с соседними государствами. Когда началась кампания 1792 г. против России, С.-А. присоединился к ее сторонникам, дал клятву соблюдать конституцию 3-го мая 1791 г., выработанную на «четырехлетнем» сейме (см.), но, после неудачного исхода кампании, отказался от клятвы и присоединился к Тарговицкой конфедерации (см.). Восстание 1794 г., предшествовавшее третьему разделу Польши, повергло короля в большой страх. Легкомысленный, мечтавший о том, чтобы соседние государства оставили ему кусок земли величиной хоть в треугольную шляпу, на котором он мог бы прожить до конца дней своих, С.-А. дрожал за свою жизнь, боялся, чтобы его не постигла участь Людовика XVI, и только уверенность в рыцарском характере Костюшко давала ему надежду на благоприятный исход. Тем не менее брат короля, последний примас Речи Посполитой, Михаил Понятовский (см.), вступил, во время осады Варшавы пруссаками, в переписку с прусским королем, которому указывал слабые места города и давал советы, как легче взять его. Переписка была открыта: Михаил Понятовский умер в тюрьме от яда, который принес ему С.-А. После 3-го раздела С.-А. удалился, по требованию России, в Гродно, где 25-го ноября 1795 г. отрекся от престола. После отречения С.-А. жил в полной роскоши в Петербурге, где и умер 12 февраля 1798 г. После смерти С.-А. остались громадные долги. К концу своего правления он потерял всякий кредит: банкиры и ростовщики соглашались давать ему деньги лишь под условием, чтобы на векселе стояла подпись его камердинера, богатого и расчетливого человека: Ryx (так звали камердинера) внушал более доверия, чем Rex.

Литература. Lelewel, «Panowanie S.-Augusta» (1857); Schmitt, «Dzeje Polski XVIII u XIX w.» и «Panowanie S.-Augusta» (1880); Kalinka, «Ostatnie lata panowania S.-Augusta» (1868); Korzon, «Wewnęt. dzieje Polski za S.-Augusta» (1897); Kalinka, «Sejm Czteroletni» (1881—86) и «Trzeci Maj» (1887); Соловьев, «История падения Польши» (1853); Костомаров, «Последние годы Речи Посполитой» (1870); Иловайский, «Гродненский сейм 1793 г.» (1870); Кареев, «Польские реформы XVIII в.». Важнейшие из материалов: Gumplowicz, «Korrespondencja z Bronickim» (1872); Plon, «K—ja z P. Georffrin» (1875); «Pamiętniki S.-Augusta w. przekladzie Bronislawa Zaleskiego» (1870) и т. д. Более подробную библиографию см. в кн. Кареева, «Падение Польши» (1890).

Г. Лучинский.