ЭСБЕ/Стипуляция

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Стипуляция
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Статика — Судоустройство. Источник: т. XXXIa (1901): Статика — Судоустройство, с. 655—656 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Стипуляция — римский формальный договор (см. Контракт), сделавшийся в период полного развития римской юридической жизни общей формой, в которую возможно было вложить всякое содержание, но сначала бывший, по всей вероятности, индивидуализированной сделкой, стоявшей рядом с формами nexum и mancipatio. Происхождение С. из sponsio (на что указывает древнеримская форма его заключения, доступная только римлянам, а не перегринам: centum dare, spondes ne? spondeo — вопрос и ответ, следовавшие непосредственно один после другого без промежутка), древнейшей формы договора, заставляет думать, что С. на первых порах была мировой сделкой, имевшей место при деликтах. Это подтверждается аналогией с древнегерманской fides facta, заключавшейся посредством бросания на землю или ломания символа копья — соломины или палки (festuca); при С. употреблялась stipula, соломина. В связи с этим происхождением стоит и особая форма судебной защиты договора. Иск из С. носил название condictio и шел на определенное количество денег (certa pecunia) или известное количество пшеницы (condictio triticaria). Позднее в форму С. стали облекаться всевозможные сделки, особенно с тех пор, когда стали включать в состав С. разные оговорки. Этому соответствовали изменения, внесенные leges Silia et Calpurnia. Затем образуется и общий иск, actio ex stipulatu, направленный к совершению определенных или неопределенных действий. При отсутствии или слабом развитии письменности форма договора, в которой содержание последнего точно концентрировалось в вопросе и ответе и благодаря этому хорошо запечатлевалось в памяти присутствовавших сторон и особенно свидетелей, имела огромное значение. Отсюда широкое распространение С. Произнесенные слова обязывали самым фактом их произнесения; при взыскании долга по С. не нужно было уже доказывать основания долга. Претор заставляет тяжущихся давать стипуляционные обещания, когда желает обеспечить определенный образ действий одной из сторон по отношению к противнику. Граждане облекают в форму С. пари, который они держат с целью придать силу соглашению, не предусмотренному законами (так наз. Sponsiones et restipulationes). Постепенно расширяется форма С. Рядом с древнеримскими: spondes ne? spondeo юридическая сила приписывается также и другим вопросам и ответам (promittis? promitto, т. е. manum — рукобитье; dabis ne? dabo; facies? faciam и т. д.). С развитием письменности о происходивших С. часто составляются письменные протоколы (так наз. cautiones). В III столетии города признается уже, что при письменном изложении С. в форме одного ответа и вся сделка получила силу С. В V столетии С. окончательно становится письменною сделкою; устный церемониал отпадает, обязательство установляется в свободной форме. Торжественная форма С. и присутствие свидетелей в значительной мере служили ручательством в том, что данное в С. обещание должника имеет определенное основание. При простом письменном изложении договора с участием только контрагентов было больше простора для злоупотреблений; отсюда стремление юристов ограничить формальную силу письменной cautio. Cautio indiscreta, т. е. обязательство уплаты без указания оснований, не имело безусловной силы; должник мог защищаться путем exceptio doti против уплаты безденежного (indebitum) или порочного по своему происхождению (ob turpem causam) долга; при Юстиниане введена была и особая эксцепция non numeratae pecuniae. Ранняя С., по-видимому, допускала участие в сделке нескольких должников или кредиторов, связанных круговой порукой. На вопрос: spondes ne? несколько должников (родичей или друзей), взявшись за руки, отвечали каждый в отдельности: spondeo — и между ними установлялось корреальное обязательство уплаты стипуляционной суммы (на первых порах, вероятно, композиции за совершенный деликт). Корреальные кредиторы назывались rei stipulandi, корреальные должники — rei promittendi. Позднее эта форма сделалась распространенной не только по отношению к обыкновенным корреальным обязательствам (см.), но и для других комбинаций, получивших законодательное признание в особых законах. Сюда относятся: 1) Adstipulatio, при которой рядом с главным кредитором выступал другой, как заместитель его при взыскании долга. Adstipulatio давала возможность получить долг и после смерти главного кредитора, в то время, когда право не знало еще переноса обязательства на наследников. Главное назначение ее состояло в установлении представительства (см.). В Риме создалась даже, в интересах последнего, особая профессия адстипуляторов; возникли и разные злоупотребления, среди которых на первом месте стояло формальное прощение долга должнику адстипулятором, погашавшее обязательство в ущерб действительному кредитору. Lex Aquilia (467 г. от осн. Рима) ввиду этого злоупотребления предоставила стипулятору иск против адстипулятора на взыскание всех убытков, причиненных таким поступком. — 2) Adpromissio (присоединение к главному должнику других) имела целью поручительство (см.) адпромиссоров за главного должника. На первых порах ответственность адпромиссоров ничем не отличалась от ответственности главного должника, так что от воли кредитора зависело выбрать должника или адпромиссора. Позднее законодательство выступает на защиту поручителей с рядом законов (см. XXIV, 649). Ср. Liehe, «Die Stipulation» (1840); Gneist, «Die formellen Verträge des Rom. Rechts» (1845); Karsten, «Die Stipulation»; Pernice, «Labeo».

В. Н.