ЭСБЕ/Строительная гигиена

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Строительная гигиена
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Статика — Судоустройство. Источник: т. XXXIa (1901): Статика — Судоустройство, с. 807—815 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Строительная гигиена — составляет часть так назыв. «санитарной техники», задача которой заключается в эксплуатации всех научных и практических приобретений современной техники в интересах здоровья человека. В обширном смысле слова С. гигиена обнимает не только применение гигиены к постройке самых зданий, но и все те сооружения и приспособления, которыми пользуется техника для обеспечения здоровья лиц, живущих или временно пребывающих в этих зданиях, — отопление, вентиляция, освещение, водоснабжение, канализация и проч. Но так как о всех этих предметах говорится в других местах «Словаря» (см.), то здесь будет речь исключительно о С. гигиене в тесном смысле слова, т. е. о тех санитарных условиях, которые относятся до возведения зданий и до тех материалов, из которых они строятся.

Влияние жилища на здоровье человека определяется главным образом качеством воздуха, которым человек дышит в замкнутых пространствах, и большим или меньшим доступом к последним света и непосредственных солнечных лучей. Поэтому как статистика, так и каждодневное наблюдение показывают, что болезнь и смерть находят себе наиболее богатую жатву в густонаселенных частях городов, в узких улицах, в темных и сырых домах и квартирах со скученным и бедным населением. В Лейпциге существует следующее отношение между населенностью квартир и общей смертностью:

Улицы, в которых
на 1 комнату в
среднем приходится:
Из 1000 чел.
населения
(всех возрастов)
умирает ежегодно:
От 0 до 1 жильца 11
От 1 до 1,5 жильцов 18
От 1,5 до 2 жильцов 20
От 2 до 2,5 жильцов 26
От 2,5 до 3 жильцов 27
Более 3 жильцов 34

В Англии вместе с населенностью округов увеличивается и коэффициент смертности населения:

На 1 кв. милю
приходится
жителей
На 1000 чел.
населения
умирает в год
253 14,5
677 21,5
1301 22,6
1819 23,5
2166 24,4
2819 25,5
2944 26,3
6144 30,2

Такая же связь наблюдается и между густотой населения и некоторыми инфекционными болезнями, в особенности же чахоткой: в тех участках С.-Петербурга, где в среднем на 1 комнату приходится 1,1 чел., коэффиц. смертности от чахотки равняется 3,0 на 1000; при 1,5 чел. на 1 комнату от чахотки умирает в год 4,5 на 1000, а при 2,5 чел. — 5,2 на 1000. Смертность от сыпного тифа, от кори, коклюша и проч. увеличивается также вместе с густотой населения (Körösi, Virchow д др.). Когда в 70-х годах в Берлине обнаружился большой недостаток квартир для несостоятельных людей и вследствие этого скученность населения в некоторых участках города достигала крайней степени, многие дома сделались настоящими очагами заразы. Так, в одном участке из 153 больных сыпным тифом 150 заболели в одном и том же доме; в другом участке один дом из 675 бедных больных доставил 177 = 30,8%; 46% всех случаев дизентерии и даже 80% всех заболеваний дифтеритом среди бедного населения этого участка наблюдались именно в том же доме. Подобные явления встречаются повсюду. — Правда, доказательная сила статистики здесь условная, так как большая болезненность и смертность недостаточного класса населения, кроме нездоровых

домов и квартир, зависит от целого ряда условий социального свойства, как то: плохое питание, тяжелая или вредная для организма работа, разного рода горе и заботы. Несомненно, однако, что санитарное положение и этих людей весьма много выигрывает от улучшения квартир. В этом легко убедиться при сравнении общей смертности со смертностью рабочего населения, живущего в хорошо устроенных домах. В так наз. «model dwellings» (образцовых домах) лондонской «Metropolitain Association» общий коэфф. смертности в течение 8 лет не поднимался выше 16 на 1000, тогда как в это же время средняя смертность в Лондоне равнялась 24 на 1000 и в наименее здоровых участках доходила до 33 на 1000. Еще больше хорошее влияние здоровых квартир сказывается на смертности детей: в «model dwellings» из детей моложе 10 лет умирает в течение года лишь 24 на 1000, тогда как коэфф. смертности этого возраста в Лондоне вообще за это же время достигал 48 на 1000. В среднем за 1882—90 гг. в «Peabody Buildings» в Лондоне из 1000 новорожденных умирало за год лишь 139, тогда как соответственная цифра для всего Лондона равняется 152; в 1864—70 гг. в лучших участках Вюрцбурга умершие новорожденные составляли в среднем выводе лишь 5,7% гражданского населения, тогда как в одном участке, отличавшемся узкими, грязными улицами и переполненными народом домами, смертность новорожденных составляла 11,4%. Такие же результаты получаются и в других городах. Между тем, процент неудовлетворительных в санитарном отношении домов и квартир и количество живущего в них населения повсюду в городах весьма значительны. За неимением более точных данных мерилом санитарного состояния какого-либо дома или квартиры считается число жителей, приходящихся на 1 комнату, или число отапливаемых комнат по отношению к общему количеству помещений. Статистика германских городов показывает, что везде существует известный процент квартир, совершенно лишенных отапливаемых помещений (0,03—1,4%) и что до 80% всех квартир и больше при 6 и более жильцах имеют лишь 1 отапливаемую комнату. Далее оказывается, что чем больше число помещений в квартире вообще, тем меньше количество жильцов, приходящихся на одну неотапливаемую комнату, — другими словами, что жилища недостаточного класса населения, в которых семья нередко располагает только одной комнатой, являются наиболее переполненными жильцами. Из той же статистики германских городов мы видим, что местами в 40—50 на 1000 всех квартир помещается больше одной семьи. Неутешительные результаты дали и новейшие, более подробные, исследования жилищных условий в некоторых в общем довольно благоустроенных городах Западной Европы. В Базеле 7,3% городского населения в спальнях не пользуется даже минимальным куб. содержанием воздуха, требуемым гигиеной на 1 чел. (10 куб. м); 30% базельских жителей не располагают в своих квартирах 20 куб. м воздуха. В Цюрихе 655 квартир с 1180 жильцами вовсе лишены кухни; в 9629 спальных помещениях на 1 чел. приходится менее 10 куб. м пространства, и 1120 спален не имеют непосредственного дневного освещения; в 73,5% всех жилых домов обнаружены какие-либо санитарные недостатки, и в таких квартирах живут приблизит. 70% всего населения; около 20000 чел. спят вдвоем на 1 кровати. В Берлине в 1880 г. 49% всех квартир имели лишь 1 отапливаемую комнату; 15065 семей, располагавших лишь одной комнатой, имели у себя постояльцев. Эти антисанитарные условия значительного количества квартир в городах объясняются не только отсутствием в недавнее еще время всяких гигиенических правил и обязательных санитарных постановлений при планировке городских улиц и при постройке домов, но и неблагоприятным экономическим положением большой части населения; не подлежит сомнению, однако, что применение правил С. гигиены наряду с мерами, способными поднять экономическое благосостояние населения, может повести к значительному улучшению жилищных условий.

Открытый способ постройки; ориентировка улиц и зданий. Центральные части городов почти повсюду отличаются узкими улицами и высокими домами, затрудняющими доступ воздуха и света в квартиры. Это наследство старины не соответствует тем требованиям, которые в настоящее время предъявляются к качествам человеческих жилищ, а потому городские управления во многих местах расходуют большие средства на расширение улиц и площадей внутри городов и на доставление обывателям большого простора. В С. уставах многих стран и городов, изданных в течение последних десятилетий, встречаются некоторые указания относительно минимальной ширины новых улиц, максимальной высоты домов при известной ширине улицы и размеров дворов, но все эти правила составлены столько же в интересах свободного движения по улицам, сколько в интересах общественного здоровья, и они с санитарной точки зрения не всегда удовлетворительны. Так, напр., в Берлине фасады домов везде, даже в узких переулках, могут иметь 11,3 м (5⅓ саж.) высоты (от поверхности тротуара до верхнего края карниза), а минимальные размеры дворов ограничиваются 5,34 м (2½ саж.) в длину и в ширину. Во Франции предельная высота домов установлена законом 1869 г.; но этим законом достаточный приток воздуха и света обеспечивается только для широких улиц и бульваров, имеющих не менее 20 м ширины: здесь высота домов не должна превышать ширины улиц; на улицах же шириной менее 7,8 м можно строить дома до 11,7 м высоты, а на улицах шириной менее 9,75 м высота домов может быть 14,75 м, и на улицах, которые шире 9,75 м, дозволяется строить дома до 17,5 м высоты. Действующий в России С. устав требует, чтобы новые улицы по возможности имели ширину не менее 10 саж. и чтобы в Петербурге высота вновь возводимых частных домов не превышала ширины улиц и переулков, на которых они строятся. Требование, чтобы высота домов не превышала ширины улицы, основано на соображении, что в этом случае солнечные лучи достигают нижней части фасада еще и тогда, когда солнце стоит под углом 45° над горизонтом (см. Освещение). Но даже в средних географических широтах, между 40° и 50° с. ш., угол поднятия солнца над горизонтом уже ок. равноденствия не превышает 41° и в кратчайший день спускается до 20°; а в сев. широтах между 55° и 60° максимальное поднятие солнца во время равноденствия достигает лишь 30° и в кратчайший день — только 7°. Расчет, на этом основанный, требует, чтобы для достаточного освещения домов в кратчайшие дни под 60° улица была в 16,5 раз (Фогт) шире высоты домов. Устройство таких и даже гораздо менее широких улиц немыслимо; но приведенные цифры показывают, что существующие условия инсоляции домов весьма неудовлетворительны. Во всяком случае шаблонное требование того или другого отношения между шириной улиц и высотой домов не должно иметь места, а следует принимать во внимание местные условия и, главным образом, географическое положение местности: в южных широтах улицы могут быть уже, а дома выше, чем в северных; к окраинам городов должны быть предъявляемы в этом отношении иные требования, чем к центральным частям, в которых нижние этажи домов редко служат для жилья, а большею частью заняты лавками, магазинами и др. торговыми учреждениями. Те же заботы в отношении доступа воздуха и света, которые прилагаются к фасадам домов, выходящих на улицы и переулки, должны быть прилагаемы и к жилым помещениям, расположенным на дворах, а потому и здесь следует установить известное минимальное расстояние строений друг от друга и известное отношение между размерами двора и высотой выходящих на него зданий. Для специальных случаев должны быть выработаны и специальные требования; так, напр., расстояние между двумя больничными корпусами, по мнению Дегена, должно в 3—3,5 раза превышать высоту того из них, который по своему расположению относительно солнца мог бы заслонять другому свет; в основание своего требования Деген положил стояние солнца на 17°23′ над горизонтом в полдень кратчайшего дня. Весьма действительное средство к обеспечению надлежащей инсоляции домов заключается в применении принципа децентрализации при распланировке новых строительных участков в городах. По отношению к окраинам городов, по крайней мере, можно в более или менее значительной степени придерживаться «открытого» способа постройки, требующего известной ширины палисадников, известного расстояния между домами и предельной величины самих зданий. Во многих местах городскими общественными управлениями уже обращено надлежащее внимание на этот предмет, и в отношении известных С. участков установлены условия для застройки их, которых владельцы участков и строители должны придерживаться при возведении зданий. В периферических частях городских поселений уже появляются так назыв. «дачные» участки (Villenquartiere), где каждый дом стоит отдельно, имеет не более 2—3 этажей и окружен со всех сторон садиком. В этом случае направление улиц по странам света представляется, конечно, довольно безразличным. Гораздо больше значения направление улиц имеет внутри городов, где при замкнутых рядах и большею частью узких дворах каждый дом располагает лишь одним или двумя свободными фасадами. Здесь весьма важно, чтобы возможно большее количество жилых помещений было обращено в сторону солнца и чтобы свободные стены каждого дома получали по возможности больше солнечной теплоты. В летнее время утром и вечером, когда солнце стоит низко над горизонтом, наилучшие условия для инсоляции представляют восточные и западные стены, хотя сила инсоляции в этом случае несколько ослабляется значительным поглощением солнечных лучей атмосферой; в полдень сильнее всего нагреваются крыши домов и вообще горизонтальные поверхности; южные стены в летнее время не особенно сильно нагреваются солнцем, так как летом солнечные лучи (за исключением Крайнего Севера) падают на эти стены в слишком косом направлении (сверху). Зимой, наоборот, условия для инсоляции почти в течение всего дня бывают наиболее благоприятны на южных стенах, и это время продолжается тем дольше, чем больше мы подвигаемся с Ю на С. По исследованиям Кнауфа и Валентинера, дом, главные фасады которого обращены к Ю и С, в течение теплой половины года получает меньше, а в течение холодной половины — больше солнечной теплоты, чем дом, лицевые стороны которого обращены в В и З; другими словами, в первом доме летом будет сравнительно прохладно, зимой же в нем будет теплее, чем во втором. Принимая, кроме того, во внимание, что сильное нагревание западных стен в летнее время является особенно неприятным, так как теплота доходит до внутренней поверхности этих стен главным образом ночью (Flügge) и повышает комнатную температуру как раз в то время, когда мы более всего жаждем прохлады, мы должны прийти к заключению, что, в общем, экваториальное направление улиц (с В на З) заслуживает предпочтения перед меридиональным направлением их (с Ю на С). В таком случае, каждый дом имеет одну солнечную и одну теневую сторону и пользуется возможным максимумом инсоляции именно в зимнее время, тогда как летом, вследствие высокого стояния солнца в полдень, в этих домах обыватели не чересчур страдают от жары. Притом такая ориентировка зданий выгодна как на юге, так и на Крайнем С. К сожалению, достоинства экваториального направления улиц нередко парализуются тем, что благодаря узким размерам дворов задние (южные) фасады обращенных к С домов загораживаются близкими и высокими дворовыми постройками. Кроме того, в больших, казарменных постройках не всякая квартира выходит на оба фасада. Во избежание этих неудобств многие считают наиболее целесообразным прокладывать улицы по диагоналу, т. е. либо с ЮВ на СЗ, либо с ЮЗ на СВ, потому что в этом случае оба свободных фасада зданий в замкнутых рядах, по крайней мере в известные времена года, освещаются в течение некоторых часов солнечными лучами. Впрочем, ни тот, ни другой принцип не может быть проведен строго, потому что города в своей распланировке всегда находятся в известной зависимости от топографических условий той территории, на которой они расположены. — По отношению к некоторым общественным зданиям — учебным заведениям, приютам, больницам и т. п. — следует, кроме того, иметь в виду специальные потребности данного учреждения, когда речь идет об ориентировке здания. В отношении больниц следует отдавать решительное предпочтение такой ориентировке здания, при которой палаты были бы обращены к Ю или ЮВ, а коридоры и пр. — к С иди СЗ. Несколько более сложным представляется вопрос о наилучшей ориентировке школьных зданий, потому что здесь, кроме большого количества света, требуется и равномерное распределение его, достижимое только там, где помещение освещается лишь рассеянным дневным светом, тогда как проникновение в классную комнату солнечных лучей вызывает весьма неприятные и даже вредные световые контрасты, которые не всегда могут быть устранены в надлежащей мере шторами, занавесами и проч. Следует ориентировать классные комнаты скорее на СВ или на СЗ, чем в сторону солнца, наподобие тому, как располагаются мастерские художников, залы для черчения, рисования и проч. В этом случае, конечно, необходимо заботиться о надлежащем отоплении и хорошей вентиляции классов.

Строительные материалы. Качества С. материалов имеют большое санитарное значение, потому что ими в значительной степени обусловливается возможность пользоваться внутри домов хорошим воздухом и ровной температурой. Необходимыми для этого свойствами обладают только вещества пористые и плохо проводящие тепло, лишь в исключительных случаях, где в санитарных видах требуется полное разобщение какого-либо помещения с окружающей средой, следует заботиться об уничтожении скважности употребляемых материалов. Общий объем пор в различных С. материалах колеблется в широких пределах: в известковом туфе поры занимают 32 объемн. проц., в обыкновенном кирпиче 20—30%, в сильно обожженном кирпиче 9—20%, в известке 26%, в мраморе 0,1%, а в граните еще меньше. Впрочем, минералогический характер материала лишь в общих чертах допускает заключение об объеме содержащихся в нем пор. Для определения общего объема пор взвешивают небольшой, предварительно высушенный кусок испытуемого материала; затем его кладут в чашку с водой, так чтобы он был совершенно покрыт последнею, и кипятят до тех пор, пока не будет вытеснен из пор весь воздух. Потом, дав воде остыть, вынимают из нее вещество, тщательно вытирают фильтровальной бумагой и снова взвешивают; разница в весе между первым и вторым взвешиванием показывает вес, а вместе с тем и объем наполняющей поры воды и, следовательно, и объем самих пор. Но для того, чтобы выразить его в процентных отношениях к кажущемуся объему данного куска, необходимо определить последний (см. Объем, определение его).

Проницаемость строительных материалов для воздуха зависит не столько от общего объема пор, сколько от величины отдельных скважин: чем больше диаметр отдельных пор, тем больше воздуха проходит через материал в единицу времени при прочих одинаковых условиях; при одном и том же коэффиц. проницаемости количество воздуха, проходящего через пористый материал, оказывается приблизительно пропорциональным разнице в давлениях и обратно пропорциональным толщине взятого для исследования куска; оно выражается формулой , причем Q означает объем проходящего воздуха в литрах, С — коэфф. проницаемости данного материала, p1—p0 — разницу давлений в кг на 1 кв. стм материала, d — толщину испытуемого куска в метрах и q — поверхность куска в квадр. стм. Если величина Q определена путем опыта, то легко вычислить коэффициент проницаемости С: для известкового туфа коэффициент проницаемости определяется в 7,980, для обыкновенной известки — в 0,907, для кирпича в 0,132—0,203, для сухого портландского цемента — в 0,137, для хорошего сырцового кирпича — в 0,208, для саманного кирпича (глина с мелкоизрубленной соломой) — в 0,982, для литого гипса — в 0,041, для дубового дерева (поперечный разрез) — в 0,007. Известка представляет наиболее проницаемый из обыкновенно употребляемых строительных материалов, и она, если при кладке каменных стен швы не делаются чересчур узкими, значительно содействует проницаемости и сухости стен. Весьма проницаемыми для воздуха оказываются и хорошо приготовленные сырцовые (необожженые), а в особенности саманные кирпичи; наименьшей проходимостью отличается плотное дерево (Schürmann, Lang, Лялин). При смачивании строительных материалов водой — даже в том случае, если водой наполняются лишь поверхностные поры, они становятся непроходимыми для воздуха. Скорее всего проходимость уменьшается, если в данном материале содержится много мелких, капиллярных пор, которые быстро закупориваются водой. Степень уменьшения последней была определена Лангом: в известковом туфе — в 48,7%, в слабообожженном ручном кирпиче — в 40,4%, в машинном кирпиче — в 21,5%, в известке — в 7,1%. При просыхании С. материалов проходимость их постепенно восстановляется, причем в мелкозернистых материалах (известка) восстановление проходимости совершается медленно, но правильно, тогда как в крупнозернистом материале оно происходит быстрее, но скачками. Образование льда в порах С. материала уменьшает проходимость их в большей степени, чем можно было бы ожидать по увеличению объема воды, происходящему при превращении ее в лед (Laug). После покрытия стены обыкновенной известковой краской без клея объем проходящего через нее воздуха при прочих равных условиях уменьшается на 27%, по покрытии ее клеевой краской — на 52,5%. Двукратное покрытие стены масляной краской совершенно прекращает ее проницаемость. Через некоторое время, впрочем, в масляной краске образуются маленькие трещины, так что проницаемость такой стены снова несколько увеличивается. Склеивание стен обоями также уменьшает их проходимость для воздуха, но степень уменьшения колеблется между 18 и 75%. — Для определения проницаемости какого-нибудь С. материала из него выпиливают или вытачивают куски правильной формы (цилиндр, 4-гранная пирамида), боковые поверхности которых покрываются не пропускающим воздух слоем расплавленного воска со стеарином, тогда как на одну из свободных поверхностей плотно насаживается металлический колпачок, снабженный двумя трубками (для входа нагнетаемого воздуха и для манометра). Для проталкивания воздуха через испытуемый материал служит небольшой газометр, отводная трубка которого соединяется с газовыми часами (для определения количества проходящего воздуха), а последние — с колбочкой, содержащей пропитанные концентр. серной кислотой кусочки пемзы (для высушивания воздуха), из которой воздух проходит уже через испытуемый материал. Продолжительность каждого опыта отмечается в точности для того, чтобы можно было определить количество воздуха, прошедшее через прибор в единицу времени, из чего вычисляют коэффициент проницаемости (величина С, см. выше).

Необходимые термические свойства С. материалов заключаются в малой теплопроводности и значительной теплоемкости. Обладая этими качествами, т. е. нагреваясь медленно, но медленно же и остывая, С. материалы, из которых состоят стены и проч. наших домов, содействуют регулированию тепловых отношений между комнатным и наружным воздухом, хорошо сохраняют тепло в жилищах и не отнимают у человека много теплоты путем теплоизлучения. Лучше всего тепло проводится металлами; за ними идут разные минеральные вещества, обладающие приблизительно одной и той же теплопроводностью (мрамор, известняк, песчаник); меньшей теплопроводностью отличается кирпич, а на последнем месте стоит дерево и различные порошкообразные материалы (зола древесная, угольный порошок, опилки и пр.); стекло проводит тепло очень худо. Малая теплопроводность пористых материалов обусловливается присутствием между частицами вещества дурно проводящего тепло воздуха. Замена этого воздуха водой (сырые стены) увеличивает теплопроводность данного материала. — Теплоемкость. Из всех обыкновенно употребляемых С. материалов наибольшей теплоемкостью обладает дерево; затем идут кирпич, стекло и другие минеральные вещества, наконец — металлы. Стало быть, в интересах тепловой экономии нашего организма дерево является самым целесообразным строительным материалом. В железных домах невозможно жить, потому что внешние изменения температуры легко передавались бы внутрь. Употребление полого кирпича вместо обыкновенного служит целесообразным средством для уменьшения теплопроводности каменных стен. На том же принципе — увеличение количества воздуха между частицами С. материала — основывается и постройка стен из двух (или больше) вертикальных слоев, между которыми находится либо просто воздушное пространство, либо промежуточный слой какого-нибудь пористого вещества — соломы, древесных опилок, золы и т. д. — Толстые стены сохраняют тепло в домах лучше, чем тонкие, так как вместе с возрастающей толщиной стен уменьшается их теплопроводность. Но уменьшение теплопроводности растет далеко не пропорционально утолщению стен, а в уменьшающейся пропорции, а потому увеличение толщины стен за известный предел (зависящий от характера С. материала) не представляет уже заметной выгоды ни в экономическом ни в санитарном отношении. В общем можно сказать, что толстые стены при всевозможных климатических условиях и во все времена года приятнее тонких: зимой они хорошо сохраняют тепло, а летом в строениях с толстыми стенами всегда бывает сравнительно прохладно, так как последние нагреваются очень медленно; поэтому в южных климатах европейцы строят преимущественно дома с толстыми стенами.

Сырость стен и меры к устранению ее. По отстройке каменных стен в них содержится большое количество воды, так как и кирпичи при кладке смачиваются водой и известка заключает в себе 25—30% воды. Количество воды в новых каменных стенах равняется 10—12% по объему. Почти вся эта вода должна испариться с поверхности стен раньше, чем будет приступлено к отделке дома и в особенности к оштукатуриванию стен. Свежая штукатурка сама по себе образует довольно толстый слой пропитанного водой материала и чрезвычайно затрудняет выхождение влаги из внутренних частей новых стен; поэтому преждевременное оштукатуривание последних является одной из главных причин их сырости. Скорость высыхания только что отстроенных стен зависит от температуры и влажности приходящего с ними в соприкосновение воздуха, а равно и от скорости движения его. Чем выше температура воздуха и чем меньше он содержит водяных паров, тем меньшее количество его и тем меньше времени требуется для высушивания новых построек. Ввиду этого обязательными постановлениями и законодательством различных стран и городов установлены для просушки новых стен различные сроки, приспособленные к климатическим особенностям данной местности. Наш строительный устав обязывает строителей и домовладельцев не штукатурить снаружи стен каменных домов, построенных в одно лето, до истечения года от окончания постройки и не пускать жильцов до тех пор, пока здание не выстоится. Рано оштукатуренные стены могут казаться сухими, пока дом стоит пустым, в особенности в теплое время года, когда окна часто остаются открытыми. Но следы сырости сейчас же обнаруживаются, когда подобные дома занимаются жильцами и когда, с одной стороны, закрываются окна, а с другой — в квартирах развивается много водяных паров от дыхания и кожной перспирации людей, от стряпни, стирки белья и т. д. Эта влага, насытив комнатный воздух, оседает в капельно-жидком виде на более холодные части стен и проникает в поверхностные поры их. Если помещение хорошо вентилируется или если стены сухие, эта вода быстро уносится и испаряется или с внутренней поверхности стен, или же с наружной (проходя через поры стены). Но при неудовлетворительной вентиляции или когда стенные поры и без того наполнены водой, вода остается в порах на внутренней поверхности стен и вызывает явления сырости. Правильно функционировать, беспрепятственно пропускать осевшую на ее внутреннюю поверхность влагу может только сухая стена. Сырость обнаруживается при прочих равных условиях тем скорее и сильнее, чем гуще населена квартира, чем больше производится в ней водяных паров, чем сильнее нагревается комнатный воздух, чем больше охлаждаются стены и чем меньше жильцы заботятся о надлежащем проветривании квартир. Таким же образом вследствие небрежности жильцов могут сделаться сырыми и первоначально сухие стены старых домов, когда при значительном развитии водяных паров, происходящем или от дыхания и кожного испарения людей, или от каких-либо хозяйственных занятий, не принимается надлежащих мер к своевременному удалению насыщенного влагой воздуха. Сначала сухая стена даже при таких неблагоприятных условиях беспрепятственно пропускает осевшую на ее поверхность воду; но мало-помалу поры наполняются влагой в таком количестве, которое при обыкновенных условиях уже не может испаряться с наружной поверхности стены; первоначально сухая стена обнаруживает все следы сырости. Стены становятся иногда сырыми вследствие капиллярного поднятия воды, когда фундамент дома заложен в сырую почву. Некоторые сорта известняка и песчаника, а также и глина отличаются сравнительно большой способностью к капиллярному поднятию воды, тогда как через хорошо обожженный кирпич вода поднимается лишь на незначительную высоту. Впрочем, от сырости почвы страдают преимущественно подвальные этажи там, где стены непосредственно прилегают к земле.

Сырые стены весьма опасны в санитарном отношении. Становясь хорошими проводниками тепла, они отнимают у обывателей много теплоты, в особенности во время сна, когда мы, находясь около сырой стены, не чувствуем этого охлаждения и не можем надлежащим образом противодействовать ему. Между тем это нарушение тепловой экономии нашего тела обнаруживается впоследствии каким-нибудь простудным заболеванием в острой или хронической форме (катары дыхательных органов или кишок, невралгии, ревматические страдания и т. п.). Затем сырые стены, повышая влажность комнатного воздуха, задерживают кожную перспирацию и этим дают повод к усиленной деятельности почек, которая, быть может, в связи с другими неблагоприятными условиями, способствует хроническому заболеванию их (morbus Brightii). Далее, сырости стен, напр. в казармах, следует, по всей вероятности, приписать известное значение в этиологии трахоматозного заболевания глаз, эпидемического развития которого в сухих помещениях не наблюдается; весьма возможно, что микроорганизмы трахомы, а равно и другие патогенные микробы на поверхности сырых стен встречают благоприятные условия для своего развития. Вероятность этого предположения подтверждается и тем, что в штукатурке, в особенности в больничных палатах, были найдены значительные количества азота как явные свидетели загрязнения стен (Ренк). Наконец, поверхности сырых стен, а равно и другие предметы, находящиеся в сырых помещениях часто покрываются плесенью, выделяющей дурно пахнущие продукты своей жизнедеятельности и таким образом содействующей порче комнатного воздуха или поселяющейся (пользуясь посредничеством вдыхаемого человеком воздуха) в различных органах и вызывающей ряд местных расстройств (в дыхательных путях, в глазах, в ушах, в кишечнике и пр.), которые потом посредством метастазов могут сделаться даже причиной смерти. Значительная заболеваемость и смертность в подвальных жилищах, конечно, отчасти обусловливается сыростью этих помещений. Сырые стены благоприятствуют также и развитию грибков, которые прежде всего разрушают дерево (балки и проч.), но могут перейти и на каменные стены и во всяком случае угрожают прочности здания. Подобное действие обнаруживают главным образом Polyporus vaporarius и mollis, a равно и Melyporus lacrymans (так наз. «трутник»). Первые из них встречаются уже на живых экземплярах хвойных пород в лесу; трутник же растет на срубленном лесе. Мицелий его проникает в растительную клетку и выделяет вещество, разрушающее ее. Вследствие этого дерево превращается в коричневую, легкую, ломкую массу, которую между пальцами можно растирать в порошок. Для развития грибка необходимо прежде всего занесение зародыша (спор), которое происходит или тем, что лес заражается уже в лесных складах, или тем, что углубления на С. участках засыпаются содержащим зародыш трутника старым С. мусором. Благоприятствующими его развитию моментами являются сырость, отсутствие воздуха и света, щелочная среда (употребление золы для засыпки наката, загрязнение подпольной смазки мочою рабочих во время стройки и т. п.). Споры трутника, будучи вдыхаемы людьми, вызывают головные боли, сонливость, усталость и тошноту. Борьба с трутником весьма нелегкая. Разные средства, рекомендуемые для уничтожения его (медный купорос, сулема, хлористый цинк, карболовая кислота п т. д.), должны быть рассматриваемы лишь как паллиативы, помогающие большею частью только временно и не ведущие к окончательному уничтожению грибка уже на том основании, что части грибка, дающие потом повод к новому разрастанию его, легко могут ускользать от внимания исследователя. Наиболее надежно, по-видимому, действуют крезолы. Лучше всего по возможности помешать занесению зародыша трутника, не допуская ни засыпки углублений под домами С. мусором, ни загрязнения подпольной смазки извержениями рабочих и заботясь о надлежащей просушке стен, о вентиляции подпольных пространств и проч. (Hartig, Goeppert, Сорокин, Игнатьев и др.).

Для определения сырости стен обыкновенно руководствуются некоторыми признаками, присутствие которых хотя и позволяет сказать, что данная стена сыра, но не дает возможности судить о степени сырости. Появление на внутренней (или наружной) поверхности стен темных пятен, свидетельствующее о том, что поры заняты не воздухом, а водой, является несомненным доказательством сырости; но отсутствие этих пятен, в особенности в необитаемой квартире, вовсе не служит доказательством сухости стен, и подозрительные пятна могут появиться лишь после занятия квартиры жильцами (см. выше). Наиболее надежным средством для оценки сырости стен служит непосредственное определение количества воды во взятых специально для этой цели образчиках штукатурки, кирпича и извести. В кирпиче определение воды производится по обыкновенным правилам химического анализа; штукатурка и известка сушатся в токе лишенного углекислоты воздуха, так как они, кроме свободной воды, содержат еще и так называемую «гидратную» воду (в виде гидрата окиси кальция) и при высушивании этих веществ в содержащем углекислоту воздухе удаление этой гидратной воды сопровождалось бы образованием углекислой извести, а вместе с тем увеличением веса испытуемого вещества (на каждые 18 вес. чч. испаряющейся воды приходились бы 44 чч. воспринимаемой известкой углекислоты). Можно сушить известку в медных лодочках, помещаемых в стеклянную трубку из тугоплавкого стекла, которая, со своей стороны, окружена жестяным цилиндром. Двумя Бунзеновскими горелками температура воздуха в цилиндре доводится до 100—105° Ц., а через стеклянную трубку посредством особого аппарата проводят воздух, предварительно пропущенный через натронную щелочь и конц. серную кислоту; разница в весе лодочек до и после сушки показывает количество содержавшейся в известке свободной воды (Lehmann u. Nussbaum). По новейшему предложению Маркля кладут 25 г известки в 150 кв. стм крепкого алкоголя определенного удельного веса (т. е. содержания воды); после продолжительного взбалтывания и отстаивания фильтруют, в фильтрате определяют уд. вес и из увеличения его узнают, сколько прибавилось воды. Так как гидратная вода составляет не более 5—10% общего количества находящейся в известке воды, то при исследовании известки с санитарной целью определение ее не требуется. Указанным способом легко проследить постепенное просыхание новых каменных стен. Оказывается, что в известке не оштукатуренной стены еще через 10 мес. по отстройке дома может содержаться 4—6% воды, а в кирпиче 2—4%; на поверхности стена скорее высыхает, чем в глубине; стены подвальных этажей даже при кладке кирпичей на цементе просыхают очень медленно и даже через год и больше остаются почти такими же сырыми, как непосредственно по отстройке дома (Клепцов); вообще при прочих равных условиях стены подвалов содержат больше влаги, нежели стены вышележащих этажей. Если в известке содержится не более 1—2% воды, то стена может быть признана достаточно сухой и безвредной для жильцов (Lehmann u. Nussbaum). Стена с содержанием воды в 4—5% должна считаться сырой. В подвальных этажах, в более глубоких частях стен, содержание воды доходит иногда до 20 и более процентов. Самой действительной мерой против сырости стен служит надлежащая просушка последних в новых домах и соблюдение строителями и домовладельцами существующих в этом отношении законоположений (см. выше). Окончательному решению вопроса о допущении жильцов во вновь отстроенный дом должно было бы, в сущности, предшествовать определение сырости его стен; для этого достаточно исследование одной пробы, взятой из нижней части расположенной на север стены. Если по занятии квартиры жильцами где-нибудь на стенах окажутся сырые места, покрывающиеся плесенью, то грибки нужно прежде всего удалить, а затем помещение в течение продолжительного времени основательно протапливать и вентилировать. Хорошо поставить около такой стены металлическую печь, излучающую много тепла. Простое протапливание сырых помещений без надлежащей вентиляции не ведет к цели, потому что в этом случае испарившаяся со стен вода не удаляется из помещения, а снова оседает на наиболее холодных поверхностях — окнах, наружных стенах — в особенности, если топка временно прекращается. Против почвенной сырости, поднимающейся по стенам в силу волосности, употребляются так наз. изолирующие слои, причем на некоторой высоте над землею, между двумя рядами кирпичей, кладется слой асфальта или цемента прибл. в ¾ дюйма толщины. Обшивка сырых стен деревом или покрытие их коврами могут временно принести некоторую пользу людям, вынужденным около такой стены работать или спать, но качества стены такой обшивкой не улучшаются, а скорее ухудшаются, потому что испарение воды с поверхности ее становится еще более затруднительным. Для защиты подвальных помещений от сырости почвы стены нередко покрываются изнутри слоем непроницаемого для воды материала. Это средство большей частью не ведет к цели, так как вода, проникающая в стену из смежной почвы, напирает на изолирующий слой, благодаря чему последний растрескивается и местами отделяется от стены. Во всяком случае раньше покрытия стен не пропускающими воды веществами следовало бы их основательно просушить, потому что в противном случае они, несмотря на изоляцию, превратятся в хорошие проводники тепла. Кладка стен фундамента на цемент при сырой почве едва ли в состоянии поддержать сухость стен. Лучше всего стены подвальных помещений предохраняются от почвенной сырости, если их вовсе отделить от почвы посредством так наз. изолирующего пространства, дно которого должно лежать несколько ниже пола подвала. Оно представляет собой крытую плитами канаву, которая идет кругом дома и наружная стенка которой выложена каменной кладкой параллельно стене дома. При высоком стоянии почвенной воды (постоянно или периодически) основательный дренаж С. участка становится неизбежным.

Пол и межпольное пространство. Качество материалов, употребляемых для полов и для засыпки наката, легко может дать повод к загрязнению комнатного воздуха и к распространению заразных болезней. Вся грязь, которая вносится в жилые помещения на обуви, попадает прежде всего на пол, а оттуда переходит в виде пыли в комнатный воздух, или при ходьбе втаптывается во всякие щели и трещины того материала, из которого состоит пол, или, наконец, через неплотности пола попадает в межпольное пространство. Плохо устроенные полы пропускают испорченный воздух нижних этажей в вышележащие. При мытье таких полов грязная жидкость легко попадает в межпольное пространство. Во избежание всего этого гигиена должна требовать, чтобы полы не только в общественных зданиях — больницах, тюрьмах, учебных заведениях и пр., — но и в частных домах, а в особенности в городских постройках казарменного характера, «были по возможности плотны, не пропускали бы ни жидкостей, ни пыли, и допускали бы основательную чистку мокрым путем». Обыкновенные дощатые полы, плохо сбитые и сделанные из мягкого материала (ель, сосна), большею частью не удовлетворяют этим требованиям, но они все же приобретают значительную долю плотности, если хорошо сбиваются из сухих досок и к тому же пропитываются каким-нибудь веществом, уменьшающим скважистость дерева (напр. горячим льняным маслом). Хорошие паркетные или брусчатые полы из твердого дерева (американская пихта, бук, дуб), тщательно сложенные и навощенные, могут быть признаны почти абсолютно непроходимыми для жидкостей и тем более для плотных пылевых частиц; вылитая на такой пол окрашенная жидкость не проникает глубже 1 мм в материал пола, и лишь случайные трещины пускают ее несколько дальше. Покрытие полов линолеумом по бумажному войлоку представляет большие преимущества — оно значительно умаляет передачу звуков и теплоты и делает пол действительно непроницаемым; но хороший, мягкий и в то же время прочный линолеум обходится дорого. Весьма приятный материал для покрытия полов представляет пробковый ковер, но вопрос о прочности его еще не окончательно выяснен. Обыкновенные ковры, покрывающие весь пол и прибитые к нему, также представляют большие удобства (отсутствие шума, улучшение термических условий помещений), но выгодные стороны их парализуются другими санитарными недостатками, так как подобные ковры, мало доступные основательной чистке, становятся настоящими резервуарами пыли. Поэтому заслуживают предпочтения ковры меньших размеров, не прибитые к полу, — их во всякое время можно выносить из помещения и чистить на вольном воздухе. Во многих случаях (общественные здания) представляется пригодным по своей непроницаемости и по сравнительной дешевизне асфальтовый пол; но поверхность его легко стирается и дает много пыли, во избежание чего асфальтовый пол следует покрыть асфальтовым лаком или другим каким-либо составом, делающим поверхность его более твердою и ровною. Лучшим материалом, чем асфальт, и красивее его являются различные плитки (Метляховские и др.), сделанные из естественных или искусственных составов и украшенные разнообразными красками и рисунками; при покрытии ими полов следует особенно заботиться о тщательной заделке швов.

В качестве подпольной смазки, т. е. материала для засыпки наката или сводов, употребляется обыкновенно земля или строительный мусор. Этот материал уже сам по себе далеко не безупречен в смысле чистоты, но он, кроме того, нередко подвергается сильному загрязнению во время стройки со стороны рабочих, которые раньше прокладки полов спускают в межпольное пространство огромные количества мочи и даже плотные извержения. Соответственно этому химическое исследование обнаруживает в подпольной смазке весьма значительное содержание органических веществ и в особенности азота (столько же, сколько его содержится в загрязненной уличной почве), большие количества хлористого натрия и много азотной и фосфорной кислоты (Эммерих). Так как, кроме того, подпольная смазка заключает в себе, по-видимому, много влаги (5—10% и иногда даже 20%) и может иметь температуру, превышающую комнатную температуру на несколько градусов, то не подлежит сомнению, что в межпольном пространстве вполне даны условия для энергических процессов разложения органических веществ. Вообще, в межпольной смазке при известных условиях могут происходить те же химические процессы, которые совершаются в загрязненной почве — образование углекислоты, превращение органического азота в аммиак и окисление аммиака в азотистую и азотную кислоты. Отсутствие света не только не мешает, но даже благоприятствует жизнедеятельности нитрифицирующих микробов (Hueppe). Газообразные продукты разложения органических веществ в подпольной смазке проникают в комнатный воздух и, между прочим, увеличивают содержание углекислоты в последнем (Hoffmann, Emmerich). Хуже всего, когда происходящие под полом процессы разложения принимают характер гниения (Michaelis) с образованием дурно пахнущих жирных кислот. Затхлый запах, проникающий иногда в комнаты из подпольного пространства, также связан с органической жизнью в подпольной смазке и вызывается, по всей вероятности, одним из видов Cladothrix (Emmerich, Rullmann). Весьма вероятно, что и патогенные микробы могут найти благоприятные условия для своего развития в загрязненной подпольной смазке и что этим, хотя отчасти, объясняется происхождение домовых эпидемий брюшного тифа, холеры, дифтерита, крупозной пневмонии и пр. (Pettenkofer, Botter, Michaelis и Rahts). До сих пор с достоверностью найдены вирулентные палочки столбняка и злокачественного отека (Emmerich, Heinzelmann, Rullmann); нахождение же Эммерихом диплококка Фридлендера представляется сомнительным. С санитарной точки зрения необходимо или совершенно уничтожить межпольное пространство и перейти к другой конструкции полов или же, сохранив межпольное пространство, засыпать его чистым материалом и предотвратить загрязнение последнего на месте. Употребление глины для подпольной смазки должно быть ограничено тем количеством, которое необходимо для заделки пазов между накатинами, так как вместе с глиной вводятся всегда значительные количества воды, медленно испаряющейся и превращающей смазку в удобный субстрат для растительных паразитов. Сухой, мелкий песок во многих отношениях является удобным для засыпки наката веществом; но он при той толщине слоя, которая необходима для избежания легкой передачи звуков из одного этажа в другой, представляет чересчур большую тяжесть. Торфяной войлок плохо проводит тепло и в значительной степени задерживает передачу звуков, но он благоприятствует развитию плесеней и других вредных для дерева грибков; предложенная же Нусбаумом смесь, состоящая из торфяного порошка и едкой извести, дает много мелкой пыли, легко переходящей в комнатный воздух. То же следует сказать про так наз. «кизельгур» (инфузорная земля), который в других отношениях был бы весьма удобен, так как он очень легок, обладает плохой теплопроводностью, плохо передает звук и т. д. Те же преимущества представляет измельченный каменноугольный шлак; но так как он обладает большой гигроскопичностью и нередко бывает богат калийными солями, то следует опасаться разрушительного влияния его там, где пол построен на деревянных балках. Пока, следовательно, вопрос о лучшем материале для подпольной смазки остается открытым.

Литература. A. Oldendorff, «Einfluss der Wohnung auf die Gesundheit» (Weil’s «Handbuch d. Hygiene», IV, 1 вып., 1895); Körösi, «Influence des habitations sur les causes des décès et sur la durée de la vie» («Extrait des Annales de Démographie international», Пар., 1877); Weyl, «Die Einwirkung hygienischer Werke auf die Gesundheit der Städte etc.» (Иена, 1893); Nussbaum, Wernich u. Hueppe, «Das Wohnhaus» (Weyl’s «Handbuch der Hygiene» IV, 2 отд., 2 вып., 1896); К. В. Lehmann, «Die Methoden der praktischen Hygiene» (2 изд., Висбаден, 1901); Rubner, «Lehrbuch der Hygiene» (6 изд., 1900); Петтенкофер, «Отношение воздуха к одежде, жилищу и почве» (перев. Лесгафта, СПб.); Lang, «Ueber natürliche Ventilation und die Porosität von Baumaterialien» (Мюнхен, 1877, «Zeitschr. f. Biologie», XI, 1875); Schürmann, «Ueher natürl. Ventilation und den Einfluss der Baumaterialien auf dieselbe» (III «Jahresbericht d. chem. Centralstelle für off. Gesundheitspflege in Dresden», 1872); Эрисман, «Курс гигиены» (I и II т., M., 1887 и 88); ст. Glässgen’a, Renk’a, Lehmann’a и Nussbaum’a, Маrkl’я, Игнатьева, Лялина и др. в разных журналах («Zeitschr. f. Biologie», «Archiv f. Hygiene», «Вестник суд. мед. и общ. гиг.», «Отчеты моск. гор. санит. ст.» и др.).

Ф. Эрисман.