ЭСБЕ/Струве, Василий Яковлевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Струве
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Статика — Судоустройство. Источник: т. XXXIa (1901): Статика — Судоустройство, с. 830—832 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : РБС : ADB


Струве (Василий Яковлевич, Friedrich-Georg-Wilhelm Struve) — знаменитый астроном. С. род. 15 апр. 1793 г. в Альтоне, где его отец был директором гимназии. Занимаясь под руководством отца главным образом филологией, С. уже 15-ти лет был подготовлен для поступления в университет. В это время его старший брат преподавал в дерптской гимназии. Частью вследствие этого, частью из желания избежать волнений военного времени С. избрал Дерптский университет. Здесь он продолжал изучать филологию и даже написал «De studiis criticis et grammaticis apud Alexandrinos» (1810). Вскоре, однако, С. увлекся блестящими лекциями Паррота по физике, а затем по совету последнего предался изучению астрономии. Профессор Гут сам мало интересовался наблюдениями, но всячески содействовал С. в его первых шагах. Уже в 1813 г. С. напечатал «De geographica positione speculae astronomicae Dorpatensis». Около этого времени он был назначен астрономом-наблюдателем университета. Несмотря на крайнюю бедность инвентаря обсерватории, С. сумел избрать подходящую и важную задачу: не имея средств определять склонения светил, он предпринял наблюдения пассажным инструментом прямых восхождений околополярных звезд. Затем по почину и на средства Лифляндского экономического общества С. принялся за геодезические операции. Окончательная обработка этих многолетних наблюдений дана им в «Beshreibung der Breiten gradmessung m den Ostseeprovinzen Russlands» (1833). За смертью Гута в 1818 г. С. был назначен проф. университета. В 1819 г. С. приделал к ахроматической трубе Трауто на филярный микрометр и начал главный труд всей своей жизни — измерение двойных звезд. — Мало-помалу ему удалось обставить обсерваторию первоклассными инструментами. Для их заказа С. ездил несколько раз за границу. В 1822 г. установлен был меридианный круг работы Рейхенбаха, а в 1824 г. — рефрактор с объективом в 9 дюймов работы Фраунгофера, лучший и наибольший в то время. Не довольствуясь измерениями уже известных со времен Гершеля двойных звезд, С. предпринял пересмотр всех звезд неба до 9-ой величины; ему удалось открыть с лишком 3000 новых двойных звезд («Catalogus novus stellarum duplicium etc.», 1827). Началась наиболее плодотворная эпоха жизни С. за 13 лет; помимо всех прочих одновременных работ, он собрал 11000 измерений двойных звезд, которые легли в основание его классического «Stellarum duplicium et multiplicium mensurae micrometricae per magnum Fraunhoferi tubum annis a 1824 ad 1837 in specula Dorpatensi institutae» (1837, folio). Курсивные слова служат обыкновенно сокращенным названием этой знаменитейшей работы. Предисловие заключает весьма много интересных подробностей работы, различные замечания С., которые остаются полезными для наблюдателей нашего времени, исследования о собственном и орбитальном движении многих двойных звзд и т. д. Попутно С. определил из этих наблюдений параллакс звезды α Lyrae — вторая по времени (после Весселя) удачная попытка найти расстояние звезды до земли. Параллельно с измерениями двойных звезд рефрактором С. начал на меридианном круге сначала один, затем с помощью Прейса и Деллена определение точных положений на небесном своде всех двойных звезд. Результатом явился не менее ценный каталог «Stellarum fixarum imprimis duplicium et multiplicium positiones mediae pro epocha 1830 deductae ex observationibus meridianis annis 1822 ad 1843 in specula Dorpatensi institutis» (1852, folio). — В 1830 г. решена была постройка Пулковской обсерватории и С. вошел в состав комиссии, заведовавшей постройкой. В 1832 г. Струве был избран ординарным академиком (членом-корреспондентом Академии наук он состоял с 1822 г.). В 1834 г. в аудиенции у императора Николая I С. был назначен директором строящейся обсерватории и послан за границу, чтобы заказать лучшие инструменты, какие только могли изготовить лучшие мастера. Вся остальная жизнь С. связана с Николаевской главной обсерваторией в Пулкове. Ее постройка и все инструменты детально описаны в объемистом труде С. «Description de l’observatoire astronomique central de Poulkova» (1845, folio). Первая работа по открытии обсерватории состояла в определении широты и долготы. При этом С. разработал способ опредлять широту пассажным инструментом в первом вертикале; при грандиозных хронометрических экспедициях между Альтоной, Гринвичем и Пулковом (1843—44) впервые был соблюден принцип смены наблюдателей для исключения их личной ошибки («Expedition chronometriques entre Poulkova et Altona» [1844],… entre Altona et Greenwich" [1846]). Деятельность обсерватории С. направил исключительно на измерительную звездную астрономию. По его плану пассажный инструмент и вертикальный круг определяли положение ярких фундаментальных звезд. Меридианный круг служил для каталога всех звезд до 6-ой величины. 15-дюймовый рефрактор (долгое время бывший лучшим в мире) служил для измерения двойных звезд. Из работ самого С. следует указать на наблюдения пассажным инструментом в первом вертикале. Результатом было ценное определение величины аберрации: «Sur le coefficient constant dans l’aberration des étoiles fixes deduit des observations exécutées à Poulkova» (1843). Очень известна работа С. «Etudes d’astronomie stellaire» (1847). Хотя его взгляды на строение вселенной и на распределение звезд устарели, но историческая часть работы представляет большой интерес. — Еще в Дерпте С. обучал практической астрономии и геодезии многих топографов и флотских офицеров. Эта деятельность значительно расширилась в Пулкове. Вместе с тем обсерватория надолго стала центром деятельности русских геодезистов. Здесь они получали образование, здесь снаряжались все географические и геодезические экспедиции, здесь же производилась обработка их результатов. К этому времени относятся главные работы по большому русско-скандинавскому градусному измерению (см. Триангуляция). Уже раньше С. указал на возможность покрыть равнину западной России непрерывной сетью треугольников. Операции русских геодезистов в юго-западных губерниях доставили для этого прекрасный материал; эти треугольники были связаны с работами самого С. и продолжены через Финляндию и Норвегию до Ледовитого океана. Обработка всего материала исполнена С. в его «Arc du méridien de 25°20 entre le Danube et la mer glaciale mesuré depuis 1816 jusqu’en 1856 etc.» (1857—60, два тома и чертежи). Этот классический труд во многих отношениях до сих пор не имеет себе равного. Затем С. подготовил не менее грандиозное предприятие — измерение дуги параллели через всю Европу (см. Триангуляция). В январе 1858 г. С. внезапно заболел. Хотя болезнь (злокачественный нарыв) миновала, но силы С. были навсегда сломлены. Управление обсерваторией он передал своему сыну О. В. Струве (см.) и почти не занимался наукой. Осенью 1863 г. был отпразднован пятидесятилетний юбилей его научной деятельности, а в следующем году, 23 ноября 1864 г., С. скончался. С. состоял почетным членом и членом-корреспондентом 12 заграничных академий и весьма большого числа ученых обществ. Кроме упомянутых главных трудов, он оставил более 100 мемуаров, относящихся почти исключительно к геодезии и практической астрономии, отчетов о различных экспедициях, отзывов и т. д. С. занимал одно из самых выдающихся мест среди астрономов первой половины XIX стол., когда развивалась астрономия «положения». С. не был гением, открывающим науке новые пути, но он сумел значительно улучшить старые методы наблюдений и дать некоторые новые приемы; он показал необходимость строгого изучения как инструментальных погрешностей, так и влияния личных ошибок наблюдателя и в области измерительной звездной астрономии его имя несомненно стоит рядом с Бесселем. Исследования С. о двойных звездах надолго останутся предметом изучения и исходной точкой многих работ астрономов в этой области. Не меньшая заслуга С. состоит в превосходном устройстве и постановке дела в Пулковской обсерватории. Он сумел обставить ее превосходными инструментами, которые долгое время служили типами и образцами; в короткое время он довел Пулковскую обсерваторию до всемирного признания ее «астрономической столицей земного шара»: со всех сторон начали приезжать в Пулково для изучения практической астрономии, и если Пулково сохраняет за собой одно из первенствующих мест среди всех обсерваторий, то в немалой мере этим обязано тому, что в обсерватории сохраняются научный дух и заветы ее знаменитого основателя.