ЭСБЕ/Тайный совет

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Тайный совет
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Тай — Термиты. Источник: т. XXXIIa (1901): Тай — Термиты, с. 500—503
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Тайный совет (Privy Council) — государственное учреждение в Англии, в настоящее время почти лишенное значения, но раньше игравшее очень важную роль. Его первоначальная история крайне туманна. Одно можно сказать с достоверностью: появление Т. совета было результатом дифференциации функции верховной власти, происшедшей при первых двух Эдуардах (1272—1327), и находится в связи с выделением трех судебных коллегий (суд королевской скамьи, суд общих тяжб, суд казначейства) и упрочением парламента как самостоятельного политического элемента. Однако было бы неправильно утверждать, что тут произошло формальное разделение властей: функции королевского совета очень легко смешивались с функциями судов и парламента. Зародыши Королевского Совета можно проследить в раннее средневековье, но более отчетливо он выступает при предшественнике первого Эдуарда, Генрихе III, вследствие случайных условий. Генрих вступил на престол несовершеннолетним; для управления королевством регент, граф Пемброк, собрал совет, в котором участвовали, наряду с папским легатом, великий юстициарий, канцлер, вице-канцлер и казначей. После достижения королем совершеннолетия совет не был распущен, но его состав значительно расширился; в нем заседали, по всей вероятности, все придворные и коронные должностные лица, а также специально призываемые бароны и епископы. Генрих старался ввести туда и своих провансальцев, но это стремление встретило твердое противодействие со стороны парламента, который требовал, чтобы король при назначении членов совета руководствовался его указаниями. Генрих должен был подчиниться, особенно когда бароны под предводительством Монфора принудили короля согласиться на все их условия. Ко времени вступления на престол Эдуарда I Королевский Совет уже существовал под названием Постоянного Совета (Continual Council или Permanent Council; название Privy Council появляется впервые на исходе средних веков и постепенно вытесняет прежнее). При Эдуарде I в состав совета входят: лорд-канцлер, президенты трех вестминстерских судов, казначей, канцлер казначейства, далее камергер, гофмейстер, дворцовый казначей, гардеробмейстер, хранитель малой печати (lord privy seal), архиепископ Кентерберийский, епископы и бароны по специальному приглашению; порою призывались и менее крупные должностные лица. Функции Т. совета в принципе определялись тем, что он должен был содействовать королю в отправлении правосудия, поскольку король в нем участвовал, а также помогать ему в рассмотрении подаваемых на его имя петиций. Фактически Т. совет скоро стал разделять с королем заботы управления и судопроизводства, поскольку эти функции отправлялись им лично, без участия парламента и специальных судов. Т. советам составлялись указы, подписываемые королем и нередко имевшие силу закона. Далее, совет вместе с королем заведовал международными сношениями и заботился об охране внутреннего мира; этот разряд дел не вызывал протестов со стороны парламента, но тем энергичнее восставал последний против вторжений Т. совета в судебную сферу. Дело в том, что юрисдикция совета не была обставлена теми формальностями, которые были обязательны для судов общего права и в которых парламент видел гарантию законности. Поэтому так часты протесты против юрисдикции совета, заставившие короля в конце концов отменить юрисдикцию Т. совета. Однако эта уступка была чисто формальной; inrisdictio extraordinaria продолжала существовать в филиальных учреждениях совета и в коллегиях, образовавшихся вокруг его отдельных членов (коннетабля, маршала, сенешаля). Парламенты неустанно протестовали и против этой формы чрезвычайной юрисдикции, тем более, что частные судилища, компетенция которых вначале была невелика, скоро стали вторгаться в сферу судов общего права. Не всегда, однако, совет являлся угрозой принципам, защитником которых был парламент; в эпоху усиления влияния парламентов, при Ричарде II и особенно при Генрихе IV, обязанным своей властью главным образом парламенту, последнему удавалось сажать в Королевский Совет людей по своему выбору; тогда он превращался в учреждение, ограничивающее власть короля и послушное парламенту. По мере того, как падает значение парламента (приблизительно со времен Генриха VI), Т. совет постепенно становится таким, каким мы его знаем при Тюдорах, т. е. орудием абсолютизма. Ослабление нижней палаты было одною из причин усиления Т. совета; другою было падение знати, явившееся результатом кровопролитной войны Роз; совет наполнился новым дворянством, послушным королю и совершенно лишенным политического влияния. При Тюдорах изменяется и состав совета. Теперь в него входят лорд канцлер, лорд казначей, лорд малой печати, лорд великий адмирал, лорд steward (гофмаршал), лорд президент совета и королевские секретари; придворные чины остались, но больше в качестве почетных членов; королю вообще предоставляется право привлекать в совет кого угодно, без всякого контроля со стороны парламента. «The King’s will is the sole constituent of a privy Councellor», — говорит Кок. Не все должности имели одинаковое значение; должности лорда камергера и лорда верховного коннетабля были наследственны, но к администрации отношения не имели; последняя была уничтожена в 1521 году; должность лорда маршала отличалась от предыдущих только тем, что не была наследственной; должность другого камергера (King’s Chamberlain) была более влиятельна, но у него не было особых административных функций; председатель совета не пользовался влиянием. Королевский секретарь сначала был незначительным чиновником, но очень скоро выдвигается на одно из первых мест, и должность его начинает соответствовать должности современных статс-секретарей, т. е. министров. После 1539 г. секретарей было уже двое; у каждого была своя ручная печать, которою припечатывались королевские рескрипты (warrant). Указ Генриха VIII (1526 г.) определял состав совета в 20 чел. (14 государственных и придворных должностей, 4 пэра, 2 епископа); но ввиду того, что полный состав совета трудно было собрать, ближайшее содействие королю лежало на обязанности половины этого числа. К функциям Т. совета относилось рассмотрение всех дел, которые король по обычаю мог решать единолично, без парламента; а так как при Тюдорах власть парламента сделалась совершенно призрачной, то компетенция совета сильно расширилась. Генрих VIII издал даже специальный статут (31 Henr. VIII; 1539), приравнивающий королевские указы, изданные «в совете» (см. ниже), к парламентским постановлениям. Эдуард VI отменил этот статут, но от этого власть совета не сделалась меньше. При Елизавете он был положительно всемогущ. Суду Т. совета при Тюдорах подлежали самые разнообразные дела. Звездная палата (см.) была его отделением наряду с судом высокой комиссии (High Commissions Court), созданным Елизаветой (оконч. организ. в 1583 г.) для защиты церкви, признавшей супрематию короля. В ее состав, кроме членов совета, входили еще 12 епископов, Она очень скоро сделалась грозным орудием в преследовании нонконформистов и вообще еретиков всякого рода и, не стесняемая ни обычаем, ни прецедентами, играла совершенно инквизиционную роль. К числу отделений совета принадлежали еще Ordinary Council, в котором разбирались гражданские дела, Court of the Lord Steward — гофмаршальский суд для преступлений, совершенных в королевских резиденциях, Court of Augmentation and Revenues of the Crown — для управления секуляризованными монастырскими землями, Северный совет и совет в Валлисе, созданные для предупреждения восстаний, и др. При Стюартах, которые постоянно обнаруживали стремление довести до абсурда абсолютистскую политику Тюдоров, Т. совет вырождается в камарилью; из вполне конституционного учреждения, каким был «король в совете», Стюарты сохраняют почти одни совещания с фаворитами в «кабинете»; судебные делегации совета свирепствуют против правых и виновных; государственная необходимость, которой Тюдоры умели подчинять свои личные вкусы, отступает на задний план, и органы государства направляются на удовлетворение личных, часто мелких и вздорных целей. Если Т. совет уже при Тюдорах возбуждал недовольство своею строгостью, то при Стюартах он сделался ненавистен народу, санкционируя незаконные преследования и вымогательства, исходившие от короля. Естественно при таких условиях, что Долгий парламент после казни Страффорда поспешил уничтожить Звездную палату и суд верховной комиссии и вообще объявить отмененной юрисдикцию Т. совета. Установление республики сделало ненужным и самый Королевский Совет. Реставрация его восстановила, но с некоторыми изменениями не в пользу королевской власти. Звездная палата не воскресла, равно как и суд верховной комиссии. В составе совета произошли перемены. Во главе его и теперь стоит лорд канцлер; лорд казначей фактически становится министром финансов, должность лорда президента только с 1779 г. делается постоянной; в совет вступает генерал-фельдцейхмейстер; к двум статс-секретарям, должность которых по характеру все более и более приближается к должности министра, прибавляется в 1666 г. третий статс-секретарь, по военным делам. В начале реставрации была сделана попытка разделить совет на 4 комитета (иностранн. дел; морской и военный; жалоб; торговых дел), но после отставки Кларендона все это распалось и наступила опять пора кабинетской камарильи (Cabal Карла II), роковой для Стюартов. Неудачна была и попытка сэра Вил. Темпля сделать из совета посредствующее учреждение между королем и парламентом. По его проекту совет должен был составляться из 30 членов, половина которых назначалась бы королем, половина — парламентом. После революции 1688 г. впервые появляется освященное с тех пор обычаем противоположение «короля в парламенте» и «короля в совете». Это значило, что король в отправлении государственной власти обязательно должен получить или одобрение парламента, или санкцию совета. Советом стало называться не только первоначальное его ядро, но и все суды комиссии бюро, через которые осуществлялась исполнительная власть короля. Теперь формальное разделение властей уже существовало. В этом. разделении на долю совета выпало главным образом заведование внешними и колониальными делами и исполнительными предписаниями. Осуществление верховных прав государства и законодательная деятельность отошли к парламенту. Судебные прерогативы совета были еще больше урезаны законом о несменяемости судей; полицейское управление децентрализовано и также ускользнуло из рук совета, сохранившего за собой только очень ограниченное количество функций. При отправлении их уже не было необходимости в прежнем устройстве, и из совета постепенно выделяется более тесная коллегия — кабинет. Кабинет, в свою очередь, постепенно приходит в связь с парламентом и приобретает однородность, зависящую от большинства палаты (см. Министерство). Т. совет продолжает существовать и до сих пор и привлекается в торжественное заседание кабинета для формальной ратификации или опубликования мер, которые могут по конституции исходить только от «короля в совете». За советом оставлено право принимать и рассматривать апелляционные жалобы по делам колониальным, духовным и административным. Затем в его состав входят некоторые комитеты в бюро, которые имеют большое значение; таково было до 1870 г. бюро народного образования; таким является и в настоящее время бюро торговли (board of trade). Количество членов совета перешло за 200; однородности в составе нет и не может быть и коллегиальная работа при этих условиях едва ли возможна. О современном положении совета см. Великобритания (V, 779).

Литература. Кроме общих сочинений Стэббса, Гнейста, Градовского, см. Nicolas, «Proceeding and ordinances of the Privy Council of England from 10 Rich. II to 33 Henr. VIII» (1834—37, 7 томов); Palgrave, «An essay upon the original autority of the King’s Council» (1834); Dicey, «The Privy Council» (1887); Александренко, «Английский Т. совет и его история» (т. I, ч. I, СПб., 1888; ч. II, Варш., 1891).