ЭСБЕ/Теория военного искусства

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Теория военного искусства
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Тай — Термиты. Источник: т. XXXIIa (1901): Тай — Термиты, с. 888—889 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Теория военного искусства — изучает средства для ведения войны и способы их употребления для одержания победы над противником. В зависимости от классификации материала и от вопросов, подлежащих ее исследованию, она разделяется на целый ряд так называемых военных наук, или отделов Т. военного искусства (стратегия, тактика, военная администрация, артиллерия, фортификация, военная топография, военная статистика, история военного искусства). Каждая из этих наук подразделяется в зависимости от сложности и разнообразия исследуемого материала на ряд частных, производных наук. Если принять во внимание еще необходимость изучения военного дела практически, что также требует много труда и времени, то станет понятной вся трудность совмещения в одном лице и обширной теоретической подготовки, и серьезного практического опыта. Отсюда постоянная борьба между теоретиками и практиками, которые иногда друг друга не понимают или не хотят понять. Суворов со своим светлым умом и русским юмором вышучивал и тех, и других: ученых своего времени он называл «бедными академиками», а про практиков хвастунов выражался: «они говорят, что знают дело, да дело-то их не знает!» В чем же истина? Суворов и на это ответил: «Не нужно методизма, а верный взгляд военный!» Под словом методизм он называл современный ему способ ведения войны, основанный на применении фальшивых идей, бессодержательного формализма. Военное дело — живое; оно требует сознательного и внимательного изучения элементов войны и многовекового военного опыта. Только таким путем можно усвоить основные начала военного искусства и способы применения их при различных условиях обстановки. «Следует обратить серьезное внимание на разницу, существующую между Т. принципов и Т. систем», — говорит Жомини, знаменитый истолкователь действий Фридриха Великого и Наполеона. Усвоение этих принципов — дело нелегкое. «Война есть наука для людей выдающихся, искусство для посредственности и ремесло для невежд», — сказал Фридрих Великий. «Трудом можно достигнуть того же, что и гением», — сказал Наполеон. «Никогда не следует рассчитывать на случайность вдохновения; необходимо иметь принципы» — слова маршала Бюжо. «От знания к исполнению только один шаг, а от невежества к исполнению — гораздо более», — говорит Виллизен. Отрицателям общих принципов превосходно отвечает генерал Бриальмон: «они говорят, что следует действовать в зависимости от условий места, времени и обстоятельств; это опасный афоризм, которым часто прикрывается рутина и невежество». Лучшим доказательством пользы теоретических трактатов является отзыв Наполеона о сочинении Гибера «Essai général de tactique», которое он всегда имел при себе даже в походах: «эта книга способна создавать великих полководцев!» Итак, ни практики военного дела, ни теоретики не отрицают существования основных начал, на которых зиждется военное искусство (см. Стратегия, Тактика). Чтобы не существовало антагонизма между Т. и практикой, необходимо, чтобы они шли рука об руку. Некоторые элементы военного дела, преимущественно естественные (свойства и силы человека и лошади, климатические условия, местность и пр.), изменяются мало, но искуственные — оружие, средства передвижения, средства усиления слуха и зрения — постоянно совершенствуются и вводят, так сказать, новые коэффициенты, которые должны быть принимаемы во внимание. С другой стороны, часто за новое выдается что-нибудь очень старое, но хорошо забытое. Чтобы не повторять ошибок прошлого, приходится с ним считаться, а следовательно, и изучать его. Теоретическое изучение дела практиком, подтверждающее его практические выводы, дает ему полную уверенность в себе. Еще Полибий («Всеобщая история», кн. IX, п. 12) писал: «неудачи большею частью происходят от невежества или легкомыслия вождей». Он рекомендует военноначальнику знание математики, астрономии, метеорологии, сигнализации, военных хитростей. Он указывает на то, что «люди, посвящающие себя танцевальному искусству или игре на флейте, предварительно знакомятся с учетом о мерных движениях и с музыкою, даже с упражнениями в палестре (гимнастические школы для мальчиков в Греции), ибо считают эти знания необходимым пособием для усовершенствования в избранных занятиях. Поэтому нелепо было бы людям, ищущим командования войском, досадовать на то, что и от них требуется усвоение, в некоторой мере, побочных знаний. Иначе выходило бы, что простые ремесленники подготовляют себя заботливее и старательнее, нежели люди, жаждущие отличия в прекраснейшем и почетнейшем деле. Всякий согласится, что это было бы бессмыслицей». Гармоничное сочетание теоретического и практического изучения военного дела только и могут сформировать сознательного военного деятеля. Нет сомнения, что случай и счастье могут иногда увенчать успехом и дурного вождя, что невежество может придавать счастливую дерзость, а ученое образование — довести иногда до педантизма и нерешительности и что поэтому хороший теоретик может оказаться дурным практиком и наоборот; но этому причиной не свойство Т., так как только ошибочная Т. может иметь вредное влияние на практические действия.

Н. П. Михневич.