ЭСБЕ/Торфяная культура

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Торфяная культура
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Томбигби — Трульский собор. Источник: т. XXXIIIa (1901): Томбигби — Трульский собор, с. 650—653 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Торфяная культура — или культура болот имеет целью обращение бесплодных болотных пространств в состояние, пригодное для сельскохозяйственного пользования. Болота разделяются на моховые и травяные (или луговые); первые образуются, обыкновенно, выше уровня воды, на непроницаемой почве (наводное происхождение); поверхность его представляется несколько выпуклой и содержание извести в воде не пре-вышает 0,4 % — 0,5 %. Кроме сфагнума, вереска и пушицы (Eriophorum vaginatum) на моховых болотах растут: Drosera rotundifolia, Dr. longifolia, Juncus Squarrosus, Scirpus caespitosus и др. Что же касается болот травяных (луговых), то они образуются обыкновенно или от зарастания водоемов, или же от заболачивания лугов во время весенних разливов. Положение таких болот относительно уровня воды — низкое (подводное происхождение) и содержание в воде извести достигает 2 % и более. Флора их, кроме Hypnum, состоит из разных видов осок, камыша, хвощей, ситника и т. п. Культура болот находится в прямой зависимости от того или другого способа происхождения их.

I. Культура травяных (луговых) болот. Первая забота по их культуре заключается в их осушке, достигается иногда единственно благодаря посеву растений, сильно испаряющих воду (в Италии — культура эвкалипта). Более действительной мерой является проведение в самом глубоком месте болота сточной канавы. Если болото занимает очень большое пространство, то с главной сточной канавой соединяют сеть меньших, впадающих в нее под прямым или острым углом. Низколежащие болота приходится, однако, осушать более радикальными мерами, а именно: преграждают воде доступ к болоту извне и удаляют выпадающие осадки испарением при помощи очень густой сети канав, воду же, стекающую с высоких мест, отводят ловчей канавой. Что касается полой воды, то она остается в русле реки, благодаря сооружению по берегам различной вышины дамб. Если естественный сток обходится слишком дорого, то прибегают к буравлению подпочвы («вертикальный» дренаж), при чем на десятине проделывается до 5000 отверстий, которые заполняются камнями во избежание могущих быть обвалов и их засорения. Наконец, приходится иногда прибегать к отливанию воды или запруженного дамбами болота помощью машин (так назыв. «водяных винтов», черпальных колес, насосов и пр.). Что же касается дренажа, в тесном смысле этого слова, то он применяется при осушке болот довольно редко: болотная почва легко оседает и сильно повреждает трубы; кроме того, последние часто совершенно закупориваются находящимися в избытке в болотной воде соединениями железа. Несколько более распространен дренаж фашинами, камнями и даже обрезками дерева (напр., в Швеции). Осушение болота быстро меняет его флору: болотные травы исчезают и заменяются тимофеевкой, пахучим колоском и другими «сладкими» злаками. Дальнейшей мерой улучшения болот, являющейся вместе с тем наиболее древней, служит их выжигание. Если болота заращены бывают лесом, то обыкновенно держатся той же культуры, которая применяется и при обработке «ляда» (см.). Когда болото покрыто различного рода крупными травами, как-то — тростником, ситником, камышом и пр., тогда прибегают к выжиганию лишь одной поверхности болота, к каковой операции прибегают иногда несколько лет подряд. Главная цель, которой здесь в этом случае придерживаются — истребление, помощью огня, корней болотной растительности, чтобы она после не могла глушить культурные растения. Болота с очень глубоким дерном обжигают, составляя из поднятого дерна правильные кучи и закладывая в середину их подпал. Неглубокие же болота подпахиваются обыкновенно плугом или сохою, и пласты эти зажигают в разных местах по ветру. Огневая культура болот является одной из самых древних (см. соотв. статью). О ней мы находим уже сведения и советы у римских писателей — Катона, Палладия, Виргилия. В Сев.-Зап. Голландии, Восточной Фрисландии, во всей Сев.-Зап. Германии, в Финляндии и у нас, в Вологодской, Олонецкой и Архангельской губерниях — этот способ культуры является одним из самых употребительных. В Голландии прибегают к выжигу торфяников, которые залегают там в восточной ее части и занимает пространство до 80 верст в длину. Эти бесплодные пространства, сплошь засеваемые гречихой, превращаются в обширные культурные поля. В Сев. Германии применяют такой способ: когда для осушки болота проведены уже канавы и вынутый торф разбросан по полю, осенью приступают к мотыжению задернелой поверхности болота тяжелыми железными мотыгами — 5 в. в длину и 41/2 в. в ширину. Всю зиму комки торфа подвергаются разрыхляющему действию мороза, а весной, когда немного подсохнет, комья окончательно разбиваются более легкими мотыгами, в форме трезубца, и высыхают на солнце. В мае, когда весь торф уже высушен, приступают к выжиганию, разбрасывая горящую солому прямо по полю. Жгут, большею частью, по ветру. Когда торф перестанет дымиться, в теплую еще золу бросают семена обыкновенно гречихи и немедленно заборанивают. Урожаи доходят до 200 пд. с десятины. После уборки поле мотыжится, опять сжигается и снова засевается гречихой. Такой пожог повторяется 5 — 7 лет, причем гречиха иногда заменяется рожью («болотной»), после чего поля забрасываются в залежь лет на 20 — 30, где пасут скот. Выжигание в Швеции и Финляндии комбинируют часто с навозкой глины, которая там богата калийными солями (до 2 %). Пожог торфа и остатков дерна приноравливают к весне, после чего поле тщательно боронят, а в августе сеют рожь. По снятии ее, поле опять пашут, сжигают торф и сеют опять рожь, что повторяется 6 — 7 лет. На седьмом году зимой или ранней весной навозят глину, около 30 кб. саж. на десятину, и тщательно перемешивают с торфом путем пахания или мотыжения. Затем опять выжигают болото, снимают еще раз рожь или овес, а потом на 10 — 20 лет оставляют поле под залежь, после чего опять навозят глину и выжигают. Сеют здесь смесь тимофеевки, красного и шведского клевера или лисохвоста. Т. культура путем выжигания дает в первые годы очень большие урожаи, но со временем они падают, и почва, для восстановления ее производительных сил, нуждается всегда в продолжительном отдыхе, что и достигается непроизводительным забрасыванием ее в залежь. Кроме того, уровень болотной почвы сильно понижается от выжигания и становится весьма доступным затоплению. Эти соображения заставляют в рациональных хозяйствах прибегать к культуре, связанной с употреблением животных и минеральных удобрений. Кроме того, замечено, что культура на луговых болотах хлебов и корнеплодных растений очень быстро ведет за собой «вывеивание» верхнего слоя торфа; последний бывает иногда так сух и бесплоден, что его приходится сгребать в кучи и сжигать. Введение в севооборот трав являлось одним из средств к борьбе с этим явлением; однако, опыт показал, что для успешного роста трав необходим более высокий уровень воды. Все это заставляет возделывать болота или в виде постоянных лугов, или же, высыпая на них слой песка, вводить «грядовые» культуры — по системе д-ра Римпау. В первом случае вывозят ранней весной на высушенное болото компост, раскидывают его с наступлением теплой погоды и подсевают семена клевера, вики и других растений. Вскоре начинают болото сильно разрыхлять. Первый год снимают покос один раз, после — по два. Лет через пять — вносится опять компост. На плохо разложившихся луговых болотах, для ускорения процессов разложения и нитрификации, прибавляют иногда известь, но это только в исключительных случаях, так как луговые болота обыкновенно сами очень богаты известью. То же самое надо сказать и про азотистые удобрения (луговой торф содержит азота, в среднем, 3,5 %). Наоборот, фосфорнокислые туки являются наиболее применимым и наиболее рекомендуемым удобрительным средством. Содержание фосфорной кислоты в луговых болотах обыкновенно низкое (около 0,2 %). Поэтому и внесение ее сопровождается всегда повышением урожаев. Здесь могут иметь прекрасное применение томасова мука, суперфосфат, также и фосфориты. Относительно последних опытная бременская станция, на основании многочисленных наблюдений, нашла, что внесение фосфоритов, действительно, сопровождается всегда резким эффектом (благодаря заключающимся в болотной почве кислотам). Калийные удобрения (главным образом, каинит, карналлит и сильвианит) оказывают на болотных почвах также прекрасное действие. Иногда, несмотря на самые интенсивные удобрения, особенно при слабо разложившемся торфе и сильно задернелой поверхности, процессы разложения в болотной почве идут так слабо, что приходится прибегать к улучшению физических свойств культивируемого болота путем так назыв. «оживления» луга. Операция эта производится при помощи «лааковской» звездчатой луговой бороны; еще лучшие результаты получаются при употреблении дернорезов, снабженных ножами или культиваторов (Кунке, Лааке и др.). Более радикальным способом превращения задернелого болота в луг является, конечно, его периодическая вспашка. Другой способ культуры болот носит название «грядовой» культуры. Введен он д-ром Римпау и сущность его заключается в следующем: выкапывается главная водоотводная канава, а затем целая система канав, параллельных между собою; ширина их 5 м, а пространство (Damm) между канавами 25 м. Земля из канав разравнивается совершенно ровно в промежутках между канавами и, так как под торфом лежит песок, то последним покрывается каждая дамба слоем в 10 см. Песок, выброшенный наружу, не смешивается с торфом ни в начале, ни при последующих обработках. Многочисленными опытами доказано, что при таком способе урожаи получаются выше, чем тогда, когда песок смешивается с торфом. Причина этого заключается в том, что песчаный слой содержит Т. почву относительно влаги в весьма благоприятном условии, способствующем более правильному разложению органических веществ; то же надо сказать и о других физических свойствах Т. почвы. Способ этот впервые был применен в Кунрау в 1862 г. и с тех пор ведется беспрерывно, так что в настоящее время под «грядовой» культурой болот находится до 1325 моргенов. К работам на «грядах» Римпау приступает уже с декабря. С наступлением морозов гряды посыпаются каинитом, с содержанием калия около 13 %, а ранней весной им дается и фосфорная кислота. Поле заборанивается и в начале апреля засевается овсом. Поднятие овсяного жнива делается возможно скорее 3-х лемешным плугом, а если песчаный слой еще очень рыхл, то и обыкновенным. На второй год следует смесь бобов, вики, овса, зеленого гороха и ячменя. Затем идет озимый рапс. Тотчас по снятии предшествующего растения — высыпается каинит и поле вспахивается на 4 дм. На борозде высевается томасова мука, которая слегка и заборанивается. После рапса следует рожь с каинитом и фосфорной кислотой. После ржи картофель, затем идет овес с клевером, озимый рапс, ячмень (или рожь), итальянский райграс, овес и, наконец, еще раз картофель. На «грядах» получаются недурные урожаи также льна, конопли, сахарной свекловицы, хмеля и различных овощей. Сами осушительные канавы утилизируются тем, что в них разводится различная рыба, раки и пр. Многие из них обсажены яблонями, грушами и сливами.

II. Культура моховых болот — начинается также с осушения их. Вследствие высокого положения их относительно уровня воды, эта осушка является значительно более легкой по сравнению с осушкой луговых болот. Следует лишь позаботиться об отведении воды канавами в лежащие ниже водоемы. Дальнейшее улучшение моховых болот заключается также в их выжигании. Это наиболее старый, простой и дешевый способ культуры. Введение, при обработке болот, естественных и искусственных удобрений является операцией, требующей уже гораздо большего труда и более тщательного ухода. Во-первых, самая осушка болот должна быть более радикальной: осушительные канавы должны иметь в глубину 1 — 11/2 арш., а расстояние между ними 5 — 10 саж. Количество навоза достигает 5 — 6 тысяч пудов на десятину; нередко его смешивают, для улучшения физических свойств почвы, с песком. Кроме навоза употребляется торфяная и древесная зола (Швеция) и городские нечистоты (Голландия). Обработка поля, в этом случае, начинается глубоким, до 4 вершк., мотыжением, которое производится осенью, через год повторяется и только весной 3-го года приступают к посеву картофеля. В последующие годы моховые болота обрабатываются, благодаря рыхлости торфа, много легче. Навоз вносится обыкновенно при двоении. Наилучше удается на таких полях — картофель и рожь (ивановская, пробштейская); но пшеница и ячмень пропадают. По инициативе Бременской опытной станции — в культуру болот введены также и искусственные удобрения. Одним из наиболее давних удобрительных для этой цели средств надо считать известь и мергель; нейтрализуя свободные кислоты болотной почвы, они тем самым содействуют лучшему разложению органических веществ, более интенсивной нитрификации и т. п. В Голландии и Германии известкование уже издавна практиковалось в виде удобрения моховых болот озерным и речным илом (до 20 тыс. пудов на десятину), добываемым из устьев рек и содержащим до 6,5 % извести. Впрочем, хорошие результаты, получаемые от применения озерного ила, должны быть приписаны не только заключающейся в нем извести, но также и другим веществам: ил содержит кроме того до 0,2 % фосфорной кислоты и до 0,8 % — кали. Замечено, однако, что известкование торфяников ведет с течением времени к прогрессивному уменьшению урожаев. Профессор Флейшер объясняет это уменьшением культурного слоя почвы, благодаря крайне быстрому и интенсивному развитию всех процессов выветривания и разложения. Что касается применения к культуре моховых болот других минеральных удобрений, то, по многочисленным опытам, произведенным Бременской опытной станцией, оказывается, что из калийных удобрений наиболее подходящими являются каинит и хлористый кали. Азот оказался безусловно необходимым для почвы моховых болот (чилийская селитра предпочтительнее сернокислого аммиака). То же самое надо сказать про фосфорнокислые удобрения вообще и про фосфорит в частности: благодаря богатому содержанию в почве моховых болот гуминовых кислот, фосфориты энергично переводятся в растворимые, легко усвояемые соединения. На моховых болотах особенно удаются конские бобы и горох. В виде удобрения под эти растения употребляется речной ил и особенно — почва, уже бывшая под культурой бобовых и содержащая, следовательно, в себе азотоусвояющие бактерия. Чистые культуры этих бактерий или так наз. «нитрагин» (см.) находят в настоящее время в Германии и Швеции большое применение, хотя результаты этих «прививок» еще не выяснены. С употреблением, в качестве удобрительного материала, бактерионосной почвы, связана и культура на моховых болотах — сераделлы. Без «прививки» она не удавалась даже на полях с многолетней навозной культурой. Употребляется сераделла на моховых болотах иногда и в качестве зеленого удобрения. Садят по такому удобрению сначала картофель, потом сеют рожь. Что касается клевера, то культура его на моховых болотах уже давно известна как в Голландии, так и на Ольденбургских болотах. Особенно рекомендуется (по опытам Бременской станции) посев клевера в смеси с другими травами (красный клевер, шведский, белый, тимофеевка, райграс) с предварительным известкованием почвы. Пользование клевером полуторагодичное: в июне или июле второго года клеверное поле после первого укоса поднимается и осенью засевается рожью. Моховые болота превращаются иногда в естественные покосы: тотчас после осушения их мох отмирает и появляются в избытке болотные травы, осоки, позднее — сосна, береза. Прибавление каинита, томасовой муки или извести быстро улучшает растительность болота. Появляется Роа trivialis, Festuca elatior, клеверные растения и т. п. Для ускорения процесса образования из болота луга подсевают семена культурных трав, сначала менее ценные растения, позднее — постепенно улучшая состав трав. Еще более верный способ — вспашка и посев смеси трав, покровным растением выбирается рожь или овес. С. Seelhorst, «Acker- und Wiesenbau auf Moorboden»; K. Rimpau, «Die Bewirtschaftung des Rittergutes Kunrau». Birnbaum, «Die Torf-Industrie und die Moor-Kultur». В. Усов, «Культура болот, луговодство и полевое хозяйство».

С. Кравков.