ЭСБЕ/Трепов, Дмитрий Федорович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Трепов, Дмитрий Федорович
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Табак — Фома. Источник: доп. т. IIa (1907): Пруссия — Фома. Россия, с. 772—773 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Трепов (Дмитрий Федорович, 1855—1906) — генерал-майор, сын петербургского градоначальника ген. Трепова. По окончании курса в пажеском корпусе Т. служил в л.-гв. конном полку; в 1877 г. принимал деятельное участие в делах с турками, находясь в отряде ген. Гурко, и в сражении под Телишем был ранен в ногу. В 1896 г. занял должность московского обер-полицмейстера. Аресты, обыски, разгоны случайных собраний в частных квартирах, избиения в участках производились при Т. с чрезвычайной легкостью и большой грубостью. Движение среди студенчества преследовалось с крайней жестокостью, как и всякое другое, имевшее хотя бы слабый политический оттенок. Т. был главным защитником и проводником известной зубатовской политики, т. е. своеобразного полицейского социализма. Впоследствии, в разговоре с английским публицистом Стэдом, переданном самим Стэдом в «Review of Reviews», Т. говорил: «система, которую проводил Зубатов вместе со мной и, в сущности, по моей инициативе, была попыткой поднять социальное положение рабочего класса в Москве. Мы шли к нашей цели тремя путями: 1) мы поощряли устройство рабочими профессиональных союзов для самозащиты и отстаивания их экономических интересов; 2) мы устроили серию лекций по экономическим вопросам с привлечением знающих лекторов; 3) мы организовали широкое распространение дешевой и здоровой литературы, старались поощрять самодеятельность и способствовать умственному развитию и побуждать к бережливости. Результаты были самые лучшие. До введения системы Зубатова Москва клокотала от недовольства; при моем режиме рабочий увидел, что симпатии правительства на его стороне и что он может рассчитывать на нашу помощь против притеснений предпринимателя. Раньше Москва была рассадником недовольства, теперь там — мир, благоденствие и довольство». В действительности эта система замедлила на некоторое время развитие революционных стремлений в рабочем классе в Москве, но в конце концов оказалась выгодной для революционеров; она вызвала сильное недовольство крупной московской буржуазии. 1 января 1905 г. Т. был назначен в распоряжение главнокомандующего войсками, действовавшими против Японии, но, не успев отправиться на войну, назначен (11 января) С.-Петербургским генерал-губернатором, с весьма широкими полномочиями. На самом деле деятельность Т. была гораздо шире, чем та, которую может обыкновенно развивать генерал-губернатор; он брал на себя много функций министра внутренних дел, оттесняя Булыгина на задний план. Одним из первых шагов его был приказ открыть все высшие учебные заведения к 15 февраля. Однако достигнуть этого ему не удалось. Затем Т. направил свою бдительность на печать, которая при Святополк-Мирском говорила несколько свободнее, чем раньше. Последовали предостережения, конфискации и другие кары. 5 февраля были запрещены две наиболее крайние петербургские газеты: «Наша Жизнь» и «Сын Отечества», обе на три месяца, с отдачей после возобновления под предварительную цензуру. В редакции газет, не подчиненных цензуре, поступали от главного управления по делам печати циркуляр за циркуляром, с запрещением касаться то одного, то другого вопроса, и инициатором этих циркуляров почти всегда в то время был Т. Цензоры получали инструкции непосредственно от генерал-губернатора. Когда в первых числах февраля 1905 г. в Царском Селе начались заседания до вопросу о дальнейшей политике правительства, Т. приглашался туда наряду с министрами, и вместе с Победоносцевым был главным противником проводившейся тогда А. С. Ермоловым идеи созыва земского собора. Им приписывали проведение манифеста 18-го февраля, за которым, под влиянием других министров, последовал в тот же день совершенно иной по духу рескрипт на имя А. Г. Булыгина. Несмотря на это, положение Т. вовсе не было поколеблено. В мае 1905 г. он был назначен товарищем министра внутренних дел, заведующим полицией, и командующим отдельным корпусом жандармов, с оставлением в должности С.-Петербургского генерала-губернатора. После этого вся политика правительства направлялась в значительной степени именно Треповым. В противоречии с политикой репрессий стоит допущение на Высочайшую аудиенцию депутации от съезда земцев и городских деятелей, с кн. С. Н. Трубецким во главе. Когда в октябре 1905 г. началась всероссийская стачка, грозившая уличными волнениями, Т. приказал расклеить по улицам Петербурга приказ по войскам, в котором заключалась знаменитая фраза: «патронов не жалеть». Усмирение петербургского движения 18 октября и черносотенные погромы во второй половине того же месяца, так же как организация карательных экспедиций, приписывались влиянию Т. 26 октября Т. был перемещен на должность дворцового коменданта. Значение его и на этом посту осталось немалым. Его считали руководящим членом группы, известной под именем звездной палаты. Эта группа вела борьбу с Витте и пыталась его сместить. В начале 1906 г. Т. стал неожиданно высказывать мнение о необходимости уступок обществу. Когда собралась Государственная Дума и звездная палата стала добиваться ее роспуска, Т. высказывался против роспуска как меры, могущей оказаться крайне опасной. 1 июля 1906 г. на музыке в Петергофском саду был убит по ошибке вместо Т. похожий на него внешне генерал-майор Козлов. Убийца Васильев был казнен. 2 сентября 1906 г. Т. неожиданно скончался от перерождения сердца. Возникшие было слухи о самоубийстве были опровергнуты вскрытием тела.