ЭСБЕ/Третейский международный суд

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Третейский международный суд
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Томбигби — Трульский собор. Источник: т. XXXIIIa (1901): Томбигби — Трульский собор, с. 776—781 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Третейский международный суд. — Большинство писателей международного права (Кальво, Паскаль, Фиоре, гр. Камаровский, Бульмеринк и др.) определяют международный Т. суд, как юридическое средство для разрешения несогласий между государствами. Средством юридическим Т. международный суд является потому, что в своей деятельности третейский судья должен руководиться только соображениями юридическими, т. е. в основание его решения должно быть положено право и, главным образом, право международное. Этим Т. международный суд резко отличается от других так называемых мирных средств разрешения международных несогласий: дипломатических переговоров, добрых услуг и посредничества. Посредник является примирителем спорящих сторон. На нем лежит обязанность отыскать в каждом отдельном случае почву, на которой возможно полюбовное окончание спора, хотя бы такое соглашение не соответствовало праву ни той, ни другой стороны; при этом посредник стремится умерить взаимные притязания спорящих государств, склоняя их к уступкам. Таким образом, Т. разбирательство и посредничество разнятся как по принципам, положенным в их основание, так и по целям, которые они преследуют. Т. судья руководствуется объективными нормами права, посредник — соображениями практическими; цель первого — определить, на чьей стороне право, цель второго — на каких условиях возможен мир. Из указанного различия между этими двумя институтами вытекает обязательная сила Т. решения для спорящих государств. Государства считают себя обязанными подчиняться нормам общего международного права, поэтому и решение Т. международного судьи, которое есть ни что иное, как применение этих норм к отдельным конкретным случаям, обязательно для сторон, по отношение к которым оно постановлено, между тем как предложение посредника принимается сторонами только с их согласия. С другой стороны, как только Т. судья, не будучи в состоянии разрешить предложенного ему спора на основании правовых положений, начинает делать сторонам предложения с целью полюбовного окончания спора, он тотчас же превращается в посредника, хотя бы и был избран по договору (компромиссу) в качестве Т. судьи, и стороны тотчас же освобождаются от своей обязанности подчиниться Т. решению. На этом основании и было отвергнуто Т. решение короля Нидерландов, постановленное 10 января 1831 г. по поводу спора о границах между Соед. Штатами и Великобританией. Ввиду этого Т. международный суд можно определить как «юридическое средство для разрешения несогласий между государствами, на началах международного права, посредством судей, избранных с общего согласия спорящих сторон».

История Т. международного суда. Древние времена. Попытки к разрешению международных споров при помощи решений, постановленных третьими лицами, физическими или юридическими, встречаются еще в древности. В 486 г. до Р. Хр., по свидетельству Юстина, Артабан был избран Т. судьей в споре о престолонаследии между сыновьями Дария Гистаспа, Ксерксом и Ариамном; индийские князья-в споре между Кириллом и царем Ассирийским. О Т. суде в Греции и Риме см. выше. В средние века Т. международными судьями были папы, императоры, короли, парламенты, юридические факультеты и частные лица. Т. разбирательство пап. В 1213 г. Иннокентий III вмешался в спор Иоанна Безземельного с его баронами и постановил решение в пользу короля. Бонифаций VIII — между Филиппом Валуа и Эдуардом III. Григорий XI — между Карлом V и Эдуардом III. Приведенные случаи не вполне подходят под понятие третейского разбирательства, которое предполагает добровольное избрание судей и решение, постановленное на основании норм международного права. Оба эти признака не всегда можно найти в решениях пап. В этом отношении замечательно решение папы Бонифация VIII в споре между английским королем Эдуардом I и французским — Филиппом Красивым. Случай этот Пюттер («Beiträge zur Völkerrechtsgeschichte») считает поворотным пунктом от решений пап, как всемирных судей, к простому Т. разбирательству. Бонифаций VIII пригласил в 1296 г. обоих королей к своему судилищу, но получил от Филиппа Красивого решительный отказ. Его принудительные меры не достигли цели, и только, когда папа отменил их, король согласился избрать его Т. судьей, но не как папу, а как частное лицо, Бонифация Гаетани. Т. разбирательство императоров. Императоры брали на себя также иногда обязанность судей между королями. Считая всех королей христианского мира своими вассалами, они брали на себя эту роль часто без согласия сторон, ввиду чего их судейская деятельность также не может быть названа Т. разбирательством в современном смысле слова. Впрочем, императоры иногда судили и по приглашению спорящих государств. В 1376 г. император Карл IV был Т. судьей между королем французским Карлом V и королем английским. Т. разбирательство королей. В 1263 г. Людовик Святой был избран Т. судьей между Генрихом III и его вассалами, во главе которых стоял гр. Симон Монфор, а в 1268 г. тот же король разрешил спор между графами Люксенбургским и Барским. Т. разбирательства парламентов. В некоторых случаях споры между королями решались парламентами: так, парижский парламент разрешил спор между Фридрихом II и Иннокентием IV в 1244 г., в 1613 и 1614 гг. — между эрцгерцогом Австрийским и герцогом Вюртембергским по поводу графства Монбельяр. Т. суд ученых юристов, На разрешение ученых Перуджии, Болоньи и Падуи был представлен в 1499 г. спор по поводу португальского трона, а в 1533 г. относительно графства Монферрат. Наибольшее число случаев Т. разбирательства приходится на период от XIII до XVI стол. В XVI стол., в начале религиозной борьбы, число случаев Т. разбирательства заметно уменьшается; в XVII же стол., во время самого разгара этой борьбы, они совершенно выходят из употребления. Еще менее благоприятно было для Т. международного суда XVIII стол., век крайнего развития королевского абсолютизма. Во всяком случае, даже во время наиболее частого обращения к Т. суду, трудно придавать ему какое-нибудь юридическое значение. Феодалы средних веков обращались к Т. разбирательству, утомленные беспрерывными войнами, и, как добрые христиане, желали избежать кровопролития в случаях, когда самый спор был настолько незначителен, что не стоил таких жертв; вопросы права для них не имели значения. Т. международный суд в новейшее время. Т. международный суд, как мы его теперь понимаем, ведет свое начало с того времени, когда необходимость правомерности отношений между государствами, по крайней мере теоретически, была признана цивилизованным миром, т. е. после французской революции и освобождения Сев. Амер. Соед. Штатов. Поэтому отнюдь не случайностью является то обстоятельство, что Т. разбирательство ранее всего стало применяться в Америке: Новый Свет, по справедливости, может быть назван родиной Т. международного суда. Из 73 случаев Т. разбирательства, имевших место с конца прошлого столетия по настоящее время, назовем лишь важнейшие. Первые Т. международные суды установлены были по трактату 1794 г., между Соедин. Штатами и Великобританией; были учреждены три смешанных комиссии из представителей обоих государств для разрешения споров о границах и об убытках, понесенных гражданами Соед. Штатов. Кроме таких смешанных комиссий, в роли Т. судей часто выступали монархи и главы дружественных держав. Так, напр., русские императоры часто отправляли эту почетную обязанность: Екатерина II разрешила в 1796 г. пограничный спор между Австрией и Пруссией по поводу раздела Польши, в 1822 г. имп. Александр I был Т. судьей между Соед. Штатами и Великобританией по спору о вознаграждении за освобожденных англичанами рабов; в 1845 г. имп. Николай I разрешил спор Австрии с Сардинией о праве провоза соли через Сардинию в Тессинский кантон; имп. Александр II постановил в 1875 г. решение по поводу освобождения японскими властями кулиев, находившихся на перуанском судне «Мария Луцц»; имп. Александр III избран был в 1888 г. Т. судьей между Францией и Нидерландами для разрешения их спора о границах между французской Гвианой и Суринамом. Обязанности Т. судьи исполняли иногда и юридические лица. Гамбургский сенат разрешил в 1858 г. спор между Великобританией и Португалией по делу Крофт, а в 1864 г. он же избран Т. судьей между Великобританией и респ. Перу по делу о задержании английского капитана Уайта; французский кассационный суд разрешил в 1879 г. спор между Францией и респ. Никарагуа по поводу конфискации властями Никарагуа груза французского судна «Le Phare», В роли Т. судей выступали также дипломатические агенты, министры, ученые юристы: напр., проф. СПб. унив. Мартенс был в 1895 г. Т. судьей между Великобританией и Нидерландами по делу об аресте голландскими властями английского капитана Карпентера. Для важнейших международных споров учреждались Т. трибуналы. Таков был женевский трибунал, учрежденный согласно вашингтонскому трактату 8 мая 1871 г. для разрешения спора между Великобританией и Соединенными Штатами по поводу убытков, причиненных во время североамериканской междоусобной войны каперами южных штатов «Алабама», «Флорида». и друг., снаряженными на английской территории (см. соотв. статью). Парижский трибунал, разрешил в 1893 г. спор между Англией и Соединенными Штатами по поводу боя котиков в Беринговом море. Наконец, огромное по своей важности дело о границах между Английской Гвианой и Венецуэлой было разрешено по спору между Англией и Соединенными Штатами трибуналом, заседавшим в 1899 г. в Париже под председательством проф. Мартенса. Большинство Т. разбирательств происходили между американскими республиками и Великобританией; Россия и Турция ни разу не были стороною в Т. разбирательстве. Теория. Право разрешать свои споры Т. международным судом принадлежит только субъектам международного права — самостоятельным государствам. Поэтому все жалобы частных лиц на действия иностранных правительств могут быть предметом Т. международного разбирательства, только когда они предъявлены от имени государств, подданными которого потерпевшие состоят. Для того, чтобы международный спор был повергнут на разрешение Т. суда, необходимо специальное согласие на это спорящих государств, которое выражается в заключении между ними договора так назыв. «компромисса» (Coinpromittere est simul promittere stare sententiae arbitri). Компромисс заключается специально для разрешения данного спора, или же вообще, на случаи будущих споров, о чем часто включаются специальные статьи (clause compromissoire, pactum de compromettendo) в торговые и другие договоры. Кроме предмета спора, обязательно обозначаются в компромиссе имена судей или способ образования суда; обыкновенно определяется порядок судопроизводства Т. суда, и только в некоторых компромиссах указаны нормы международного права, которыми должны руководствоваться Т. судьи. Состав Т. международного суда бывает троякий: Т. суды состоят из представителей от государств, заключивших компромисс; или же в нем участвуют представители от сторон вместе с избранными с их согласия третьими лицами; и, наконец, Т. суд состоит исключительно из независимых от сторон лиц, ими избранных, или назначенных непричастною к спору державою. Самою употребительною является первая форма Т. суда, когда каждая из сторон назначает по одному или по два представителя, образующих так назыв. «смешанную Т. комиссию» (Commission mixte, Board of commissioners). При разногласии во мнениях между членами комиссии, они избирают третье лицо, «супер-арбитра» (Superarbiter, surarbitre, umpire, Obmann). Смешанные комиссии, состоящие из представителей тяжущихся государств, стоят на рубеже между органами дипломатии и судебными установлениями, так как в них значительно дает себя чувствовать политический элемент, вносимый в ущерб юридическому членами, назначенными от сторон. Вторую форму составляют Т. трибуналы, в числе членов которых находится несколько нейтральных лиц. Такие Т. суды были организованы для разбора важнейших споров, бывших предметом Т. разбирательства, как, напр., женевский трибунал 1872 г. по делу Алабамы и парижский трибунал по делу о бое котиков в Беринговом море. Третья форма проявилась лишь в виде единоличного Т. разбирательства монархов и др. лиц. Судопроизводство Т. международного суда. Т. суд обязан держаться правил судопроизводства, установленных в компромиссе. Стороны представляют в известный срок и одновременно мемуары дела (mémoire, case, statement), вручая их каждому Т. судье и представителям противной стороны; тем же порядком и одновременно же стороны обмениваются ответными мемуарами (контр-мемуарами, contre-mémoire, second and definitive statement). Недостаток одновременного представления мемуаров заключается в том, что при нем невозможен правильный обмен объяснений сторон, так как каждая из них должна предвидеть возражения другой, и сторона может быть застигнута врасплох. В этом отношения значительным шагом вперед является «Устав судопроизводства франко-чилийского Т. суда» 17 октября 1895 г., которым введен последовательный обмен состязательных бумаг между сторонами. Суд может пользоваться всеми способами доказывания, какие признает нужным, под тем только условием, чтобы все сведения поступали в суд не иначе, как через правительство спорящих государств. Доказательствами служат: документы, присяжные показания свидетелей и словесное объяснение представителей сторон. Для облегчения деятельности Т. суда институт международного права в женевской сессии 1874г. составил проект образцового устава судопроизводства Т. международного суда, который лег в основание правил судопроизводства Т. международного суда, установленных конвенцией от 29 июля 1899 г., заключенной на мирной конференции в Гаге. Решение Т. международного суда постановляется на основании норм международного права, общего или договорного, и, ближайшим образом, — статей компромисса. Резкое нарушение в решении указанных норм лишает его юридической силы. Точное определение предмета спора чрезвычайно важно, потому что этим определяется компетентность Т. международного суда. Известно, что спор о компетентности третейского суда по делу Алабамы чуть не привел к крушению всего Т. разбирательства, если бы суд сам политично не разрешил этот вопрос. Действительно, вопрос о круге ведомства Т. суда разрешается самим судом. Решение Т. суда по вопросу, ему неподсудному, юридически ничтожно. Решение третейского международного суда, кроме того, ничтожно в случаях грубого нарушения основных правил судопроизводства. Имеется только два случая, когда Т. решения, признанные ничтожными, не были приведены в исполнение по взаимному соглашению сторон: это решение короля Нидерландов 1831 г., не приведенное в исполнение Англией и Соед. Штатами, вследствие превышения Т. судьей своих полномочий, и решение Вильяма Стронга, по делу Пелетье, отвергнутое не только республикою Гаити, но и Соед. Штатами, в пользу которых оно было постановлено, вследствие очевидной несправедливости судьи. Пример недобросовестности в действиях Т. судьи встречается только в средние века, это именно Т. разбирательство папы Льва Χ по спору между имп. Максимилианом и дожем Венеции. Современная практика Т. международного суда не дает нам таких примеров. Что касается бесчестных действий лиц, заинтересованных в исходе спора, то таким образом был обманут сэр Эдуард Торнтон, избранный в 1872 г. Т. судьей между Соед. Штатами и Мексикой. Юридическое уничтожение порочного решения Т. международного суда производится на практике фактическим путем: государства просто не приводят в исполнение такие решения по взаимному соглашению. Чтобы достичь возможности уничтожения порочных решений юридическим путем, предлагались проекты, впрочем, чисто теоретические, апелляционных инстанций для Т. международного суда (Камаровский, Гольдшмидт, Мериньяк); первая практическая попытка в этом направления сделана была маркизом Салисбери во время переговоров с Соед. Штатами, в 1896 г., о заключении трактата о постоянном Т. суде. Наконец, ст. 55 упомянутой выше гагской конвенции от 29 июля 1899 г. установлен порядок пересмотра Т. решения по вновь открывшимся обстоятельствам, который производится лишь после специального определения о том Т. суда, постановившего первоначальное решение. Решение Т. международного суда приводится в исполнение государством, против которого оно постановлено, добровольно, безо всякого принуждения, тем же порядком, каким исполняются все международные обязательства. Тем не менее, случаи одностороннего неисполнения решений Т. международного суда неизвестны. Успехи идеи Т. международного суда. Идея международного суда уже много столетий имеет своих горячих приверженцев. Еще в начале XVII ст. Генрих IV и аббат Сен-Пьер в своих проектах «вечного мира» отводили международному суду видное место, видя в нем одно из средств умиротворения человечества. Такое же значение придавали ему Лейбниц, Кант и Сен-Симон. Необычайная популярность идеи Т. международного суда вызвала к жизни специальные общества мира, которые затем распространились по всем цивилизованным государствам. Одно из первых обществ в этом роде, английск. общество мира, которое еще в 1816 г. возбудило перед своим правительством вопрос о применении Т. международного суда при спорах между государствами. Наконец, в последнее время образовалось общество из представителей разных национальностей под названием «Association générale de l’Arbitrage et de la Paix». Общественное движение в пользу Т. международного суда отразилось и на парламентах, в заседаниях которых неоднократно делались предложения о разрешении споров между государствами при помощи Т. международного суда. Таковы, напр., предложение, сделанное в 1873 г. Семнером в сенате Соед. Штатов, Ричардом Кобденом, в 1849 г., и Генри Ричардом в 1873 г. — в английском парламенте. С целью объединения деятельности законодательных собраний различных государств, в этом направлении, в 1888 г. образовался так наз. «междупарламентский союз» (Union interparlementaire), состоящий из членов парламентов всех стран. Но случайное применение Т. международного суда не удовлетворяло его сторонников, ввиду чего в новейших проектах Дудлея Фильда, Камаровского и Мериньяка Т. международный суд, служащий краеугольным камнем проектируемого ими международного федеративного строя, является уже в виде постоянного института. Эта мысль вызвала вскоре попытки к практическому ее осуществлению: в 1896 г. между правительствами Великобритании и Соед. Штатов завязались переговоры, к сожалению, оставшиеся безрезультатными, об учреждении постоянного Т. суда для разрешения споров между этими государствами. Наконец, на гагской конференции 1899 г., созванной по почину Императора Николая II, были предложены проекты постоянного Т. международного суда правительствами русским, английским и Соединенных Штатов. В основание гагской конвенцией от 29 июля 1899 г., явившейся результатом конференции, принят английский проект, согласно которому в Гаге учрежден постоянный Т. международный суд для случаев, когда государства не придут к соглашению относительно избрания Т.. судей. Каждое из государств, подписавших гагскую конвенцию, назначает четырех лиц, известных своею ученостью и нравственными качествами, и все назначенные таким образом лица заносятся в список членов суда, из числа которых по избранию сторон образуется состав присутствия для данного дела. Кроме того, учреждено в Гаге постоянное бюро Т. международного суда, служащее посредником для государств по вопросу об образовании суда и исполняющее обязанности канцелярии последнего. Несмотря на всю важность этих постановлений, тем не менее необходимо признать, что постоянным по гагской конвенции 1899 г. является не Т. суд, а его бюро, ввиду чего конвенция эта должна рассматриваться как первый шаг по пути к образованию постоянного Т. международного суда, Значение Т. международного суда с развитием международных сношений и международного права все более возрастает как по количеству, так и по важности разрешаемых споров. Умножение случаев Т. разбирательства за последнее время (из 73 случаев Т. суда, известных от конца XVIII в., на последнее тридцатилетие падает 40) и в особенности успешное разрешение Т. судом дела Алабамы и венецуэльского вопроса в 1899 г., которые чуть не вызвали войну между Англией и Соед. Штатами, привели сторонников Т. международного суда к убеждению, что этот институт является тем средством, которому суждено осуществить победу права над силою и низвести войну на степень воспоминания о варварских временах. Несомненно, что нравственный и практический успех Т. международного суда необычайный, и что этому международному институту принадлежит блестящее будущее. Но задаваясь мыслью о будущем значении Т. международного суда, необходимо помнить, что международная жизнь не есть лишь одно применение существующего права, что она есть процесс, из которого рождаются новые правовые принципы и образуются новые субъекты прав, которые заявляют свои права на существование. Поэтому международная борьба, как и всякая социальная борьба, не есть лишь спор о том или другом применении существующего права, но она часто бывает тем средством, при помощи которого на место старых и обветшалых правовых принципов устанавливаются новые и отвоевываются или охраняются независимость и насущные интересы народов. Несомненно, что Т. международный суд, который, как и всякий суд, постановляет свои решения на основании признанных правовых норм, не может разрешить таких вопросов, как Восточный, Эльзас-Лотарингский, Китайский и др., которые в большинстве случаев на основании существующего права разрешаются в смысле status quo. Никакой народ в этих случаях не подчинился бы решению положительного права, и если бы нормы этого права стали на пути к его благоденствию, то он скорее согласился бы изменить их, чем пожертвовать своею будущностью. Однако, изменение существующих норм ввиду различия интересов не происходит без борьбы, и часто кровавой. Ввиду этого во всякое время существует в сфере международных отношений известный цикл вопросов, затрагивающих жизненные интересы народов, так наз. вопросы «политические», которые не могут быть разрешены судом. Но зато вся остальная область международных споров меньшей важности, но несравненно большей по своему количеству, успешно может быть разрешена на основании существующих правовых норм, это так наз. «юридические споры». Поэтому не удивительно, что сфера применения Т. междунар. суда все более расширяется и охватывает такие споры (как, напр., оскорбление национальной чести), которые только вследствие вековых предрассудков считались спорами «политическими». Русский проект, представленный на гагской мирной конференции 1899 г., предлагал даже обязательное применение Т. суда при спорах о денежных вознаграждениях и о толковании конвенций почтовых, телеграфных, о литературной собственности, конвенций наследственных и демаркационных. К сожалению, предлагаемый русским проектом обязательный для этих случаев Т. суд не был принят конференцией, благодаря упорной оппозиции Германии. Тем не менее распространение Т. разбирательства на все международные споры юридического характера представляется лишь вопросом времени. Однако, успех Т. международного суда теснейшим образом связан с культурным развитием отдельных народов и улучшением их внутреннего правового строя: подвергнуть свои притязания на усмотрение Т. суда согласится лишь такое правительство, которое привыкло уважать закон в своей внутренней государственной деятельности. Большинство случаев Т. международного разбирательства происходило между американскими республиками и Англией, где принципы свободы и права сделали наибольший успех. Лучшим залогом успешного развития Т. международного судя является усовершенствование внутренних государственных порядков.

Литература. Граф Л. Камаровский, «О международном суде» (М., 1881); Храбро-Василевский, «О международном Т. суде» («Журн. Гражд. и Уголов. Права», 1881, т. II); В. М. Гессен, «О значении Гагской конференции» («Журн. Минист. Юстиц.», 1900, кн. III); Мих. Немировский, «О Т. междугородном суде» («Журн. Юрид. Общ.», 1898, апр. и май); Dreyfus, «L’arbitrage international» (П., 1892); Revon, «L’arbitrage international, son passé, son présent, son avenir» (П., 1892); Rouard de Card, «L’arbitrage international dans le passé, le présent et l’avenir» (П., 1877); его же, «Les destinées de l’arbitrage international» (П., 1892); E. de Laveleye, «Des causes actuelles de guerre en Europe et de l’arbitrage» (Брюс., 1873); Ch. Lucas, «De la substition de l’arbitrage à la voie des armes pour le règlement des conflits internationaux» (П., 1873); «Séance et travaux d. l’acad. d. se. moral, et polit.»); Rolin-Jacquemyns, «Quelques mots sur la phase nouvelle du différend anglo-américain» («Rev. de dr. intern.», IV); его же, «L’emploi de l’arbitrage comme moyen d’accommoder les différends entre nations» (Брюс., 1883); W. B. Lawrens, «Note pour servir à l’histoire des arbitrages internationaux» («Rev. d. dr. int.», VI); Rivier, «L’Affaire de l’Alabama et le tribunal arbitral de Genève» («Bibl. univ. et rev. Suisse», Лозанна, 1872); La Fontaine, «Histoire documentaire des arbitrages internationaux» («La conférence interparlementaire», 1897); A. Merignac, «Traité théorique et pratique de l’arbitrage international», П., 1895); его же, «La conférence internationale de la paix» (П., 1900); Bulmerincq, «Schiedspruch» в Holtzendorffs " Rechtslexicon" (III); Geffcken, «Die Alabamafrage» (Штутг., 1872); J. Seebohm, «On international reform» (Л., 1871); Pierantoni, «Gli arbitrati internationali» (Неаполь, 1872). Общие курсы и трактаты по международному праву.

Мих. Немировский.