ЭСБЕ/Третичный человек

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Третичный человек
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Томбигби — Трульский собор. Источник: т. XXXIIIa (1901): Томбигби — Трульский собор, с. 788—789 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Третичный человек. — Существование делювиального или четвертичного (см.) человека считается в настоящее время бесспорным, вполне научно установленным фактом, но вопрос о том, существовал ли человек в период, предшествовавший делювиальному, период Т., до сих пор еще не вышел из области споров. A priori все согласны, что человек мог существовать в эту отдаленную эпоху, так как условия для этого были вполне благоприятны. Климат Европы был чрезвычайно теплый, явнобрачные растения и млекопитающие животные уже достигли полного своего развития, окружающие условия, следовательно, ничем существенным не отличались от современных, и борьба за существование была вполне возможна. Мало того. Эволюционная теория требует существования Т. человека или, по крайней мере, его ближайшего предшественника, так как, судя по всему, четвертичный человек ни в духовном отношении, ни в физическом, ни в чем существенно не отличался от современного нецивилизованного человека, следовательно, за делювиальным периодом должен лежать громадный период, в течение которого человек медленно эволюционировал, пока не достиг того физического и духовного склада, в котором его застал четвертичный период. К сожалению, фактов для доказательства этой вполне научной гипотезы собрано еще очень мало, да и те сильно оспариваются такими авторитетными лицами, как Вирхов, фон-Циттель, Ранке, Бойд-Доукинс и др. Находки, которые до сих пор приводились в доказательство существования Т. человека, троякого рода: 1) кости, расколотые или с нарезками, нарубками, бороздками, принимавшимися за следы человеческой деятельности; 2) осколки кремня и других камней со следами искусственной обработки и 3) остатки костяков человека. Первым, кто выступил с находками костей с нарезками и вместе с тем первый поднял вопрос о Т. человеке, был Денойе, который в песчаных рвах Сен-Пре, близ Шартра, нашел кости Т. животных с надрезами, произведенными, по его мнению, человеческой рукой, затем последовали находки в этом же роде: Делонэ — на костях Halitherium’a из миоцена Пуансе (Франция), Дюкера на костях гиппарионов, антилоп и друг. миоценовых, из Пикерми (Греция) и целый ряд других подобных находок во всех частях Европы, но все эти находки оказались совершенно недоказательными, так как надрезы, полоски, углубления и др. следы мнимой человеческой деятельности были найдены происшедшими либо от чисто механических причин, либо от действия зубов различных животных (акулообразных, грызунов). Большие споры вызвала только находка Капеллини (1875) в плиоценовых пластах Поджорона (Тоскана), представлявшая ребра и лопатку китообразного из рода Balaenotus, покрытые глубокими полулунными нарезками и нарубками. Следы эти настолько поразили резкими признаками искусственного произведения их человеком, что целый ряд антропологов, как Брока, Катрфаж, Шаффгаузен и друг., на основании этой находки, признали доказанным существование человека в плиоценовый период. Но другие, в особенности Г. де Мортилье, горячо оспаривали это мнение, доказывая, что нарезки произведены зубами животных. Это мнение теперь разделяется почти всеми, и даже Шаффгаузен, единственный из немецких антропологов, признавший доказанным существование Т. человека и один из первых признавший открытие Капеллини, впоследствии выразил сомнение в том, чтобы посредством палеолитических орудий возможно было производить такие глубокие полулунные нарезки, как на костях Balaenotus’a. Гораздо больше сочувствия вызвали находки из камня со следами человеческой обработки, но и из них большая часть была отвергнута самым решительным образом: одни по недоказанности нахождения объектов в Т. образованиях, другие, как произведенные чисто естественными причинами. Серьезное значение имеют следующие кремневые находки: 1) аббата Буржуа (1867) в олигоценовых образованиях Тенэ (провинция Beauce, Франция), 2) Карла Рибейро в плиоценовых и миоценовых образованиях долины Тахо (в Испании) и в особенности близ местечка Otty недалеко от Лиссабона (1871) и 3) геолога Rames’a в Кантале и Орильяке (1877). Среди этих находок, особенно из первых двух мест, находятся не только настоящие типические осколки с характерными отбивными раковинами (conchoide de percussion) на обеих поверхностях, но и явственные следы ретуши и даже экземпляры настоящих орудий (остроконечники и скребки; Г. де Мортилье). Специальные ученые комиссии, собиравшиеся для обсуждения доказательности этих находок (в Брюсселе в 1872 г. по поводу тенэйских, и в Лиссабоне в 1880 г., по поводу оттских) дали большинство в пользу находок, хотя среди представителей меньшинства были такие лица, как Вирхов, который и теперь продолжает утверждать, на основании долголетнего изучения кремневых осколков в Германии, что экземпляры, подобные тенэйским и оттским, могут являться результатом естественной игры природы (различных механических и термических влияний), безо всякого вмешательства со стороны человека. Верной своим взглядам осталась только школа Г. де Мортилье, который, вместе со своим сыном, после самого тщательного и глубокого изучения этих находок, горячо настаивает на искусственной обработке экземпляров всех трех местонахождений. Следы Т. человека искали и в других частях света. В Азии найдены Нетлингом кремневые изделия, очень напоминающие европейские палеолитические, в нижнем плиоцене близ Бурмы (Индия), но находки эти, как и европейские, возбудили споры и не вызвали единомыслия ученых. В Сев. Америке найдены кремни, напоминающие тенэйские, и нарезки, полоски и просверленные отверстия на костях вымерших хоботоносных и др. животных. Подобные же находки из Южной Америки особенно оспариваются, как относящиеся не к миоцену, как предполагали при открытии, а к послеледниковым образованиям. Недавно (1898) в Австралии было сделано сенсационное открытие. В каменоломне близ Warnambool (Виктория) директор музея Архибальд открыл на плитах песчаника отпечатки ног человека, перемешанные со следами эму и других животных. По соседству найдены каменные топоры совершенно своеобразной формы. К сожалению, ископаемая фауна местонахождения еще детально не изучена, и потому точно не установлен его геологический возраст: одни геологи относят местонахождение к постплиоцену, другие к плиоцену. Что касается до найденных костей человека, то им в настоящее время никто не придает значения. Европейские находки (из Savona и Castendolo) признаны не Т. происхождения. Точно так же многочисленные находки скелетов в золотоносных пластах Сев. Америки, из которых особенной известностью пользуется череп из Calaveras, равно как и отпечатки следов человека на песчанике, пока вызвали споры, ни к чему не приведшие. Единственная находка, огромная важность которой признана всеми, это находка костей так наз. Pithecantropus erectus, близ Триниля (см.) на Яве, но и об этой находке спор далеко еще не закончен. Таким образом, вопрос о Т. человеке остается пока открытым. В Германии антропологи и палеонтологи (за исключением одного только Шаффгаузена), с Вирховым и Циттелем во главе, не придают никакого научного значения найденным до сих пор объектам. «Proanthropos, связующее звено между человеком и обезьяной, которого требует учение о развитии, не найдено», — говорит Циттель. Такого же решительного мнения и английский геолог Бойд-Доукинс. Школа Мортилье, признавшая искусственность обработки тенэйских и оттских орудий, вслед за своим учителем утверждает, что творцом этих орудий был не человек, а какой-то предшественник человека, названный Мортилье первоначально Anthropopithecus, а впоследствии Homosimius, причем 3-х отдельных видов: Homosimius Bourgeoisii (творец тенэйских орудий, живший на 4 яруса ниже Отты и Puy-Courny), Homosimius Ribeiroi (творец оттских) в H. Ramesii (творец орудий Puy-Courny). Эта гипотеза вне Франции не встретила почти сочувствия. До последнего времени нет единомыслия также насчет того, где искать первоначальную родину человека. Одни, как Фальконер, с большим основанием указывают на Азию, другие, наоборот, на сев. Европу, где климатические условия должны были быть особенно благоприятны, а в самое последнее время — на Австралию, где до сих пор продолжает еще существовать весьма примитивная фауна млекопитающих.

Литература. G. de Mortillet, «Le Préhistorique» (Пар., 1900); A de Mortillet, «Silex tertiaires» в «Comptes rendu Congres internationale d’anthropologie etc.» (П., 1891, стр. 534); Ранке, «Человек» (т. II, стр. 566—570); Нидерле, «Человечество в доисторические времена» (СПб., 1898, стр. 6 — 11); Dr. L. Laloy, «Der Tertiärmensch» («Centralblatt fur Anthropologie etc.», 1899, вып. 2). См. также ст. Триниль.

Л. Ш.