ЭСБЕ/Турки

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Турки
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Трумп — Углеродистый кальций. Источник: т. XXXIV (1901): Трумп — Углеродистый кальций, с. 204—206 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ


Турки османские — или отманские, также османы, османлисы (по имени основателя династии Османидов Османа, Отмана) — народ юго-западной ветви тюркского (см. Тюрки) племени, потомки древних канглов, живших в области Сырдарьи, в свое время основавших империю сельджуков (см.). После распадения последней они объединились в XIV в. под владычеством Османидов, вождей другой отрасли канглов (cayi-kanli = канглы рода каи), которые под напором монголов переселились из Хорасана в Армению, а восемь лет спустя, вынужденные снова уйти от нашествии монголов, перешли в Малую Азию, где сначала стали ленниками сельджуков, а после разрушения монголами государства этих последних, при Османе, стали во главе разрозненных частей распавшегося государства и основали Оттоманскую империю (см. Турция). Т. входят в состав трех государств: Турции (османы Турции: 10000000 д., из них громадное большинство, свыше 9 млн., сосредоточено в Малой Азии), Персии (2000000) и России, в Карсской обл. и Кутаисской губ. (свыше 70000). Османы Турции, кроме того, делятся на оседлых жителей городов и земледельцев, совершенно утративших родовой быт, и кочевых (юруки около Айдина, в числе 200000 д., затем туркмены и юруки около Смирны, в числе до 300000 д., авшары в Антитавре, пришедшие, по их преданиям, из Хорасана, ногаи около Адана, переселившиеся из Закавказья после Крымской войны и др.), сохранивших разделение на роды, названия которых обнаруживают родство с другими тюркскими народностями (иранскими тюрками и туркменами). Т. персидские и закавказские тоже сельджукского происхождения, но сильно перемешанные с присоединившимися к ним в XIII в. тюрками и монголами армии Гулагухана. Племенное единство османских Т. основывается исключительно на общности языка (османское наречие южно-тюркских диалектов, по Радлову, или восточно-тюркских, по Вамбери), мусульманской религии и культуры и общности исторических традиций. В частности, турецкие османы объединены общностью политически господствующего класса в Турецкой империи. Зато в антропологическом отношении Т. совершенно почти утратили первоначальные черты тюркского племени, представляя в настоящее время самую разнородную смесь различных расовых типов в зависимости от той или другой поглощенной ими народности, в общем более всего приближаясь к типам кавказского племени. Причина этого факта заключается в том, что первоначальная масса Т., вторгшихся в Малую Азию и на Балканский полуо-в, в дальнейшем периоде своего существования, не получая никакого нового притока из среды других тюркских народов, благодаря беспрерывным войнам постепенно уменьшалась в своей численности и вынуждена была включать в свой состав насильно отуреченные ими народности: греков, армян, славян, арабов, курдов, эфиопов и т. д. Еще при сельджуках масса греков-христиан стали ренегатами, а при Османидах массовые насильственные обращения, образование из христианской молодежи корпусов янычаров, многоженство, наполнявшее гаремы Т. красавицами самых различных стран и рас, рабство, введшее в дома Т. эфиопский элемент, наконец, обычай изгнания плода — все это постепенно уменьшило тюркский элемент и способствовало нарастанию элементов чуждых. Поэтому среди Т. мы встречаем все переходы до типа с нежными, изящными очертаниями лица, сферическим строением черепа, высоким лбом, большим лицевым углом, прекрасно сформированным носом, пышными ресницами, маленькими живыми глазами, кверху загнутым подбородком, нежным телосложением, черными, слегка вьющимися волосами, богатой растительностью на лице. Нередко также между турками встречаются даже белокурые и рыжие индивиды (Riegler). В частности, по отдельным районам Вамбери отмечает: преобладание черт курдского типа в области Древней Армении (начиная от Карса до Малатии и Кароджского хребта), хотя с более темноватым цветом лица и менее удлиненными очертаниями лица, арабского по сев. границе Сирии, наконец, однородного греческого типа в Сев. Анатолии, типа, который по мере приближения к морскому побережью становится, впрочем, все менее однообразным. Что касается Европейской Турции, то даже Стамбул представляет смесь самых различных типов переднеазиатских, кавказских и греко-славянских, смесь, кажущаяся однородной исключительно только благодаря однообразному покрою одежды, головному убору, бритой голове и нестриженой бороде и т. д. Измерения Вейсбаха и Ивановского над ста черепами из разных мест Европ. Турции дали подавляющее большинство долихоцефалий (сред. гол. указ.: 74), остальные с показат. 80—81 (субрахицефалия). У 143 Т., измеренных Елисеевым в Малой Азии, рост оказался в среднем 1,670, а головной указатель 84, причем брахицефалов и суббрахицефалов 60% (преимущ. среди кочевников) долихоцефалов и субдолихоцефалов только 20% (среди городского населения). У 40 Т. Ахалцыхского и Ахалкалакского районов, измеренных г. Пантюховым, рост оказался 1,660, а головной указатель 84,70. Между тем для всей тюркской расы характерна гипербрахицефалия с головным показателем 85—87 и средняя роста в 1,670—1,680. При всей разнородности своего этнического состава Т. объединены тем внутренним всепроникающим единством, которое может дать одно только мусульманство, система столько же религиозная, сколько социально-политическая. Но и мусульманская культура по историческим, этническим, климатическим условиям отлилась у турок в резко национальную форму, значительно отличную от сельджукской и других мусульманских благодаря последовательному влиянию трех различных культур: сначала персидской (в периоде вплоть до завоевания Сирии), оставившей свои следы до настоящего времени в языке, пристрастии к персидским оборотам и в некоторых обычаях (напр. обычай одаривать друг друга в дни весеннего равноденствия сладостями), затем арабской, специфически-мусульманской, отразившейся своим характером на народном языке, нравах и общественной жизни, наконец, византийской, отразившейся не только на материальной культуре, государственных учреждениях, но даже и в наиболее консервативной области, религиозной. Такие, например, отступления от религиозной традиции, как ношение короткого платья, так называваемых salta вместо традиционных длинных плащей, бритье бороды, рассматриваемые другими мусульманскими народами за грех ренегатства, явились результатом византийского влияния. От чисто тюркских обычаев Т. сохранили весьма немногое. В некоторых местах в Анаталии новорожденные обсыпаются солью и обмазываются жиром, как у киргизов. Как у этих последних, новобрачная торжественно вводится в дом жениха, хотя уже не верхом, а на носилках, и ей строжайше запрещается показаться без покрывала своему свекру и называть по имени свою свекровь. Из института калыма сохранился лишь обычай сделать отцу невесты подарок деньгами в пользу последней. Семейный котел играет еще такую же важную роль, как у номадов, а у янычар он считался предметом поклонения, и гость наносил тягчайшее оскорбление хозяину, не отвесив поклона котлу. Пристрастие к выделке оружия, коню и скотоводству — такое же переживание культуры номада. Что особенно выделяет Т.-османа от физически родственных ему окружающих его христианских и мусульманских элементов (арабов, армян, греков), это его психический склад, манеры, его внешний habitus изобличающие прежнего тюрка степей. Турок тяжел на подъем, солиден, серьезен, лишен восточной суетливости, враг болтливости и навязчивости, в делах честен и прям до суровости; сельское население, особенно в Малой Азии, трудолюбиво, выносливо и гостеприимно. Мусульманская религия, положение господствующего класса, рабство, многоженство, южный климат — все это наложило особенный отпечаток на нравы и психику городского класса, жизнь которого странно складывается из ревностной религиозности, любви к праздности, наслаждениям, кейфованию и глубокого равнодушия ко всему остальному. В то же время все это не мешает Т. проявлять храбрость и выдержку, стойкость, когда к этому побуждает его религиозный фанатизм или прорвавшееся народное недовольство. Так или иначе, рядом с энергичными и бойкими греками и армянами Т. в экономическом отношении совершенно бессильны, и существование их как нации покоится только на шатком политическом господстве. Ср. Vàmbéry, «Das Türkenvolk» (Лпц., 1885); H. A. Аристов, «Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей» («Живая старина», вып. III. и IV, 1896); Пантюхов, «Антропологич. наблюдения на Кавказе» ("Зап. Кавк. отд. И. Р. Г. О., т. XV, 1893 г. и отд.). А. Елисеев, «Антропологические заметки об обитателях Малой Азии. II. Турки-османы» «Изв. Антропологич. отд. Общ. люб. естеств. и этногр.», т. LXXI). См. также Тюрки, Турция и литературу к этим словам.

Л. Ш.