ЭСБЕ/Уголовная социология

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Уголовная социология
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Углерод — Усилие. Источник: т. XXXIVa (1902): Углерод — Усилие, с. 500—502 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Уголовная социология (криминология) — наука о преступности, как социальном явлении. Предмет У. социологии — изучение преступности, ее условий и причин, независимо от юридических определений. У. социология, как определяет ее Принс (Prins), есть У. право, рассматриваемое с социальной точки зрения. Она находится в тесной связи с этикой, политикой, статистикой, антропологией и психиатрией. Ферри, соединяя У. социологию с У. политикой (см.), понимает У. социологию как науку о преступлениях и наказаниях, обновленную экспериментальным методом, основывающуюся на антропологических и статистических данных. Проф. Лист называет науку о проявлениях и причинах преступности криминологией, а под У. социологией понимает отдел ее, посвященный изучению общественных факторов преступности. Он указывает на возможность выделения еще У. биологии, изучающей индивидуальные факторы преступности. Впрочем, Лист уже давно (см. учебник его в изд. 1891 г.) признал трудность точного разграничения У. биологии (антропологии) от У. социологии, что дозволяет признать и с его точки зрения существование единой науки о преступности — У. социологии, или криминологии, складывающейся из нескольких отделов, сообразно характеру и особенностям различных причин и условий преступности, рассматриваемой как социальное явление. С этим вполне согласуется определение проф. Листом преступления, как продукта личных свойств человека и общественных условий, причем последние признаются имеющими наибольшее значение (см. Лист, «Преступление, как социально-патологическое явление», СПб., 1900). Не вдаваясь в обсуждение вопроса, следует ли называть науку о преступности криминологией (Лист, Гарофало) или У. социологией (Принс, Ферри), можно сказать, что перевес общественных факторов, признаваемый и Листом, оправдывает принятие последнего названия в качестве общего, так как оно подчеркивает социальное значение преступности, не умаляя важности других факторов и не препятствуя их изучению и оценке. Первые следы социологического изучения общественной жизни встречаются в XVII и XVIII в. у писателей, обративших внимание на разработку данных, доставляемых статистикой, и на выяснение порядка важнейших социальных явлений. Специально относительно преступности это направление выразилось в работах Кетле и его последователей (см. У. статистика), но надлежащую постановку оно получило со времени появления работ итальянских криминалистов-антропологов и социологов. Сравнительно недолгое существование У. социологии, как самостоятельной науки, объясняет неопределенность ее содержания. Авторы, разрабатывающие У. социологию, сходятся, однако, в определении важнейших отделов науки, несмотря на более или менее широкое понимание задач У. социологии. Ферри («La sociologie criminelle», 1893) вводит в У. социологию У. антропологию, разбирая, затем, данные У. статистики, роль социальной политики в борьбе с преступностью и основания У. ответственности по принципам социологического и антропологического изучения преступности. Последний отдел его труда посвящен критике существующих карательных и судебных учреждений и вопросу об их лучшей организации. Гарофало («La Criminologie», 1892) начинает с определения преступления на естественнонаучных основаниях и, сопоставляя его с юридическими определениями, доказывает неточность последних; дальше он излагает У. антропологию и рассматривает влияние на преступность воспитания, образования, экономического строя, прогресса законодательства. В последней части его труда устанавливаются основы наказания, критически разбирается современное построение карательных мер к порядку У. ответственности и излагается рациональная система наказаний. Таким образом, у обоих сторонников взглядов Ломброзо собственно У. антропология составляет отдел У. социологии (криминологии); затем следуют отдел об изучении преступности, как социального явления (факторы преступности) и отдел о мерах борьбы с преступностью. Такое же приблизительно деление принято в труде представителя социального направления Тарда («La philosophie pénale», 1895), по содержанию вполне подходящего к трактатам по У. социологии. Тард излагает свою теорию ответственности за преступления, основанную на социальном сходстве преступников с другими людьми, и переходит затем к оценке выводов У. антропологии. Отрицая преступный тип с антропологической точки зрения, он объясняет существование особенностей у преступников тем, что они представляют собой такой же профессиональный или классовый тип, как судья, офицер и т. д. Разбирая факторы преступности, Тард поддерживает распространенную в настоящее время мысль о преобладающем значении социальных факторов; в заключении он оценивает современный уголовный процесс, наказания вообще и смертную казнь, в частности. Все эти труды с изучением преступности соединяют и изучение средств борьбы с нею (У. политику). Они имеют в значительной степени полемический, боевой характер, стремятся охватить всю спорную область и разрешить все связанные с нею вопросы, что неблагоприятно отражается на тщательной разработке основных отделов, бесспорно относящихся к У. социологии (изучение преступности и преступников). Полемический задор крайне вредно отразился и на интересной работе проф. Варга («Die Abschaffung der Strafknechtsshaft», 1896—97), затрагивающей основные вопросы У. социологии и политики. Попытки перейти от критики к установлению начал У. социологии и ко внесению их в У. право в тесном смысле слова до сих пор ограничивались некоторыми указаниями в курсах У. права (деление преступников, признание необходимости У. социологии для уголовного права и т. п.). Лишь в редких лишь авторы шли дальше. Так, Принс («Science pénale et droit positif», 1899) старается влить новые социологические начала в старые меха У. права, но его работа показывает трудность этой задачи ввиду глубокого различия соединяемого; связь социологии с У. правом в названной работе получилась по большей части чисто внешняя, механическая. Более удачна попытка de la Grasserie («Des principes sociologiques de la criminologie», Пар., 1901), излагающего принципы уголовного права и процесса в освещении данными У. социологии и отводящего большое место У. политическим задачам современного общества и государства. Из исследований монографического характера в У. социологии заслуживает особенного внимания сочинение Joly, «Le crime», в котором автор исследует исключительно социальную сторону преступности, затрагивая вопрос о так называемых «опасных классах» и о тех формах, в которые складывается преступность в настоящее время.

Подробные указания литературы см. у Ferri, «La sociologie criminelle» (1893, 595), а также в «Bibliothèque de criminologie» (к 1900 г. ΧΧΙI т.), под редакцией Lacassagne, и в «Archives de l’anthropologie criminelle, de criminologie» (с 1886 г. под ред. Лакассаня и Тарда). На русском языке, кроме указанных в ст. У. антропология: Ломброзо, «Преступление» (СПб., 1900); его же, «Женщина-преступница» (Киев, 1897); Havelock Ellis, «Преступник» (Киев, 1898); Э. Лоранс, «У. антропология и новые теории преступности» (Киев, 1897).

А. Тимофеев.