ЭСБЕ/Урало-алтайские языки

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Урало-алтайские языки
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Углерод — Усилие. Источник: т. XXXIVa (1902): Углерод — Усилие, с. 862—863 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Урало-алтайские языки — известны также под названием «алтайских», «туранских», «финно-угро-татарских»; на них говорят многочисленные народы, населяющие, главным образом, северо-восточную и, отчасти, центральную Азию, а также часть северо-восточной России, Финляндию и Венгрию. Кроме того, представители этих языков живут в Прибалтийском крае и кое-где на юго-востоке Европейской России. Они разделяются на пять главных групп: 1) Финно-угорские языки; ими говорят разноплеменные финны (суоми, эсты, ливы, лопари, черемисы, мордва, зыряне, вотяки, пермяки и др.), а также остяки, вогулы и венгры, или мадьяры; последние три народа говорят языками «угорскими», весьма близкими друг к другу. 2) Самоедские языки; ими говорят самоеды, живущие на берегу Ледовитого океана, отчасти в Европейской России, но главным образом в Сибири. Самоедских диалектов различается пять. 3) Турецкие языки — см. XXXIV, 159. 4) Монгольские языки; ими говорят народы монгольского племени, живущие отчасти в сев.-вост. Китае, отчасти в юго-вост. Сибири, отчасти в Европ. России, в губ. Астраханской и в области Войска Донского (калмыки); главные племена — внутренние монголы, халхасцы, чахары, буряты, забайкальские монголы, калмыки. 5) Тунгусские языки; ими говорят маньчжуры и несколько тунгусских племен. Некоторыми учеными к У.-алтайским языкам причисляется один из языков клинообразных надписей, так называемый аккадийский, или сумерийский, а также (по Эвальду, Шотту, Гофманну, Винклеру и др.) японский; но отношение обоих последних языков к У.-алтайским темно. Вообще генетическая связь между членами отдельных перечисленных групп У.-алтайских языков стоит вне всяких сомнений; предки народов, говорящих теперь различными финскими, турецкими, монгольскими и т. д. языками, несомненно были когда-то отдельными народами, говорившими на прафинском, пратурецком, прамонгольском и т. д. языках, которые при теперешнем состоянии науки не могут еще быть вполне реконструированы; но существовал ли когда-нибудь народ, говоривший на праурало-алтайском языке — вопрос в науке далеко не решенный. Существование такого народа представляется маловероятным. Иное дело более близкое, быть может генетическое родство между некоторыми группами, напр. между финно-угорскою и самоедскою, или между турецкою, монгольскою и тунгусскою. Однако и эти вопросы в науке еще сравнительно мало разработаны. Признаки, объединяющие все вышеперечисленные группы У.-алтайских языков, относятся гораздо менее к области лексической, чем к грамматическому, в особенности синтаксическому строю этих языков. Корень является носителем понятия; все модификации и отношения выражаются посредством суффиксов (префиксы встречаются только в венгерском языке, да и то редко); эти суффиксы претерпевают известные звуковые изменения, тогда как корень, за сравнительно редкими исключениями, остается неизменным. Связь суффиксов с корнем указывается так называемой «гармонией гласных» (см.) — явлением, в большей или меньшей степени распространенным во всех У.-алтайских языках. Большую роль играют также во многих У.-алтайских языках местоименные притяжательные суффиксы, при помощи которых образуются и многие «окончательные глагольные формы» от «именных» или «причастных». Индоевропейские грамматические термины и понятия не вполне применимы к грамматикам У.-алтайских языков, где и «причастие», и «окончательная глагольная форма», и т. д. не совсем то, что у индоевропейцев. Принцип агглютинации (см.) проходит и через синтаксис У.-алтайцев; своеобразное «нанизывание» слов, входящих таким образом в предикативные отношения друг к другу, характерно для всех У.-алтайских языков. При синтаксическом «подчинении», определяющее обыкновенно ставится перед определяемым, дополнение или обстоятельственное слово — перед глаголом, к которому оно относится или от которого зависит. Глагольною формою (чаще глагольным именем) заключается обыкновенно предложение, которое представляет собою некоторое единство (по выражению Винклера «предложение-слово»). На основании полного сходства синтаксического строя японского языка со строем других У.-алтайских языков Винклер и настаивает на включении его в это семейство языков. Для целей классификации это, быть может, допустимо, но необходимо помнить, что, с точки зрения современного общего языкознания, такого сходства в синтаксическом строе недостаточно для признания близкой, генетической связи между отдельными языками.

Литература. H. Steinthal u. F. Misteli, «Charakteristik der haupt sächlichsten Typen des Sprachbaues» (1893, V, стр. 348 — 388); H. Winkler, «Ural-altaische Völker und Sprachen» (1884), «Das Ural-altaische und seine Gruppen» (1885); «Die Ural-altaischen Sprachen» (в журнале «Revue orientale pour les études ouralo-altaïques», 1900, вып. 2 и 3); О. Donner, «Die uralaltaischen Sprachen» (в «Finnisch-Ugrische Forschungen» 1901, т. I, ч. I, стр. 128); Bang, «Uralaltaische Forschungen» (1890); Grunzel, «Entwurf einer vergleichenden Grammatik der altaischen Sprachen» (1895); A. Castrèn, «Grammatik der Samojedischen Sprachen» (1854); его же, «Wörterverzeichnisse aus den Samojedischen»(1885). Сочинения, относящиеся к другим отдельным группам У.-алтайских языков, указаны в статьях, специально им посвященных.