ЭСБЕ/Уссурийский край

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Уссурийский край
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Усинский пограничный округ — Фенол. Источник: т. XXXV (1902): Усинский пограничный округ — Фенол, с. 27—32 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Уссурийский край — часть Приморской области между реками Уссури, Сунгачей, озером Ханка с одной стороны и берегом Татарского пролива и Сев.-Японского моря — с другой. Около 201440 кв. верст. В физико-географическом отношении У. край разделяется на Северно-У., площадью в 125440 кв. в., и Южно-У. в 76000 кв. в. Граница между обеими частями проходит по рр. Улахэ, Лефудину и Авакумовке. Общий характер У. края гористый. С СВ. на ЮЗ. протягивается хребет Сихотэ-Алинь (XXX, 121), проходящий в недалеком расстоянии от берега моря. Местами его отроги падают к морю отвесными скалами от 100 до 200 фт. выс. В вершинах р. Сучана хребет уклоняется к З., и море в этом месте образует большой залив Петра Вел., расчленяющийся отрогами хребта. Средняя высота хребта 3—4 тыс. фт., отдельные вершины поднимаются до 5000 фт., высшей точкой считается Голая гора в 10 в. на С. от мыса Олимпиады, возвышающаяся до 5173 фт., а по другим сведениям, до 5660 фт. Горы состоят из песчаника, известняков, базальтов и гранитов. До самых вершин, за исключением отдельных голых пиков и гольцов, они поросли дремучим лесом. Кроме Сихотэ-Алиня, в Сев.-У. крае проходит еще хребет Хехцыр, который тянется с З. на В. и заполняет своими отрогами пространство по правому берегу р. Уссури и правому берегу р. Амура ниже Хабаровска. Высшие точки этого хребта достигают 4000 фт. Почва на горах глинисто-каменистая, на невысоких скатах — суглинистая с большой примесью песку и черноземная с слоем чернозема в 4 вершка. Подпочва большей частью состоит из глины. Местности с характером равнины находятся вдоль берега р. Уссури в верхнем и нижнем ее течении. Нижняя равнина начинается у южн. подножия хребта Хехцыра от рч. Чирки и тянется на Ю. на 65 в., а к В. на 55—60 в. Она представляет низменность, поросшую лесом, покрытую озерами и болотами. В общем она мало пригодна для культуры. Равнина в верхнем течении Уссури начинается от устья р. Имана и оканчивается ниже устья р. Сунгачи. Она тянется с С. на Ю. на 130 в. при шир. с В. на З. до 50 в. Эта равнина представляет холмистую степь с черноземной почвой, и только вблизи берегов р. Уссури на ней встречаются топи и болота. В Южно-У. крае равнины встречаются в долинах рек; кроме того, около оз. Ханка находится обширная холмистая степь, в которой имеется до 2000000 дес. годной для обработки земли. Такая же земля встречается в падях и логовинах, покрытых толстым слоем чернозема. Под черноземом обыкновенно залегает суглинок и слой красной и серой глины. У. край отличается обилием рек, из которых самая большая Уссури (см.). В сев. части края реки впадают в Уссури или в Татарский пролив и Сев.-Японское море. С правой стороны в Уссури впадают: Кия, Хор, Подхоренок, Бикин, Иман, Тамга и Большая Ситуха. В море текут: Ботчи, Нельма, Кутунгоу, Такхома, Ядиху, Мутная, или Хульсин, Тютиха и Тазуши. Все направляющиеся в море реки имеют незначительную длину и мелководны; многие же притоки Уссури довольно велики и доступны для плавания на большом расстоянии от устья, в особенности во время дождей. Реки сев. части края вскрываются от льда в конце первой половины апреля, а иногда и ранее, и покрываются льдом в начале ноября. В южной части края реки, текущие в море, точно так же имеют незначительную длину и представляют интерес только в том отношении, что долины их весьма пригодны для колонизации. Таковы рр.: Сидими, Монгугай, Майхэ, Цимухэ, Конгоуза, Шитухэ и др. Исключения составляют рр. Суйфун и Сучан, которые при значительной длине и глубине судоходны в нижнем течении. По зап. склону Сихотэ-Алиня стекают значительные реки, из которых, кроме Уссури с ее притоком Сунгачей, самые значительные Даубихэ и Улахэ. Все остальные реки южной части края изливаются в оз. Ханка (см.). Из них самые значительные Лефу и Мо. Вскрываются реки этой части края в начале апреля, а замерзают в конце ноября. Из морских заливов в сев. части края наиболее замечательны: Св. Владимира, Опричник, Пластун, Джигит, бухта Терней, Хунтами и Гроссевича. Некоторые из этих заливов весьма удобны для стоянки судов, но в настоящее время вследствие удаленности от населенных пунктов края почти не посещаются судами, а служат только для манзов местом ловли трепангов и морской капусты. В южн. части края наиболее замечательны зал.: Св. Ольги, бухта Св. Евстафия, Таухская, Св. Валентина, Преображения. зал. Островной, бухта Мелководная, Успения, Тхадгоу, Зал. Петра Вел. с множеством второстепенных зал. и бухт, напр. зал. Америка, Восток, Уссурийский (см.), Амурский, бухта Золотой Рог, бухта Зал. Славянский, Зал. Посьета и др. Большая часть заливов и бухт имеют значительную глубину, окружены горами и представляют прекрасные гавани, защищенные от ветров и волнения. Все заливы и бухты покрываются льдом в начале декабря или несколько позже, а вскрываются в конце марта и в начале апреля. Климат У. края значительно суровее климата европейских стран, находящихся в тех же широтах. Он характеризуется довольно жарким летом с преобладающими сев.-вост. ветрами и с большим колич. атмосферных осадков. Зима очень холодная, с сухой ясной погодой при господствующих зап. и сев.-зап. ветрах. Следующие данные дают представления о климате сев. части края.

  Средн.
темп.
года
Средн.
зимы
Средн.
весны
Средн.
лета
Средн.
осени
Осадки,
в мм,
годов.
Осадки
зимы
Осадки
весны
Осадки
лета
Осадки
осени
Хабаровск 0,6 −21,9 1,4 20,1 2,8 551,8 12,0 122,9 313,3 123,6
Залив Св. Ольги   4,17   −10,61 3,53 17,9 6,57 753,9   32,17   185,06   310,54   226,13

Подобная же суровость климата наблюдается и в южн. части края (см. Приморская обл., XXV, 211—220), где, однако, климат заметно умереннее, нежели в сев. части и в остальных местах Приамурского края. Зима продолжается здесь 138 дней, весна — 82, лето — 92 и осень 53. На понижение годовой температуры края оказывает влияние главным образом холодное течение Охотского моря, которое через Татарский пролив проходит вдоль зап. берега Северо-Японского моря. Растительность и животный мир У. края характеризуется сочетанием северных форм с южными. В сев. части края из деревьев и кустарников преобладают: липа, клен, пробковое дерево, грецкий орех, маакия амурская, черешня, черемуха, яблоня, груша, ясень, дуб, вяз, береза, ольха, осина, кедр, лиственница, пихта, сосна, максимовичия, виноград, бересклет, крушина, таволга, малина, шиповник, бузина, калина, жимолость, лещина и др. В южн. части края к этим породам присоединяются еще вишня (Prunus Maximowitschii), черешня, абрикосовое дерево, синий изюм (Cissus brevipedunculata). Распределение этих пород находится в зависимости от положения местности по отношению к берегу моря. Наиболее богата и разнообразна растительность на зап. склоне Сихотэ-Алиня, особенно по скатам, защищенным от ветра. На вост. же склонах под влиянием холодных ветров с моря преобладают хвойные деревья. Из млекопитающих животных в У. крае водятся тигр, барс, дикая кошка, медведь, барсук, енотовидная собака, соболь, колонок, горностай, волк, лисица, белка, заяц, кабан, изюбрь, пятнистый олень, кудрявая антилопа, кабарга, лось и др. Из птиц весьма многочисленны фазаны, а также вост.-сибирский глухарь, рябчик, разные утки, гуси и проч. — Реки, а в особенности оз. Ханка, изобилуют разными породами рыб, из которых замечательны калуга (Acipenser orientalis), кета, горбуша, сазан и проч. Ископаемые богатства края заключаются в каменном угле, золоте, серебре, свинце и железе. В настоящее время известны до 22 местонахождений каменного угля, из которых 17 находятся в прибрежной полосе, а 5 внутри края. Более известны следующие месторождения: на бер. Новгородской бухты, по р. Сидими, в 40 вер. от ее устья, по р. Момгучаю, в сев. части бухты Конгоузы, в вершине Амурского зал. и на прав. берегу Сучана на З. и СЗ. от дер. Новицкой. Последнее месторождение одно из лучших. Здешний уголь принадлежит к полуантрацитам, толщина пласта 1,95 м. Золото встречается по многим речкам, но содержание его незначительно, почему прииски не разрабатываются, за исключением россыпей на Анненском прииске по р. Когоут, впадающей в бухту Атрек. Месторождения серебра, свинца и железа находятся в разных местах по берегу Сев.-Японского моря, но они еще не исследованы. У. край богат мрамором, строительным камнем разных пород и известью. О населении и занятиях жителей — см. Приморская обл., У. и Южно-У. округи. У. край присоединен к России в 1858 г., на основании Айгунского трактата. В 1861 г., по заключении в 1860 г. Пекинского договора, определена была нынешняя государственная граница. В 1860 г. основаны посты Владивосток и Новгородский, близ зал. Посьета. В 1861 г. основан пост Турий Рог на зап. берегу оз. Ханка. В 1862 г. явились первые земледельцы, основавшие селение Воронежское, или Турий Рог. В 1864 г. крестьяне с низовьев Амура образовали в окрестностях зал. Св. Ольги сел. Новинка, Фудин и Пермское. В 1866—67 гг. образованы крестьянами из Амурской обл. селения Астраханка, Никольское и др. В 1868 г. была сформирована У. казачья сотня из забайкальских и амурских казаков. В 1869 г. переселенцы с р. Маи основали сел. Ильинское, Богословку и друг. Затем колонизация края прекратилась на 10 лет. В 1879 г. из долины р. Уссури были переселены в Южно-У. край казаки, основавшие 10 станиц. С 1883 г. началось заселение края переселенцами из Европейской России, доставляемыми на судах Добровольного флота. Одновременно с русскими поселенцами в крае стали появляться корейцы. В настоящее время У. край прорезывает жел. дор., идущая от Владивостока к оз. Ханка по р. Сунгаче и прав. бер. Уссури до гор. Хабаровска. Литер. см. Приморская обл. и Приамурский край, а также Надаров, «Сев.-У. край» (СПб., 1887); Кириллов, «Геогр.-статист. словарь Амур. и Прим. обл.» (Благовещ., 1894).

У. край в сельскохозяйственном и колонизационном отношении. Заселение У. края русскими крестьянами-переселенцами началось вслед за присоединением его к России, но шло первоначально чрезвычайно медленно: вследствие крайней затруднительности следования через всю Сибирь при полном отсутствии собственно в пределах Приамурья устроенных путей сообщения за время по 1882 г. в крае возникло, несмотря на принимавшиеся меры, всего 14 селений, с населением в 3 с небольшим тысячи душ. На более значительное развитие сухопутного переселения нельзя было рассчитывать и в будущем; за все позднейшее время до 1898 г. включительно сухопутное переселение дало краю не более 1500 чел. Гораздо более успешным оказалось организованное с 1883 г. морское переселение (см. XXIII, 275). В 1883—1885 гг. тремя казеннокоштными партиями в составе 4688 душ образованы были 31 новое селение. Своекоштное переселение, начавшись одновременно с казеннокоштным, до 1898 г. включительно дало краю 28460 чел. С присоединением к этим цифрам естественного прироста, а также значительного контингента запасных солдат, которые оставались в крае по отбытии службы, общая численность русского крестьянского населения к 1 янв. 1899 г. достигла 52474 душ в 108 селениях. Из числа последних в зап. части Южно-У. края, в Ханкайской равнине и по ее окраинам (до жел.-дор. ст. Уссури), расположены 69 селений, которым до того же срока было отведено в надел 598000 дес. земли; 27 селений, получивших в надел 134 тыс. дес., сгруппировались в районе побережья Японского моря (из них 25 селений в местности между Владивостоком и речною системою Сучана и только два селения дальше к С); пять селений, с 18 тыс. дес. — в центральной части Южно-У. края, по побережью Даубихэ; два селения, с 8½ тыс. дес. — на крайнем ЮЗ., в Посьетском участке. Таким образом, 103 из общего числа 108 крестьянских селений сосредоточились в Южно-У. крае, который до самого последнего времени являлся единственным колонизационным районом нашего дальнего Востока; в пределах Сев.-У. края к 1 января 1899 г. существовало всего пять крестьянских селений, все — в ближайших окрестностях Хабаровска и с определенно выраженным характером пригородных селений. По всему течению Уссури, от ст. Уссури до Хабаровска, крестьянская колонизация вовсе не начиналась. Пробелы, оставленные крестьянской колонизацией, лишь очень слабо заполнялись колонизацией казачьей. Численность У. казачьего войска к 1899 г. достигала, правда, 11293 д., которые размещались в 50 селениях, но большая часть последних сосредоточивалась также в Ханкайской равнине, и только редкая цепь незначительных по большей части казачьих поселений тянулась вдоль побережья Уссури. В самые последние годы морское переселение в У. край значительно усиливается, а вместе с тем, благодаря доведению жел. дор. до Стретенска на Шилке, гораздо большие размеры, нежели прежде, принимает и сухопутное переселение через всю Сибирь. В 1899 г. в У. край переселилось морем 8307, сухим путем 849 д., в 1900 г. морем 6354 и сухопутьем 3582 д., в 1901 г. — морем 7875 и сухим путем 1289 д. — всего за три года 28256 чел., почти столько же, сколько перед тем переселилось за 13 лет. К этим цифрам надо добавить еще некоторое количество переселенцев, шедших вне организованных партий; о численности их нет точных сведений. В то же время по соображениям внешней политики усиливается состав У. казачьего войска, для чего в течение 1900 и 1901 гг. в У. край было переселено несколько тысяч казаков и казачьих семей из различных казачьих войск Европ. России. Начиная с 1899 г. в У. крае начинаются систематические работы по отысканию и обмежеванию удобных для заселения земель. В общем результате колонизационная картина края за три года сильно изменилась и в ближайшем будущем может принять совершенно новый вид. Уже теперь заняты все свободные промежутки между старыми селениями в Ханкайской равнине, и сплошной ряд крестьянских селений расположился вдоль ее восточной границы. В Сев.-У. крае крестьянские селения, с небольшими лишь перерывами, разместились вдоль всей линии жел. дор., а частью — и по нижним течениям более крупных притоков Уссури; следуя вверх по течению этих притоков, крестьянская колонизация должна скоро проникнуть в глубь У. края, где в настоящее время либо вовсе нет обитателей, либо имеется исключительно инородческое население. Численность инородцев-аборигенов края, в точности не выясненная, очень невелика, и значение их как колонизационного элемента ничтожно. Гораздо важнее значение пришлого инородческого элемента — корейцев и китайцев. Корейцев, частью русских, частью корейских подданных, к 1 января 1899 г. было 15190. Из 32 корейских селений только одно помещалось близ Хабаровска, все остальные — в Южно-У. крае и главным образом в Посьетском участке. Численность китайцев, не поддающаяся никакому учету, вероятно, значительно больше: кроме многочисленного подвижного китайского населения в городах и русских селениях, китайцы разбросаны во множестве частью отдельных фанз, частью — целых селений, по всей внутренней части У. края, куда еще не проникла русская колонизация. Фанзы и селения китайцев располагаются по всем лучшим местам речных долин, где китайцы занимаются земледелием и откуда они в соответствующее время года расходятся по разбросанным в тайге специально промысловым фанзам для добычи женьшеня, соболиного лова, пантового промысла и т. п. Так как все китайцы — иностранные подданные и пребывание их в крае признается вредным в политическом отношении, то за ними отрицается всякое право на занимаемые ими земли, которые и вводятся в наделы возникающих русских селений; китайцы либо уходят из заселяемых русскими районов, либо переходят на положение арендаторов земли у русских крестьян или у частных землевладельцев. — Колонизация У. края до сих пор шла и теперь еще идет исключительно по речным долинам, и под культуру поступают почти исключительно долинные земли. Речные долины, окаймляющие все более или менее значительные реки У. края, имеют, в общем, однообразный, типичный рельеф, обусловливаемый частыми и сильными разливами рек. Эти разливы образуют частью вытянувшиеся вдоль уреза воды, частью разбросанные и по остальному протяжению долины слегка выпуклые полосы — «гривы» или «рёлки», с наносною, сильно супесчаною, более или менее темно окрашенной перегноем, очень плодородной почвой. Эти гривы или рёлки, характеризуемые по большей части густо засевшим кустарником из лещины, а также редколесьем черной березы, ильма, липы и т. п., как в силу почвенных условий и легкости обращения под культуру, так и по сравнительной безопасности от наводнений охотнее всего обращаются под земледельческую культуру. В одних долинах (Улахе, частью Иман, верхнее течение Даубихэ) гривы или рёлки заполняют большую часть площади долины, в других (Уссури, нижнее течение Даубихе), напротив, они разбросаны сравнительно редко, сосредоточиваясь преимущественно в полосе долины, ближайшей к течению реки. Промежутки между гривами заняты частью полосами лугового покоса, частью — заболоченными низинами с суглинистою, иногда сильно окрашенной перегноем почвой; заболоченность обусловливается частью задержанием падающих осадков густым травяным войлоком, частью — отсутствием свободного стока для осадочных вод, задерживаемых прибрежными рёлками или гривами. Иногда поэтому заболоченность может быть устранена лишь при помощи искусственных осушительных работ, но в большинстве случаев она быстро исчезает естественным путем, под влиянием заселения и связанных с ним вытаптывания, выкашивания и выжигания чрезмерно изобильного травяного покрова; заболоченные площади в несколько лет делаются годными для сенокоса, нередко и для хлебопашества. Кроме этих двух основных типов долинных земель, характерны, преимущественно для долин бассейна Японского моря, каменистые земли, занимающие обыкновенно наиболее возвышенные участки долин и чередующиеся здесь с супесчаными наносными почвами, а также лесные черноземные земли, покрытые по большей части мешаным лесом и трудные для разработки, но по свойству почвы весьма пригодные для культуры. Значительные площади удобных для культуры земель имеются, затем, по «увалам» или «мысам» — более или менее отлогим предгорьям, которыми во многих местах заканчиваются заполняющие страну горные хребты — отроги и ответвления Сихотэ-Алиня. Почва «увалов» и «мысов» — преимущественно рыхлые, иногда и более связные суглинки, по большей части темно окрашенные перегноем; довольно часто к почве подмешиваются каменные обломки, но иногда их в поверхностном слое вовсе не встречается, и в таком случае увалы являются весьма пригодными для культуры; развитию последней, однако, препятствуют нередко трудность расчистки одевающего увалы леса или поверхностная заболоченность склонов, обусловливаемая задержанием влаги лесом и дерновым войлоком. Русские переселенцы поэтому пока почти не распахивают увальных земель; разрабатываются такие земли преимущественно в наделах корейцев и в некоторых частновладельческих имениях. Серьезные препятствия развитию в крае сельскохозяйственной культуры и вообще успеху колонизации ставит и климат У. края (см. выше). Обилие влаги в воздухе и почве, совпадающее с периодом созревания и уборки хлебных растений, «часто имеет весьма вредные последствия. Колосовые хлеба слишком растут в стебель и листья, а развитие зерна задерживается; чрезмерно размножаются грибки, паразитирующие на растениях и производящие различные болезни (из них особенно гибелен «пьяный хлеб»); всякого рода сорная растительность разрастается слишком сильно, препятствуя развитию культурных растений» (Крюков). Сильные наводнения также затрудняют использование для культуры более низменных участков речных долин. Средним числом раз в 10 лет долины затопляются целиком, за исключением наиболее высоких «грив», причем нередко сносится почвенный слой или почва заносится камнями или песком. Много вреда приносят и повальные болезни скота, в особенности сибирская язва, развитие которой стоит в тесной связи с заболоченностью края. Сельское хозяйство в крае представляет два совершенно различные типа: крестьянско-казачье и корейско-китайское. По официальным данным за 1898 г., у 6259 русских крестьянских семей имелось лошадей 10680, быков 11681, нерабочего скота 20933 гол., мелкого скота 13792, а под посевами состояло 44717 дес. В среднем на семью приходилось по 3,6 гол. рабочего скота и по 3,3 нерабочего, а посева — по 5½ дес.; если же взять одних только переселенцев, проживших в крае не менее 5 лет, то для них средний размер посевной площади достигает 7 дес. на семью. По хлебам посевная площадь у русского населения распределяется так: пшеница яровая 38,7%, рожь озимая 1,9%, яровая 6,3%, овес 25,7%, ячмень 4,5%, гречиха 13,1%, просовые хлеба 2,6%, бобы и кукуруза 1,9%, горох 0,4%, картофель 2,7%, лен и конопля 2,1%. Таким образом, крестьянское хозяйство почти исключительно зерновое, с преобладанием пшеницы и овса. На побережье Японского моря климат слишком влажен для пшеницы, вследствие чего в посевах преобладают здесь ярица и овес. Из неколосовых хлебов более важное значение имеет только гречиха, которая играет роль парового растения. Система полеводства в крае чисто переложная, даже без употребительного в Сибири черного пара. Типичный севооборот для Южно-У. края, по Крюкову, такой: гречиха — ярица — пшеница — ярица — овес — овес, или ячмень — гречиха — ярица, или пшеница — овес и так далее, пока поле не истощится. Этот севооборот характерен, по-видимому, только для приморских местностей, где климат неблагоприятен для пшеницы; в более отдаленных от моря местностях посевы ярицы и овса играют меньшую, посевы пшеницы — гораздо большую роль. Обработка земли в крестьянских хозяйствах — та самая, какая усвоена переселенцами на их родине, в Малороссии, — мало приноровлена к особенностям У. климата, вследствие чего крестьянское хозяйство сильно страдает от избытка дождей и вообще от излишней влажности; урожаи часто портятся и в количественном отношении, и особенно в качественном, и «пьяный хлеб» причиняет все большие опустошения. В очень плохом состоянии и крестьянское скотоводство, отчасти из-за плохого свойства кормов, обусловленного также избытком атмосферной влаги и неблагоприятными условиями уборки сена, отчасти плохим качеством местных — корейской и маньчжурской — пород, очень мало улучшенных привозными породами. Корейско-китайское хозяйство имеет совершенно иной характер. По данным Крюкова (1892 г.), у 2917 корейских домохозяйств насчитывалось рогатого скота 3540 голов, лошадей 1879 и свиней 3966, под посевом же состояло 9988 дес. Учета числовых данных относительно китайского хозяйства не производилось; но по межевым данным известно, напр., что в одном только бассейне Японского моря, при бухте Конгоуза и по рр. Судзухе, Таухе, Банчину и Пхусуну, во второй половине девятидесятых годов насчитывалось китайских запашек до 3500 дес. В общей сложности по всему У. краю площадь китайских запашек окажется, можно думать, не меньшею, нежели площадь запашек корейцев. В среднем на семью у этих последних размер запашки не превышает 3,4 дес., рогатого скота приходится по 1,2 и лошадей по 0,6 голов. По хлебам посевная площадь корейцев определяется следующим образом: пшеницы 0,4%, ярицы 12,6%, овса 31,8%, ячменя 4,5%, гречихи 0,1%, просовых хлебов 31,4%, бобов и кукурузы 14,2%, гороха 0,6%, картофеля 3,6%, конопли 0,7%. Характерна для корейского и китайского хозяйства громадная роль просовых хлебов (чумиза и гаолян), кукурузы и бобовых растений (главным образом — китайская соя), занимающих вместе с картофелем почти половину посевной площади. Система полеводства у китайцев и корейцев является, таким образом, не зерновою, а плодосменною — и это дает хозяйству корейцев и китайцев большие преимущества перед русским. Еще более характерна обработка пашен: поля разделываются в узкие грядки, на которых посев производится рядами; во время произрастания хлебов пашни или пропахиваются, или мотыжатся по нескольку раз; такими приемами обработки достигается более совершенное искоренение сорных трав, а главное — обеспечивается стекание дождевой воды и устранение лишней атмосферной сырости, в результате чего получаются более верные урожаи и гораздо лучшее качество продукта. Корейско-китайское хозяйство является поэтому образцом для подражания русских крестьян, которые начинают перенимать из него, хотя и очень медленно, отдельные элементы — грядовую вспашку, посев бобовых растений и т. п. Целиком перенять китайско-корейскую культуру крестьяне не могут, потому что она требует огромной затраты труда, не окупающейся при существующей в крае высокой оценке русского труда. Своеобразно у китайцев и корейцев поставлено и скотоводство: оно основывается почти полностью на стойловом содержании: летом скот кормят свеженарезанною травою, зимой — главным образом бобовыми жмыхами и т. п. побочными продуктами земледелия. Частновладельческих участков, по данным 1899 г., было 141, с 17910 дес. земли. Из числа владельцев 28% принадлежат к привилегированным сословиям, 18% — купцы, 18% — мещане, 30% — крестьяне, 2,3% — казаки, 3% — разные компании и товарищества. Из 130 участков, относительно которых имеются более детальные сведения, 56 — площадью не более 100 дес., 72 — от 100 до 400 дес. и два свыше 400, но не более 1000 дес. каждый. Все частновладельческие участки группируются в окрестностях главных населенных пунктов края — Владивостока, Никольска, Хабаровска и села Раздольного, — что обеспечивает им наиболее выгодный сбыт и сравнительную легкость своевременного найма рабочих рук. Относительно значения в У. крае частновладельческих хозяйств существуют разные мнения: некоторые (Крюков) видят в них главнейший фактор культурного развития края, но господствующим взглядом является скорее отрицательный. Культурное значение — и то довольно ограниченное — признается лишь за немногими частновладельческими хозяйствами и не столько в области полеводства, сколько в области скотоводства и плодоводства. Громадное большинство частновладельческих хозяйств в крае основывается всецело на китайской или корейской испольщине и вовсе не имеет культурного значения. В общей сложности сельское хозяйство в У. крае в настоящее время уже вполне обеспечивает продовольственные потребности самого сельского населения и дает возможность сбыта излишков, которые закупаются городским населением и интендантством для продовольствия войск. В 1892 г. было закуплено интендантством до 600000 пд. и продовольственные потребности местных войск были вполне покрыты местным хлебом. В последние же годы размеры местных закупок интендантства значительно сократились; для продовольствия значительно возросших в численности войск интендантство находит более выгодным закупать по преимуществу привозный, более дешевый хлеб. Размеры скотоводства совершенно недостаточны, что выражается и в крайней дороговизне рабочего скота, и в недостатке животных продуктов, которые для потребления городов ввозятся по большей части в консервированном виде.

Литература. Будищев, «Описание лесов южной части Приморской области» (2 изд., Хабаровск, 1898); Крюков, «Очерк сельского хозяйства в Приморской обл.» (СПб., 1893); Буссе, «Переселение крестьян морем в Южно-У. край» (СПб., 1896); Унтербергер, «Приморская обл.» (СПб., 1900); Риттих, «Переселенческое и крестьянское дело в Южно-У. крае» (СПб., 1899); Кауфман, «Отчет по командировке в Приамурский край» (СПб., 1901).