ЭСБЕ/Фенелон, Франсуа

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фенелон
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Усинский пограничный округ — Фенол. Источник: т. XXXV (1902): Усинский пограничный округ — Фенол, с. 455—457 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : Britannica (11-th)
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Фенелон (Франсуа Салиньяк де ла Мот Fénelon, 1651—1715) — знаменитый французский писатель; родился в Перигоре, в древней дворянской семье. До 12-летнего возраста мальчик прожил в своем родовом замке, не очень много времени посвящая занятиям вследствие слабого здоровья; потом учился в Кагорском унив. и в Парижской семинарии св. Сульпиция; 24-х лет от роду вступил в духовное звание. От природы одаренный живым, подвижным умом и горячим воображением, Ф. чуть не с первых шагов в своем новом сане порывался к миссионерским подвигам. Традиции античной литературы, которыми он успел напитаться за время своего ученья, влекли его в Грецию. Ему грезилось, что все христианское население Эллады, стонущее под игом турок, находит в нем защитника, что султан, ошеломленный, отступает перед ореолом его славы. Эти мечты сменялись другими: его тянуло в Канаду проповедовать слово Божие язычникам и стяжать мученический венец среди диких индейских племен. Однако ни на Восток, ни на Запад Ф. не поехал; ему досталась более спокойная должность в Париже. Парижский архиепископ назначил его духовником в новой женской конгрегации, Nouvelles catholiques, составившейся из молодых девушек, только что обратившихся из протестантизма в католичество. Вскоре ему поручили проповедовать католицизм насильно обращенному после отмены Нантского эдикта протестантскому населению Сентонжа и Пуату. Широкая веротерпимость, которая приписывалась Ф. просветителями XVIII в., — по-видимому, не более как легенда: на этом поприще он мало чем отличался к лучшему от других католических миссионеров. В 1687 г. Ф. выпустил свою первую работу, «De l’Education des filles», до появления которой не было ни одной сколько-нибудь удовлетворительной работы, посвященной этому вопросу. Ф. энергично восстает против господствовавшего в то время взгляда, по которому девочек достаточно было обучать — кроме закона Божия, — тому, что необходимо женщине для внешнего успеха. Ф. настаивал на том, что женщина — прежде всего мать; она должна воспитывать сыновей на пользу королю и отечеству; чем она будет руководиться при этом, если она будет обучена только танцам и уменью поддерживать разговор да будет с грехом пополам помнить несколько молитв? Ф. ратует за достоинство женщины, требуя, чтобы ей давали образование и облагораживали ее ум во имя того, что она человек. Невежество порождает скуку, а скука — всевозможные пороки. Ф. — не враг развлечений, но он хочет, чтобы девушка умела выбирать развлечение разумное. Он не рекомендует набивать голову девочкам ненужной в жизни премудростью. Основной научный их багаж должен быть, по его мнению, очень невелик: уменье правильно говорить, читать и писать, производить четыре действия арифметики, знание основных элементов права, знакомство с древней и французской историей. Выбор неисторических книг для чтения должен производиться очень осмотрительно; не следует чересчур разжигать молодую фантазию. В 1689 г. Ф. был приглашен в воспитатели к внуку Людовика XIV, герцогу Бургундскому. Пользуясь поддержкой г-жи Ментенон, Ф. приступил к своей задаче. Мальчик был очень даровит, но избалован до крайности. Ф., по свидетельству современников, произвел чудо: дерзкого, своенравного, буйного мальчика скоро нельзя было узнать. Находили даже, что воспитатель переусердствовал и чересчур основательно укротил нрав своего питомца. Образованием герцога Ф. не обязан был заниматься непосредственно, но так как мальчику нужно было читать, а книг подходящих не было, то Ф. сам позаботился составить их. Таким образом возникли его «Басни» и «Разговоры мертвых» (Dialogues des morts). Цель тех и других была прямо практическая: это были книги в буквальном смысле ad usum Delphini. Написаны они той удивительно легкой и грациозной французской прозой, которая до сих пор делает произведения Ф. наиболее удобными для усвоения французского языка детьми. В каждом отрывке заключалось какое-нибудь житейское, моральное, а в «Разговорах» — даже и политическое нравоучение. Так, идея разговора Пизистрата с Солоном та, что тирания более гибельна для самого тирана, чем для народа; идея разговора Цезаря с Катоном — что абсолютизм не обеспечивает спокойствия и не укрепляет власти государей, а наоборот, делает их несчастными и приводит к их гибели. Все эти разбросанные в разных баснях и диалогах идеи были впоследствии собраны и приведены в систему в «Телемаке». В 1688 г. Ф. познакомился с одной из самых замечательных женщин того времени, г-жей Гюйон (IX, 964). Более тесная дружба установилась между ними очень скоро, и Ф. ввел свою подругу в кружок г-жи Ментенон, где она своим страстным темпераментом увлекла даже расчетливую и холодную возлюбленную короля. Сам Ф. до того увлекся идеями квиетизма, которые проповедовала г-жа Гюйон, что не задумался открыто защищать их, рискуя своим положением и своей карьерой. Преследования, которым подверглась смелая мыслительница, не сразу отозвались на судьбе ее друга. Опала г-жи Гюйон началась в 1693 г., а еще долго после того Ф. был в почете; в 1695 г. он был возведен в сан епископа Камбрезского и продолжал занимать должность воспитателя герцога Бургундского. Поворот к худшему произошел лишь после того, как он издал в защиту квиетизма книгу «Explication des maximes des saints sur la vie intérieure» (1697). Против нее выступил Боссюэт; Ф. ответил, и спор был предоставлен на решение Рима. Курия долго колебалась, ибо Боссюэт, опора галликанизма, далеко не был там популярен; но обидеть могущественного французского короля Папа не решался (двор был на стороне Боссюэта). Первый приговор курии был благоприятен Ф.: голоса судей разделились поровну, но под давлением Людовика Папа велел вновь пересмотреть дело, и во второй инстанции книга Ф. была единогласно осуждена. Ф. еще раньше покинул двор и отправился в свою епархию. Камбре незадолго перед тем был присоединен к Франции по Нимвегенскому миру; население его было преимущественно фламандское и к новому государю особенной любви не обнаруживало. Нужно было примирить его с Францией; это сделалось целью Ф., и он ее в значительной степени достиг. К янсенистам и протестантам он, по-видимому, теперь относился с большей терпимостью, чем в пору молодости. Особенно возросла его популярность в эпоху войны за испанское наследство, когда он одинаково гуманно относился к раненым солдатам и офицерам, не только своим, но и неприятельским. Мальборо, узнав, какой прием нашли его офицеры у Ф., строго запретил своим войскам разорять земли, принадлежавшие к его епархии. В 1711 г. умер дофин, и наследником престола сделался герцог Бургундский, питомец Ф. Сторонники Ф. вступили с ним в сношения, чтобы выработать основы тех реформ, которые должны были быть произведены после смерти старого короля. Ф. съехался со своими единомышленниками в небольшом городке Шоне, и там были выработаны так называемые «Tables de Chaulnes» — важнейшие принципы будущих преобразований. Тут шла речь о сокращении придворных штатов, о созыве государственных чинов, члены которых должны были быть избраны без всякого давления и получить огромную власть, о разграничении духовной и светской власти, о провозглашении свободной торговли. Труд этот оказался напрасным: герцог Бургундский умер 6 месяцев спустя после смерти отца. Политические воззрения Ф. мы знаем и по другим источникам. От него остался трактат «Examen de conscience des devoirs de la royauté», a также мемуар, составленный для назидания самого Людовика, но, по-видимому, не представленный ему. Основа взглядов Ф. — ограничение королевской власти при помощи советов, составленных из двух высших сословий. Эту мысль он проводил уже в своем знаменитом «Телемаке», но там она была выражена иносказательно. «Телемак» (Les aventures de Télémaque) был написан в 1695—96 г., но появился в 1699 г. В «Телемаке» Ф. отдал дань своему увлечению классицизмом; критика, сопоставляя его с гомеровскими поэмами и с «Энеидой», нашла целый ряд прямых заимствований оттуда; Ф. взял у древних не только сюжет, который был прямым подражанием «Одиссее», но и целые эпизоды, картины, даже детали; вместе с тем, однако, он сумел заимствовать у древних и дух их произведений, добиться простоты, силы и ясности стиля. Такова литературная сторона книги; но у нее есть и другая сторона, не менее важная. «Телемак» является прямым продолжением «Разговоров мертвых»; это, так сказать, курс политической педагогики для детей старшего возраста. Намеки на современность наполняют все произведение. Перед читателем проходят изображения злых царей, дающих в общей сложности очень похожий портрет Людовика, изображения министров, в которых современники легко узнавали Лувуа и других тогдашних деятелей, силуэты придворных, причем на долю каждого из приближенных Людовика приходилась хорошая прозаическая эпиграмма. Есть в «Телемаке» и картины идеального государственного и общественного строя (Бетика, Салент; см. Утописты), за которые король лишил автора остатков своего расположения. Словом, в книге много чисто языческой красоты, смелости и откровенности, которая казалась опасною; недаром Боссюэт назвал «Телемака» произведением, недостойным духовного лица. Из трех богословско-философских трактатов Ф., «Réfutation du traité de Malebranche, sur la nature et le grâce», «Traité de l’Existence de Dieu» и «Lettres sur divers sujets de religion et de métaphysique», внимания заслуживает только второй. Основная мысль его формулируется в следующем силлогизме: все, что обнаруживает порядок и искусство, есть дело разумной силы; природа во всех своих произведениях обнаруживает порядок и искусство; следовательно, природа имеет разумную причину. Трактат написан с присущей Ф. ясностью и довольно долго служил школьным руководством. Умер Ф. в Камбре 1 января 1715 г., за восемь месяцев до Людовика XIV. Издания сочинений Ф.: П., 1787—1792 (с биографией Кербефа) и 1810; Тулуза, 1809—1811; Безансон, 1827; Версаль, 1820—30; П., 1851—52 (самое полное). См. Ramsa, «Histoire de la vie et des ouvrages de F.» (Л., 1723); Saint-Simon, «Mémoires» (много рассеянных указаний первостепенной важности); Nisard, «Fénélon» («Revue d. d. M.», 18461; Villemain, «Discours et mélanges» (1846); Proyart, «Vie du duc de Bourgogne» (1778); Sainte-Beuve, «Port-Royal» и «Causeries» (t. II и X); Bausset, «Histoire de F.» (при версальском издании); Gosselin, «Histoire littéraire de F.»; Broglie, «F. à Cambrai»; Faguet, «XVII siècle»; Brunetière, в «Revue d. d. Mondes» 1884, 1 сент.; Janet, «F.», в коллекции «Les grands écrivains français». Переводов «Телемака» насчитывается до ста, в том числе много стихотворных (латинские, немецкий Нейкирха, русский — «Телемахида» Тредьяковского, прозаич. пер. Ив. Захарова, 1786).