ЭСБЕ/Фердинанд I, князь болгарский

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фердинанд I, князь болгарский
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Фенолы — Финляндия. Источник: т. XXXVa (1902): Фенолы — Финляндия, с. 580—581 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Фердинанд I (род. в 1861 г.) — князь болгарский, младший сын принца Августа Кобургского (из католической линии этого дома, Кобург-Когари) и принцессы Клементины Орлеанской, дочери короля Людовика-Филиппа. Служил в австрийском гусарском полку, потом перешел в венгерские гонведы. Когда после отречения от престола Александра Баттенбергского кандидатура Вальдемара, принца датского, вследствие противодействия России оказалась безуспешной, болгарское народное собрание по предложению Тончева, внушенному Стамбуловым, избрало на болгарский престол принца Ф. (25 июня 1887 г. ст. стиля). Ф. тотчас же (26 июня) ответил условным согласием «посвятить свою жизнь благу болгарского народа, если только Высокая Порта и державы признают избрание». Державы, и в особенности Россия, отказались утвердить избрание; тем не менее Ф. 30 июня вступил на болгарскую территорию и обратился к болгарскому народу с прокламацией, в которой говорил, что «так как протесты держав направлены не против его личности, а лишь против формы избрания, то он решил приехать в страну, надеясь, что ввиду совершившегося факта державы откажутся от своих возражений». 2 августа он принес в Тырнове присягу на верность конституции. Ввиду непризнания его державами и непрекращавшейся борьбы партий в самой стране положение Ф. было весьма затруднительно. По необходимости он должен был управлять, опираясь на враждебную России партию, и поручил сформирование министерства своему главному стороннику Стамбулову (см.), который на 7 лет сделался полновластным властелином Болгарии и самого князя, неохотно, но тем не менее постоянно во всем подчинявшегося ему и даже выносившего с его стороны явные оскорбления. Собственной политики у князя не было и при таком положении вещей не могло быть. В глазах народа он нес ответственность не только за разрыв с Россией, но и за грубый деспотизм и хищничество Стамбулова. К тому же и личной симпатии Ф. к себе не возбуждал: он поощрял роскошь и строго требовал соблюдения этикета, совершенно непривычного для болгарского народа, даже для верхних его слоев, привыкших к простоте князя Александра. В 1893 г. он женился на принцессе Марии-Луизе Пармской (1870—99), дочери свергнутого в 1859 г. герцога пармского Роберта I; ввиду упорного клерикализма родителей невесты он должен был добиться изменения статьи конституции, требовавшей, чтобы наследник престола был непременно православным; изменение было проведено Стамбуловым, преследовавшим при этом свои личные цели. Ф. видимо стремился отделаться от своего министра, ставшего для него невыносимым и вместе с тем ведшего Болгарию к несомненному кризису; но дипломатический агент Австрии, единственной державы, служившей опорой Ф., решительно протестовал против удаления Стамбулова. Наконец в мае 1894 г., когда Стамбулов опубликовал показанное ему князем частное письмо, Ф. вышел из себя, назвал поступок Стамбулова бесчестным и принял его отставку. Этот решительный шаг значительно поднял популярность князя; с этого момента он не только перестал быть игрушкой в руках министров, но сделался самостоятельным и притом крупным фактором в болгарской политической жизни, получив возможность вести собственную политику. Министерство Стоилова, в особенности в области иностранной политики, покорно следовало его указаниям. Чтобы примирить Болгарию с Россией, он пожертвовал католическими симпатиями и связями своей жены и в 1896 г. присоединил к православию своего сына Бориса, ранее крещеного в католичество. Россия, а вслед за ней и другие державы, признали князя; это повело к окончательному примирению с ним партий Цанкова и даже Каравелова, которые из вождей антидинастической оппозиции перешли в оппозицию конституционную и впоследствии могли даже быть главами или членами правящих партий. Получив таким образом значительную опору в народе, Ф. стал дорожить этой опорой; произвол и деспотизм правящих партий, грубые нарушения конституции, давление на печать и в особенности подтасовка политических выборов уже не достигают прежних размеров (эпохи Стамбулова или даже Александра Баттенберга).

В. В—в.