ЭСБЕ/Фермерское хозяйство

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фермерское хозяйство
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Фенолы — Финляндия. Источник: т. XXXVa (1902): Фенолы — Финляндия, с. 587—590 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Фермерское хозяйство — фермерством (farming) называется по-английски вообще занятие сельским хозяйством на собственной или арендованной земле; на других языках этим термином обозначается только хозяйство последнего рода (франц. fermier, русск. фермер). Ф. хозяйство бывает мелкое — крестьянского типа, и крупное — капиталистическое. Оба эти вида отличаются и по целям, и по средствам. Мелкая аренда представляет хозяйственную организацию, направленную главнейшим образом, если не исключительно, на удовлетворение потребностей самого фермера и его семьи и основанную на применении рабочей силы самих же потребителей при сравнительно незначительной затрате капитала и ограниченном пользовании наемным трудом, в виде исключения. Мелкий фермер — поселянин, обрабатывающий землю для удовлетворения своих продовольственных нужд и сравнительно мало зависящий от рынка; он не предприниматель, стремящийся к получению наибольшей прибыли, а рабочий-земледелец, применяющий свой труд к земле, чтобы прокормить себя. Ф. хозяйство капиталистического типа основано на началах крупного производства; фермер является предпринимателем-капиталистом, рассчитывающим на получение возможно большей прибыли при помощи производства продуктов для продажи; основаниями его хозяйственной деятельности служат более или менее значительный капитал и наемный труд. Такое хозяйство всецело зависит от рынка и поэтому ведется по системе, которая определяется в каждом отдельном случае существующими ценами на сельскохозяйственные продукты. Типической страной Ф. хозяйства крестьянского типа является Ирландия, а капиталистического фермерства — Англия. — Ф. хозяйство представляет особенности, обусловливаемые тем, что земля, служащая объектом хозяйственной деятельности фермера, находится у него только во временном владении. Прежде всего имеет значение срок последнего: им определяется характер затрат, которые может производить хозяин в целях повышения продуктивности земли. Так назыв. земельные улучшения бывают весьма разнообразны, но с указанной точки зрения важно то, что они могут быть использованы в очень различные промежутки времени: одни — напр. унавоживание — в сравнительно короткие, другие, как мергелевание, известкование, дренаж и т. п., — только в продолжительные. Если срок владения землей краток и при этом не существует никаких условий, обеспечивающих право фермера на еще не использованные им затраты, то вполне естественно, что фермер не станет производить улучшений, которые не могут окупиться в короткое время. Напр. фермер, арендующий землю на год, не найдет для себя выгодным дренировать ее, потому что расходы на дренаж окупятся лишь в течение ряда лет. В таком положении находилось, напр., большинство ирландских съемщиков до издания законов 1870 и 1881 гг.; таково современное положение наших крестьян, арендующих землю погодно. Наряду со сроком владения очень важным условием Ф. хозяйства является арендная плата. Ее высота при данных расходах производства определяет прибыль фермера, следовательно, доходность его хозяйства; кроме того, движение арендной платы влияет на производство фермером земельных улучшений, потому что собственник может путем повышения платы за наем земли лишить фермера плодов его труда и затрат. Если по истечении срока собственник повышает арендную плату на сумму, соответствующую той части дохода фермера, которая является результатом произведенных им улучшений, то этим он присваивает себе последние; в тех же случаях, когда это происходит прежде, чем фермер успел вернуть сделанные им затраты вместе с обычной прибылью на затраченный капитал, подобное присвоение представляет конфискацию имущества, принадлежащего фермеру. Это обстоятельство чрезвычайно важно с точки зрения вопроса о производстве улучшений. Фермер, имеющий основание ожидать, что увеличение доходности земли, обусловленное его хозяйственными начинаниями, поведет по истечении срока аренды к повышению арендной платы, не станет производить таких затрат, которые не могут окупиться до истечения арендного договора. Срок владения землей и высота арендной платы имеют определяющее значение для земледельческой техники. Не будучи единственными условиями земледельческого прогресса, зависящего от многих причин, они представляют условия, присущие фермерскому хозяйству как таковому. Если арендные отношения не регулируются специальными нормами закона или обычаем, то они складываются на почве общегражданского права, при свободном соперничестве лиц, заинтересованных в отдаче и найме земли. Последствия такого порядка бывают во многом различны для мелкого и для крупного фермера. Для первого они нередко складываются весьма неблагоприятно. Если спрос на землю велик и население не может обойтись без пользования чужой землей, арендная плата достигает такой высоты, при которой земледельцу остается только безусловно необходимое для скудного существования; при этом значительное число лиц, стремящихся арендовать землю по какой угодно цене, побуждает земельного собственника не связывать себя продолжительным сроком аренды, чтобы возможно чаще подвергать пересмотру ее условия и доводить плату до наивысшего размера. Одним из средств, служащих для этой цели, является сдача ферм с торгов, при которой плата за пользование землей определяется исключительно соперничеством. Такое положение крайне неблагоприятно для земледельческого прогресса; краткость арендного срока при отсутствии мер к обеспечению за фермером вознаграждения за неиспользованные затраты и чрезмерная высота арендной цены при постоянном стремлении земельных собственников к ее возвышению делают для фермера невыгодным производство улучшений, не могущих окупиться в короткое время. При подобных условиях Ф. хозяйство ведется на самых примитивных началах; на обработку земли затрачивается относительно немного труда и капитала; доходность хозяйства сравнительно невысока, и уровень земледельческой техники не может подниматься соответственно увеличивающемуся вместе с ростом населения спросу на хлеб. Это последнее обстоятельство благоприятствует образованию в стране перенаселения, несмотря на то, что продуктивность земли могла бы быть возвышена во много раз при помощи рациональных приемов земледелия. Если избыточное население не находит приложения своего труда в обрабатывающей промышленности, то начинается массовая эмиграция, а те, кто не в состоянии покинуть своего отечества, пополняют собой, не находя заработка, ряды нищенствующего пролетариата. Вместе с тем перенаселение содействует чрезвычайному обострению соперничества из-за земли и вследствие этого весьма неблагоприятно отражается на арендных отношениях. Из опасения лишиться арендуемого участка фермеры вынуждены бывают соглашаться на такую арендную плату, которая не только поглощает все, что съемщик в состоянии отдать, оставляя себе лишь безусловно необходимое для существования, но даже и то, что требуется для поддержания жизни. Такой цены за землю, разумеется, фактически нельзя платить; поэтому за съемщиками накопляются недоимки, окончательно отдающие их на произвол собственников, а за недоимками рано или поздно следуют изгнания неплатящих фермеров с неизбежными при этом жестокостями, с одной стороны, и аграрными преступлениями — с другой. Усиленный спрос на землю приводит также к раздроблению ферм и сокращению их до таких мелких участков, которые недостаточны для прокормления съемщика и его семьи; это служит также одной из причин пролетаризации сельского населения. Одно из характерных явлений, развивающихся на такой почве, заключается в появлении посредников между земельным собственником и фермерами. При незначительности ферм и многочисленности мелких арендаторов земельный собственник находит более удобным иметь дело с одним крупным съемщиком, который уже от себя сдает землю фермерам небольшими участками. Такая система удобна для собственника еще и в том отношении, что посредник обеспечивает ему правильное поступление арендной платы, которую нелегко взыскать с фермеров, живущих в крайней нищете. Ввиду таких удобств собственник соглашается на более скромную плату за землю, лишь бы быть уверенным в том, что он получит ее; но с точки зрения фермеров посредничество приводит к крайне тяжелым последствиям, выражающимся в поднятии арендных цен до крайнего предела и в беспощадном взыскании платежей, следующих с арендаторов. С другой стороны, и съемщики, желая по возможности ослабить гнет непомерно высокой арендной платы, передают от себя мелкие клочки земли. Нередко такие клочки сдаются за отработки в целях увеличения в хозяйстве рабочей силы. Такую картину представляла, напр., Ирландия в течение первых трех четвертей XIX в. — При капиталистической аренде фермер находится в более благоприятных условиях, чем при мелкой, продовольственной. Его существование не находится в полной зависимости от того, удастся ли ему арендовать участок земли или нет. Он обладает известным капиталом и поэтому чувствует себя самостоятельнее, чем фермер-пролетарий, являющийся рабочим, ищущим приложения своему труду, а не капиталистом, стремящимся возможно выгоднее поместить свой капитал. Это дает фермеру-капиталисту значительные преимущества перед мелким съемщиком; он не вынужден соглашаться на всякие условия, какие бы ему ни поставил земельный собственник, может не спешить приисканием подходящего участка и, наконец, в крайнем случае имеет возможность дать своему капиталу иное назначение. Ввиду этого условия Ф. хозяйства при крупной аренде обыкновенно выгоднее для арендатора, чем при мелкой. Если арендные отношения не регулируются законом или обычаем, то фермеры обеспечивают себя более или менее долгосрочными контрактами или, при кратком сроке, особыми договорами, гарантирующими арендатору возвращение неиспользованных затрат. Арендная плата за крупные фермы бывает абсолютно выше, но относительно ниже, чем за мелкие; при этом, когда условия ведения хозяйства изменяются, земельные собственники охотнее соглашаются на сбавку платы за капиталистические фермы, чем за арендные участки поселян-съемщиков. Это происходит оттого, что фермеры-предприниматели руководятся коммерческим расчетом и не станут вести хозяйства, если оно не приносит обычной прибыли на капитал — и земельному собственнику приходится считаться с этим фактом. Между тем мелкий съемщик, для которого лишение аренды означает лишение средств существования, готов ограничить свое потребление до последних пределов, чтобы заплатить за наем земли и удержать ее за собой. Тем не менее и при капиталистической аренде отношения между земельным собственником и съемщиком складываются не вполне нормально под влиянием соперничества. При отсутствии регулятивных норм закона или обычая вопрос о вознаграждении за улучшения не получает должного разрешения, потому что в арендном контракте нельзя предусмотреть всех улучшений, которые могут оказаться необходимыми; таким образом, легко может случиться, что фермеру придется или отказаться от производства работ, которые могли бы повысить продуктивность земли, или же предпринять их с риском, что земельный собственник воспользуется его затратами раньше, чем они успеют окупиться. При капиталистической аренде, как и при мелкой, повышение доходности земли, вызванное затратами фермера, может служить поводом к увеличению наемной платы по истечении арендного срока. Наконец, сбавка цены за аренду земли при изменении условий хозяйства — напр. при падении цен на продукты земледелия — производится не так быстро и часто не в таких размерах, как это было бы желательно.

Условия Ф. хозяйства видоизменяются в зависимости от формы аренды и содержания договора (см. Землепользование). Долгосрочный договор в письменной форме представляет для фермера более прочную гарантию его интересов, чем краткосрочный, в особенности если при этом он заключен только на словах. Договор на более или менее продолжительный срок обеспечивает фермеру прочность владения в течение определенного периода времени и этим создает возможность производить улучшения, окупающиеся годами. Тем не менее, эта система аренды представляет существенные неудобства. К концу арендного срока фермер, не уверенный в возобновлении контракта, не только не улучшает землю, но, наоборот, старается извлечь из нее все что можно и таким образом истощает почву. Кроме того, как свидетельствует опыт Ирландии в первую треть XIX в., долгосрочные договоры при мелкой съемке по высокой арендной цене легко превращаются в фикцию: за фермерами всегда числятся значительные недоимки, дающие земельному собственнику право во всякое время согнать съемщика с арендуемой им земли. Что же касается капиталистической аренды, то сами фермеры неохотно заключают долгосрочные договоры, не желая связывать себя определенными условиями на продолжительное время. Хозяйство их, поставленное на коммерческую почву, рассчитано на известные цены и условия сбыта — а при той быстроте, с которой в настоящее время изменяются рыночные конъюнктуры, нельзя питать уверенности в том, что положение, существующее в момент заключения договора, не изменится через короткий промежуток времени. Наконец, долгосрочные договоры могут явиться прямым препятствием для технического усовершенствования земледелия. Собственник, уступая свою землю в чужое пользование на продолжительное время, стремится оградить себя от таких действий фермера, которые могут нанести ущерб имуществу, сданному в аренду. С этой целью в арендный договор включаются статьи, воспрещающие или предписывающие фермеру те или другие приемы хозяйства. Эти статьи бывают очень стеснительными для фермера и нередко лишают его возможности производить улучшения, которые были бы весьма полезны и даже представляются необходимыми. В особенности это может случиться тогда, когда во время течения арендного договора изменяются экономические и технические условия хозяйства. Если бы, однако, собственник, сдавая свою землю на долгий срок, отказался от включения в договор ограничительных статей, он этим лишил бы себя гарантий по отношению к недобросовестному арендатору и подверг бы серьезному риску свое имущество. Фермеру может быть предоставлен простор для хозяйственных действий только при краткосрочной аренде, когда собственник, убедившись в недобросовестности или неумелости арендатора, имеет возможность отказать ему в ближайшее время. При таких условиях фермер воздерживается от действий, могущих нанести явный ущерб земельному собственнику. Вообще, чем более хозяйство ведется на коммерческих началах и чем оно отзывчивее на требования рынка и запросы техники, тем менее удобны долгосрочные договоры. Этим объясняется господство погодной аренды в Англии. Краткосрочная аренда совместима с земледельческим прогрессом лишь при условии обеспечения фермера относительно произведенных им улучшений. — Неблагоприятные последствия, которые влечет за собой неограниченное соперничество в сфере арендных отношений, привело к регулированию последних при помощи обычая и закона. Примером первого рода может служить так назыв. «Ф. право» (tenant-right), установившееся в ирландской провинции Ульстер (см. Ульстерский обычай). Подобные обычаи существуют и в некоторых других местностях Ирландии, а также в других странах (в Англии, например, линкольнширский tenant-right, во Фландрии — pachtersregt, в Дании — обычай, подобный ульстерскому). Однако нормы обычая оказываются недостаточными; они установились только в некоторых местностях, отличаются иногда большой запутанностью и неопределенностью и, как показал опыт, не дают фермеру прочной гарантии его прав. Поэтому существование обычаев не исключает потребности в законодательном регулировании арендных отношений; напротив, оно указывает на полезность повсеместного распространения аналогичных норм и дает выработанные жизнью основания для законодательного вмешательства в эту сферу. В Ирландии, напр., регламентация арендных отношений путем определенных законодательных норм осуществила собой те начала, которые в менее прочной и совершенной форме применялись в виде ульстерского обычая. Ирландское законодательство об аренде явилось первой серьезной попыткой установить правильные условия развития Ф. хозяйства. Требования ирландских фермеров были сформулированы еще в 50-х гг. XIX в. в виде знаменитых «3 F’s»: Fair rent, Fixity of tenure, Free sale, т. е. справедливая арендная плата, обеспеченное владение, свободная продажа Ф. согласия. Удовлетворение этих требований составляет задачу ульстерского обычая (см.) и новейших узаконений об аренде в Ирландии, 1870, 1881 и 1887 гг. Этими законодательными актами были легализированы ульстерский и подобные ему обычаи и установлена система законодательного регулирования арендных отношений. Прежде всего закон регулирует арендные цены. Фермеру предоставлено право обращаться к суду с ходатайством о назначении «справедливой платы» за арендуемую им землю. Плата, определенная судебным порядком, называется «судебной платой» (judicial rent); факт назначения ее eo ipso превращает арендное владение в регулированное, или узаконенное (statutory tenancy), и подчиняет его условиям, установленным в законе (statutory terms), на 15 лет; в течение этого периода арендная плата не может быть повышена и съемщик может подвергнуться изгнанию только за нарушение «законных условий». В течение последних 12 месяцев законного срока или когда бы то ни было после его истечения фермер имеет право снова обратиться к суду с ходатайством о регулировании арендной платы, и решение суда подчиняет аренду узаконенным условиям на новый 15-летний срок. В Англии также возникло специальное законодательство об аренде, вызванное потребностью урегулировать арендные отношения, а также объединить и точнее определить существующие по этому предмету местные обычаи. Английское законодательство не касается арендной платы и направлено главным образом на регулирование условий вознаграждения за неиспользованные улучшения (законы 1875 и 1883 гг.). Законодательное регулирование арендных отношений существенно изменяет условия Ф. хозяйства и, уничтожая некоторые важные неудобства арендного пользования землей, открывает арендатору возможность вести хозяйство на рациональных началах даже при самом кратком сроке владения.

Литература — см. Землевладение, Землепользование, Ульстерский обычай. Кроме того, G. Brodrick, «English Land and english Landlords». J. Caird, «English Agriculture in 1850—51»; Rowland E. Prothero, «The pioneers and progress of English farming»; C. D. Field, «Landholding and the relation of Landlord and Tenant in various countries»; Lely and Pearce, «The Agricultural Holdings Act, 1883, and other statutes»; Е. O. Macdevitt, «A Manual of the Irish Land Acts of 1870 and 1881»; L. v. Stein. «Die drei Fragen des Grundbesitzes»; С. А. Щепотьев, «Очерки крестьянской аренды в черноземной полосе» («Юрид. вестн.», ноябрь, 1884). По Ирландии см. литературу у Мануйлова, «Аренда земли в Ирландии».

А. Мануилов.