ЭСБЕ/Филипп, цари и принцы македонские

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Филипп, цари и принцы македонские
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Фенолы — Финляндия. Источник: т. XXXVa (1902): Фенолы — Финляндия, с. 765—768 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Филипп — имя нескольких македонских царей и принцев. Историческое значение имеют из них лишь второй и пятый.

Ф. I — царь македонский, сын Аргея, по преданию — третий царь македонский, прапрадед царя Александра Филэллина, участвовавшего в Платейской битве. У Александра Филэллина был сын Ф., получивший в удел область по Верхнему Аксию, брат Пердикки II, с которым он вел борьбу за престол, опираясь на царя одрисов Ситалки.

Ф. II — царь македонский (359—336 г. до Р. Х.), отец Александра Великого; род. около 379 г. до Р. Х.; был третьим сыном царя Аминты III. Со стороны матери Ф. был в родстве с княжеским домом Линкестидов, игравшим большую роль в предшествовавшей истории Македонии. В молодости он провел три года заложником в Фивах, в эпоху наибольшей силы фиванцев. Это пребывание среди греков ближе познакомило Ф. с греческой жизнью. Власть Ф. получил в 359 г., после смерти своего брата Пердикки III, павшего в битве с иллирийцами, которые после этого заняли несколько македонских городов; в то же время на севере производили опустошения пэоны. У Пердикки остался сын Аминта, и Ф. начал управлять Македонией в качестве опекуна своего племянника, но вскоре принял царский титул. В начале царствования Ф. положение Македонии было трудным: в стране находились внешние враги, и можно было ждать внутренних смут, так как были другие претенденты на престол (Аргей, Павзаний, Архелай). Но эти затруднения имели характер временный; достаточно уже притом была подготовлена почва для усиления Македонии. Торговые сношения с греками, распространение эллинского просвещения, постепенно совершавшееся внутреннее объединение ставили перед страной новые, широкие задачи. Прежде всего Македония должна была обезопасить себя от нападений соседей-варваров, расширить свои границы и пробиться к морю, для чего надо было овладеть прилегавшими к Македонии греческими городами на побережье Эгейского моря. Без этого немыслимо было правильное экономическое развитие страны. Разрешение этой задачи было облегчено тем, что главнейшие греческие государства к тому времени уже ослабели. Среди греков шла непрерывная борьба, делавшая для них невозможным энергичный отпор Македонии. Впоследствии, по мере осуществления ближайших задач, Ф. расширил свои планы, задумав добиться для Македонии гегемонии в Греции и предпринять завоевание персидских провинций, прилегавших к Средиземному морю. Личные свойства Ф. представляли смесь хорошего и дурного. Он имел сильный, трезвый, практический ум, развитый греческим образованием, поклонником которого всегда оставался Ф. Его уважение к греческой культуре доказывается тем влиянием, какое имел на него ученик Платона, Евфрай из Орея, и затем выбором Аристотеля в учителя Александра. Ф. отличался необыкновенным трудолюбием, громадной энергией, настойчивостью, организаторскими способностями, которые он выказал особенно в преобразовании войска; но в то же время он был хитер и охотно прибегал к вероломству. Он не был воздержен, любил шумные и часто грубые удовольствия, окружал себя людьми сомнительной нравственности. У него было 6 жен и наложниц, что давало пищу интригам и могло привести к междоусобию, как это едва не случилось еще при нем. Женами Ф. были Фила, представительница македонского княжеского дома, происходившего от царей, Олимпиада (XXI, 881), дочь эпирского царя Неоптолема, от которой родился Александр Великий, и Клеопатра. На пиру, устроенном по случаю брака Ф. с Клеопатрой, Александр поссорился с отцом и удалился в Иллирию, а его мать — в Эпир. Спустя несколько времени между ними состоялось примирение. Правительственная деятельность Ф. началась с борьбы его с пэонами и иллирийцами, для успеха которой он счел необходимым заключить мир с афинянами и обещать им помощь против Амфиполя; афиняне за это обещали ему Пидну. Ф. победил пэонов и заставил их признать верховенство Македонии, затем обратился против иллирийцев и нанес им страшное поражение; иллирийские отряды были вытеснены из македонских городов и к Македонии присоединена пограничная полоса Иллирии, прилегающая к Лихнидскому озеру. После этих успехов он получил возможность обратиться к осуществлению своей главной задачи — утвердиться на берегах Эгейского моря. Он осадил Амфиполь, жители которого обратились с просьбой о помощи к афинянам; но Ф. заявил последним, что он передаст им Амфиполь, когда возьмет его. В 357 г. Амфиполь был взят штурмом и остался в руках македонян; он имел для Македонии громадное значение по его положению при устье р. Стримона, близ знаменитой своими рудниками горы Пангея. Занятие Амфиполя повело к войне с афинянами. Ф. взял Пидну — город в плодородной равнине, ведущей в Фессалию, а через нее и в Среднюю Грецию. Спустя года три он захватил лежавший на север от Пидны город Мефону, разрушил его и заселил македонянами, чтобы прочно обеспечить за собой эти очень важные в стратегическом отношении места. Олинфян (см. Олинф, XXI, 884), обеспокоенных взятием Амфиполя, Ф. успокоил обещанием завоевать для них Потидею и добился того, что они объявили войну афинянам. Прежде чем подоспела на помощь афинская эскадра, Потидея была уже взята, жители ее (за исключением афинских клерухов) порабощены, сам город разрушен и передан олинфянам. Затем Ф. обратил свои силы против фракийцев. Он присоединил к Македонии всю страну до р. Неста и основал здесь город Филиппы (356 г.). Расположенная в южной части завоеванной им области гора Пангей стала с тех пор для Ф. одним из главнейших источников доходов (ее рудники давали ему до тысячи талантов ежегодно). Несколько позднее Ф. занял на фракийском берегу Абдеру и Маронию (353 г.). Дальнейшие его победы во Фракии вынудили фракийского князя Керсоблепта смириться и дать Ф. заложников. Тогда же Ф. победил еще раз пэонов и иллирийцев, которые возобновили было борьбу в союзе с афинянами. Вмешательство в греческие дела было неизбежно для Македонии; оно истекало прежде всего из отношений ее к афинянам. В Фессалии в это время шла борьба между ларисскими Алевадами и тиранами г. Фер; в ней приняли участие фокейцы, против которых тогда велась в Греции «Священная война» (XXIX, 282). Фокейцы были союзниками Афин и держали сторону ферских тиранов. Участие в фессалийских делах давало Ф. возможность сделать новые приобретения, нанести удар союзникам афинян и приобрести влияние в Греции. Сначала Ф. был дважды разбит фокейцем Ономархом (353 г.), но затем, получив подкрепления, он наголову разбил фокейцев; последних пало до 6 тыс., в том числе и сам Ономарх. Пленных Ф. велел, как святотатцев, бросить в море. После этого он занял Феры и возвратил им свободу, но Магнезию и гавань Пагазы удержал за собой и пользовался в последней значительными таможенными доходами. Успехи Ф. в Фессалии грозили серьезной опасностью афинянам, поспешившим занять Фермопилы, чтобы не пропустить Ф. в Среднюю Грецию (352). На время Ф. отказался от дальнейших предприятий в собственной Греции и обратился опять к побережью Эгейского моря. Весной 351 г. он двинулся против главы халкидонских городов, Олинфа, который, напуганный усилением Македонии, примирился с афинянами. В Афинах в это время действовал Демосфен (X, 377—378), выступивший против Ф. с «филиппиками» и «олинфскими речами», в которых он убеждал своих соотечественников подать Олинфу деятельную помощь. Несмотря на помощь афинян, оказанную, впрочем, вяло, Олинф попал в руки Ф. (летом 348 г.). Город был разграблен и разрушен, жители проданы в рабство; братья Ф. (сыновья Аминты III от наложницы), захваченные в Олинфе, были казнены. Между тем при участии афинян вновь взялись за оружие фракийцы, но Керсоблепт опять должен был смириться. Новые успехи Ф. привели афинян к убеждению в невозможности поколебать занятое им положение на берегу Эгейского моря; в апреле 346 г. они заключили с Ф. мир (Филократов) под условием сохранения того положения, какое было в момент подписания договора, что оказалось очень выгодным для Ф. Среднегреческие союзники афинян — фокейцы — не были включены в договор. Примирившись с Афинами, Ф. получил возможность быстро окончить «Священную войну» с Фокидой. Он принудил Фалэка, сына Ономархова, к капитуляции, предоставив ему и его наемникам свободное отступление из Фокиды. После этого Ф. занял Никею (вскоре отданную им фессалийцам) и Альпон, прошел через Фермопилы и наказал фокейцев. От амфиктионов он получил два отнятых у фокейцев голоса в совете; ему было передано и руководство Пифийскими играми (летом 346 г.). Жестоко пострадали также беотийские города, державшие сторону фокейцев (Орхомен, Коронея, Корсия): они были подчинены Фивам. После этого Ф. занял македонскими гарнизонами Феры и нек. другие места и дал Фессалии новое устройство, усилившее его влияние. Македонское влияние стало проникать также на о-в Евбею, где, как и в Фессалии, шла внутренняя борьба, облегчавшая вмешательство. Миром с афинянами и окончанием фокейской войны Ф. воспользовался, далее, для укрепления положения Македонии на севере, западе и востоке. Он совершил успешные походы в Иллирию и Дарданию. С иллирийцами он вел войну и позднее, в самом конце царствования; можно думать, что и со стороны Иллирии он стремился довести границы своего государства до самого моря. В 343 г. он вступил в Эпир и утвердил на престоле Александра, брата Олимпиады, изгнав Аррибу и его сыновей; Арриба ушел в Афины. Далее Ф. заключил дружественный договор с этолянами, что давало ему возможность подойти к Пелопоннесу с запада. Затем он снова обратился на восток, разбил во Фракии Керсоблепта и Тера, обложил фракийцев данью; основал на Гебре город Филиппополь и заходил далеко на север. После неудач под Перинфом и Византией (см. ниже) Ф. на севере проник еще далее, воевал против скинфов и возвратился через страну трибаллов (в нынешней Сербии). Нападение Ф. на Перинф и Византию привело к возобновлению войны с афинянами, так как захват этих городов совершенно поколебал бы положение Афин на торговом пути в Понт, грозя уничтожением их черноморской торговле, игравшей важную роль в афинском народном хозяйстве (хлеб привозился в Аттику с берегов Черного моря). Афинам удалось привлечь на свою сторону фиванцев, некоторых пелопоннесцев и образовать против Македонии значительный союз. На этот раз счастье изменило Ф.: нападение его на Перинф (340 г.) и Византию окончилось неудачно, оба города удержались при помощи афинян и персов, которым очень не нравилось усиление Македонии и особенно утверждение ее на берегах Геллеспонта и Пропонтиды, напротив Малой Азии. Между тем в Средней Греции возобновились летом 339 г. священные войны (против локров Амфиссы), и Ф. вновь получил поручение защищать интересы Аполлонова святилища. Это дало ему возможность занять Китиний и Элатею, что привело к Херонейской битве (338 г.), после которой Афины заключили мир. Македония получила остров Скир и Херсонес Фракийский (еще ранее македоняне захватали остров Галоннес и завели флот на Эгейском море). Ф. двинулся в Пелопоннес, занял гарнизоном Коринфскую крепость и помог врагам Спарты, границы которой были сильно урезаны в их пользу (см. Спарта, XXXI, 130). Этим он надолго привлек к Македонии аргивян, мессенян и аркадян. На коринфском сейме он утвердил мир в Греции и подчинил ее своей гегемонии, затем он стал готовиться к войне с Персией, собирал войска и послал для занятия пунктов на азиатском берегу Пармениона и Аттала. Осенью 336 г. македонский юноша Павзаний заколол царя. Происхождение этого заговора темно; есть указания на участие в нем Олимпиады и даже Александра. Историческое значение Ф. очень велико: воспользовавшись результатами предшествовавшего развития Македонии и организаторской работы своих предшественников, а также благоприятными обстоятельствами, он при помощи созданной им прекрасной армии возвысил Македонию до положения великой державы с всемирно-исторической ролью (см. Македония, XVIII, 412 и сл.). Ср. Am. Schaefer, «Demosthenes und seine Zeit» (Лпц., 1885—87); Дройзен, «История эллинизма»; Olivier, «Histoire de Philippe, roi de Macédoine» (П., 1740—60); Bruckner, «König P.» (Геттинг., 1837); H. Астафьев, «Македонская игемония и ее приверженцы» (СПб., 1856).

Ф. III Арридей — слабоумный сын Ф. II и фессалиянки Филинны, был провозглашен царем после смерти Александра Великого (323 г.), причем фактическое ведение дел было предоставлено Пердикке (XXIII, 179), ставшему регентом государства. Ф. сохранил царский титул и после рождения Роксаною (XXVII, 29) сына Александра, которого македоняне также признали царем. Правителями государства при Ф. после Пердикки были Пифон и Аррабей, Антипатр, Полисперхонт и Кассандр (XIV, 673). Честолюбивая и энергичная жена Ф. Эвридика поссорилась с Олимпиадой; войско перешло на сторону Олимпиады, и она велела убить Ф., а Эвридика задушила сама себя (317 г. до Р. Х.).

Ф. IV — царь македонский, старший сын Кассандра. Вступил на престол юношей, по смерти Кассандра (297—296 г. до Р. Х.), и умер после четырехмесячного номинального царствования.

Ф. V (по другому счету III) — царь македонский (220—179 до Р. Х.), сын Димитрия II, внук Антигона Гоната. Воспитывался под наблюдением опекуна, Антигона Досона; воспитание это было преимущественно практическое и не развило в нем ни высоких нравственных идеалов, ни любви к науке и искусству. Умирая, Антигон заместил важнейшие должности, назначил Ф. опекунов и даже написал заметки, которыми должно было руководствоваться после него в разных случаях. Ф. получил власть после Антигона Досона семнадцатилетним юношей. В первые годы Филиппова царствования очень большим влиянием при македонском дворе пользовался властолюбивый Апеллес, бывший опекуном Ф. еще при Антигоне Досоне. Он был недоволен сближением Ф. с Аратом, так как стоял за полное подчинение греков Македонии, а Ф. в начале своего царствования держался другого взгляда на греческие дела. Вскоре Апеллес, недовольный и тем, что Ф. стал действовать самостоятельно, вступил в военный заговор, участниками которого были и другие важнейшие сановники. Заговор был открыт, и участники его погибли. Почти все царствование Ф. прошло в войнах. В первые годы он принимал участие в так называемой «союзнической войне», шедшей между этолянами и Ахейским союзом. Ф. держал сторону ахейцев, которых поддерживали также эпироны, акарнаны, мессеняне; этолянам помогали элейцы и спартанцы. Этоляне проникли через Фессалию в Македонию; Ф. опустошал Этолию, разбил этолян и овладел в Пелопоннесе Трифилией, которую и подчинил прямо македонскому управлению. Затем он взял и разграбил город Ферм, центр этолийского союза, опустошил Лаконию, при помощи флота захватил остров Закинф. В 217 г. в Навпакте был заключен выгодный для Македонии мир, по которому каждая сторона сохраняла за собой то, чем она владела в момент заключения мира. В следующем году началась борьба Македонии с Римом, вызванная стремлением Ф. вытеснить римлян из Иллирии. Обстоятельства казались очень благоприятными для Македонии, так как римляне были заняты в Италии борьбой с карфагенянами. Ф. двинулся против иллирийца Скердиланда, союзника Рима, и возвратил все, захваченное было последним; но римляне послали к берегам Иллирии флот, и Ф. удалился. Получив известие о Каннской битве, он заключил с карфагенянами формальный союз и сделал попытку овладеть Корцирой, но вследствие слабости македонского флота она кончилась неудачей, как и предшествовавшие предприятия Ф. на море. Между тем отношения Ф. к грекам, бывшие ранее очень хорошими, стали изменяться: Ф. задумал заменить союз с греческими государствами прямым подчинением их Македонии, то есть вернулся ко взглядам Апеллеса. Уже захват Трифилии произвел неприятное впечатление на ахейцев, которым не могло нравиться прочное утверждение Македонии в Пелопоннесе. Теперь Ф. сделал дальнейший шаг в этом направлении, попытавшись овладеть Ифомой (Мессеной). Изменившиеся отношения Ф. к Ахейскому союзу дали основание Арату, умершему в 213 г., выразить перед смертью убеждение, что его отравил Ф. — и это подозрение имеет много оснований, так как Ф. не пренебрегал подобными средствами; так, впоследствии им были сделана попытка отравить Филопемена. Между тем римляне в 212 г. заключили союз с этолянами, элейцами, спартанцами, фракийскими и иллирийскими князьями и царем пергамским Атталом. Ахейцы пока оставались верны союзу с Македонией. Помощь ахейцев была особенно ценна для Ф., так как в 208 г. во главе их военных сил стал искусный полководец Филопемен (см.). Война шла с переменным успехом: Φ. вытеснил этолян из Акарнании и Элиды и разбил при Опунте Аттала, но потерял Орой (на острове Евбее); Филопемен разбил при Мантинее спартанского тирана Миханида, который пал в бою. Ф. вторично взял Ферм; в 206 г. этоляне заключили мир, который распространялся и на союзников Македонии и этолян, так что в Греции установилось, наконец, спокойствие. С римлянами война еще несколько времени продолжалась; затем состоялось примирение и с ними (205 г.), причем за римлянами осталась часть Иллирии, а Ф. получил страну атинтанов. Вялость Ф. по отношению к Риму, отказ его от деятельного вмешательства в ход войны в Италии объяснялись увлечением греческими и восточными делами и плохим пониманием опасности, грозившей Македонии со стороны Рима. По заключении мира Ф. обратил свое внимание на Иллирию, Дарданию и Фракию. В это время в Египте умер Филадельф Филопатор и наследником его остался ребенок, Филадельф Епифан. Ф. и Антиох Великий Сирийский решились воспользоваться обстоятельствами, чтобы расширить свои владения за счет Египта; Македонии должны были достаться Кирена, острова и города по берегам Эгейского моря. Ф. захватил несколько Кикладских островов, затем Фазос и лежащие на берегах Пропонтиды города Лизимахию, Калхедон и Киос, которые в это время принадлежали к Этолийскому союзу. Эти захваты, сильно затрагивавшие торговые интересы Родоса и других морских государств, а также помощь Ф. критянам, которые воевали с Родосом, привели Македонию к войне с Родосом, Хиосом, Византией и Пергамом. Ф. проник в Пергамскую область и проявил свою ненависть к врагам актами дикого вандализма: в окрестностях Пергама он жег храмы, разрушал алтари, велел даже разбивать сами камни, чтобы сделать невозможным восстановление разрушенных зданий. Вообще победы его часто сопровождались избиением населения взятых городов и поголовной продажей в рабство оставшихся в живых. Так он поступил с жителями городов Киоса, Абидоса, Маронеи и др. На море сначала Ф. проиграл большое сражение около о-ва Xиoca, но потом македоняне разбили родосцев и овладели принадлежавшими им местностями в Карии. К врагам Ф. присоединились Афины; македонские отряды несколько раз опустошали Аттику, но захватить Афины Ф. не удалось. Родосский флот вскоре отобрал у Ф. большую часть островов Эгейского моря, но македоняне заняли несколько пунктов на фракийском берегу. Осенью 200 г. в Иллирии и Азии появились римские войска. Прежде всего они помогли афинянам отбить нападение Ф. на их город, потом проникли в саму Македонию. Ахейцы, первоначально желавшие сохранить нейтралитет, после успехов римлян также примкнули к врагам Ф.; но аргосцы, мегалопольцы и жители Дим сохранили верность Македонии, и таким образом в среде Ахейского союза произошло раздвоение. Решительный оборот война с Римом приняла в 197 г. Тит Квинкций Фламинин нанес в Фессалии при Киноскефалах страшное поражение Ф., который потерял 8 тыс. павшими и 5 тыс. пленными. Родосцы отвоевали Карию; римляне захватили Левкадию, после чего и акарнаны перешли на их сторону. Ф. согласился наконец на мир, который положил конец македонскому господству в Греции (см. Греция, IX, 648—649). Ф. пришлось, кроме отказа от его владений в Греции и признания свободы азиатских городов, заключить с Римом союз, выдать военный флот, уплатить большую контрибуцию и даже отказаться от права вести войны за пределами Македонии без дозволения римлян (последнего условия у Полибия нет, но оно приводится Титом Ливием). В последовавшей затем войне римлян с Антиохом Сирийским Ф. держал сторону римлян и успешно действовал в Фессалии, но не мог извлечь из своих успехов никаких выгод, так как римляне потребовали, чтобы он очистил все занятые им города и в Фессалии, и во Фракии. Это раздражило Ф., и он стал готовиться к новой войне с Римом, стараясь укрепить за собой морское побережье, выселяя оттуда греков и заменяя их фракийскими колонистами. В 182 г. он велел отравить своего сына Димитрия, который был в хороших отношениях к Риму. Первенствующую роль в этом злодеянии играл другой сын Ф., Персей, видевший в Димитрии помеху на пути к трону. В 179 г. Ф. умер после сорокалетнего царствования, вначале обещавшего Македонии ряд крупных успехов, но закончившегося среди глубокого упадка, в котором нельзя винить преимущественно Ф.: ему пришлось иметь дело с врагом, борьба с которым для Македонии была непосильна. Ф. наследовал Персей (XXIII, 356), последний царь Македонии. Ср. L. Flathe, «Geschichte Macédoniens» (Лпц., 1834, 2-й том); Holm, «Griechische Geschichte» (Б., 1894, 4-й т.); Niese, «Geschichte der Griech. und Makedon. Staaten» (Гота, 1899, вторая часть).