ЭСБЕ/Флудд, Роберт

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Флудд, Роберт
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Финляндия — Франкония. Источник: т. XXXVI (1902): Финляндия — Франкония, с. 179—181
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Флудд (Роберт Fludd de Fluctibus) — англ. писатель (1574—1637). Учился в Оксфордском унив.; сначала был военным, потом занялся изучением богословия, медицины и тайных наук, долго путешествовал по Франции, Испании, Италии и Германии, где познакомился со многими выдающимися учеными и приобрел значительную эрудицию. Вернувшись в Англию, получил ученую степень в Оксфордск. унив., который в 1606 г. возбудил против него преследование за отрицательное отношение к учению Галена. Поселившись в Лондоне, занялся врачебной практикой и литературной деятельностью. Его сочинения теперь весьма редки; они составляют 8 томов in fol. Он писал частью под своим именем, частью под псевдонимом Rudolf Otreb и Joachim Frizius. Содержание сочинений Ф. чрезвычайно разнообразно; для философии имеют значение: «Philosophia mosaica» (1638), «Philosophia sacra et vere christiana» (1629), «Utriusque cosmi metaphysica, physica atque technica historia» (1617) и «De naturali, supernaturali, praeternaturali et contranaturali microcosmi historia» (1619—21). Другие сочинения посвящены медицине, разъяснению учения розенкрейцеров, полемике и т. д. В философских трактатах содержание отвлеченное часто чередуется с конкретным; так, за описанием небес эмпирического (coeli empyrei), эфирного и элементарного следует ряд научных или quasi-научных трактатов, в которых рассматриваются и военное искусство, и приложение геометрии к живописи, и постройка крепостей и т. д. Особенно характерен для Ф. трактат «De fure et furto indicando»; Φ. верит, что астрология может указать вора и краденое. В медицине он является последователем Парацельса, в философии — представителем того нездорового мистицизма, который нашел себе выразителя в Корнелии Агриппе («De occulta philosophia») и коренится в гностических, неоплатонических и кабалистических представлениях. Ф. был рьяным последователем алхимии, которую и привлекает постоянно в своих рассуждениях (иногда он даже отождествляет философский камень с Христом). К секте розенкрейцеров (см. Розенкрейцеры) привлек Ф. алхимик-врач Михаил Майр, сочинения коего (весьма редкие) ценятся и до настоящего времени любителями тайных наук. Ф. во всяком случае — человек интересный, характерный выразитель переходной эпохи в научных воззрениях, когда точной науке, имевшей в то время гениальных представителей в лице Декарта, Гассенди и друг., приходилось бороться с остатками мистической натурфилософии времен Возрождения. Этим отчасти объясняется, что с Ф. полемизировали лица, далеко превышавшие его по значению. Кэдворт несколько раз упоминает и опровергает воззрения Ф., не называя его, впрочем, по имени. Генрих Мур симпатизировал Ф., Кеплер и Гассенди посвятили ему отдельные трактаты. Трактат Кеплера озаглавлен «Apologia pro opere Harmonicis Mundi adversus demonstrationem analyticam Roberti de Fluctibus». Гассенди не только опровергает, но и подробно излагает основные начала философии Ф. Его трактат издан в 1630 г. и озаглавлен «Epistolica exercitatio, in qua principia philosophiae Roberti Fluddi medici reteguntur». Самый трактат написан по просьбе Мерсенна, который полемизировал с Ф. Сочинение Гассенди представляет образец изящной и спокойной критики. Ф. уверен, что его философия представляет не что иное, как изложение откровения, которое было даровано первому человеку и перешло путем предания к Моисею. Христос вторично дал человеческому роду это учение. В древнее время Пифагор, Платон и Трисмегист, знавшие превосходно книгу Моисея, отчасти выразили в своих сочинениях истинную философию, умолчав об источниках ее. Философия Ф., однако, вовсе не согласуется с Св. Писанием и представляет собой сочетание мистических элементов с грубо-материалистическими тенденциями. Хотя Ф., напр., и говорит о творении из ничего, но творение понимает в смысле эманации, а не бытие — в смысле материи, потенции. Бог есть начало и конец всего; все из него возникает и все к нему возвращается. Бога можно рассматривать двояко: во-первых, до его обнаружения в созданном им мире; во-вторых, в его обнаружениях. В первом смысле Бог есть непостижимое единство, в коем всякое различение исчезло; во втором — обнаружение тех скрытых противоположностей, которые в мире существуют как деятельное формальное начало света и страдательное материальное начало тьмы. Свет есть божественная сила, тьма — начало небытия (noluntas divina), пустота. Из взаимодействия света и тьмы возникает мир и все в нем содержащееся, т. е. первоначальные элементы и качества: из света рождается тепло, которое рождает движение; холод, напротив, свойственен небытию, тьме. Сухое возникает из разделения тепла и холода, сырое — из их взаимодействия. Действием этих начал возникают четыре элемента: незримый воздух и эфир, созидающий небо; вода, которая под влиянием холодного воздуха становится землей, а земля под влиянием света становится огнем. Все предметы состоят из этих четырех элементов и представляют собой вещество, в различной степени проникнутое формальным, деятельным началом света. Таким образом, все существующее может быть представлено в форме пирамиды, в основе которой находится земля, а на вершине — чистый свет. Бог обнаруживается в трех мирах: в мире чистых духов, в макрокосме (т. е. в мире небесного эфира) и в микрокосме, в коем господствует человек благодаря искусству, которое Ф. называет «обезьяной природы». Макрокосм есть создание и отражение божественной троицы и в свою очередь делится на три области, соответствующие трем лицам божества. В человеке, или микрокосме, мы находим повторение в малом виде частей макрокосма. Голова соответствует области «Empyreum», грудь — небесному эфиру, живот — области элементарной. По этим трем областям распределены и три степени одушевления человека, или, как их называет Ф., пользуясь терминологией Аристотеля, душа разумная, чувствующая и растительная. В груди живет жизненный дух — посредник между разумом (формой) и растительной душой (материей). Этот посредник есть не что иное, как часть мировой души, которая в свою очередь отождествляется Ф. с светом и с Христом как непосредственным выражением Божества. Разум непогрешим и по смерти человека возвращается в сверхнебесный мир; напротив того, растительная душа по своей природе всегда влечет человека к греху, будучи представительницей в человеке темного начала. Жизненный дух, помещенный между разумом и растительной душой с ее темными влечениями, может дать перевес в жизни человека или разуму, или темным влечениям; таким образом, свобода выбора зависит от жизненного духа. В философии Φ. столько разнообразных элементов и они переплетены столь искусственным образом, что автор чувствовал постоянную необходимость в наглядном изображении своих отвлеченных воззрений; посему его сочинения переполнены картинами, в которых автор старается разъяснить отношение Божества к элементам и т. д. Из тайных наук его особенно занимали алхимия и геомантия; первая сблизила его с розенкрейцерами, вторая навлекла на него преследование иезуитов, о чем рассказывает сам Ф. в своей геомантии, составляющей часть его «Historiae utriusque cosmi». Мерсенн полемизировал с Ф. из-за его теософии, называя его princeps atheisttirum; он же побудил Гассенди написать книгу против Ф. и снабдил ее предисловием. Одна из любимых мыслей Ф. — музыка сфер, заимствованная им у пифагорейцев, — вызвала полемику Ф. с Кеплером. Богатую фантазию и полемические способности Ф. проявил в своей книге «Certamen Sophiae cum Moria», в которой морию (т. е. глупость) он приписывает Мерсенну, а за собой скромно оставляет софию (т. е. мудрость). О Ф. нет ни одной монографии, хотя он вполне ее заслуживает, как интересный представитель умственной жизни начала XVII в. Ср. Kiesewetter, «Gesch. d. neueren Occultismus» (Лпц., 1891).

Э. Р.