ЭСБЕ/Фома Аквинат

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фома Аквинат
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Яйцепровод — Ижица. Источник: т. XLIa (1904): Яйцепровод — Ѵ, с. 943—945 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : БЭЮ : ЕЭБЕ : МСР : МЭСБЕ


Фома Аквинат — знаменитый схоластик, сын графа Ландольфа Аквинского. Род. в 1225 или 1227 г. близ Аквино. Первоначальное воспитание получил у бенедиктинских монахов в Монте Кассино; с 11 до 17-ти лет был послушником в Неаполе в ордене доминиканцев. Доминиканцы послали его в Париж, но по дороге он был перехвачен своими братьями и привезен в родовое имение: семья хотела заставить его выйти из ордена. Ему удалось бежать в Неаполь, где он и принял пострижение. Орден послал его в Кельн, к Альберту Великому, с которым Ф. был в Париже в 1245 г. Уже в школе Альберта Ф.обратил на себя внимание своими выдающимися способностями. В 1252 г. орден вновь послал Ф. в Париж для приобретения докторской степени, ради чего Ф. написал сочинение «De ente et essentia» и «De principio naturae». Степень доктора Ф. получил лишь в 1257 г., ибо парижский университет в это время был в ссоре с доминиканцами. Докторат был приобретен Ф. одновременно с знаменитым Бонавентурою. Долгое время Ф. учил с большим успехом в Париже и начал там свое главное произведение: «Summa philosophiae, de veritate f idei catholicae contra gentiles», оконченное в Италии (в 1264 г.), куда его вызвал папа Урбан IV, назначив профессором в Болонье. Умер Ф. на пути в Париж в 1274 г. Папа Иоанн ХХII канонизировал его в 1323 г. Полное собрание его сочинений издано в Риме в 1570—1571 гг. в 17 том. in folio. В 1592 г. сочинения Ф. переизданы в Венеции, а в 1612 г. в Антверпене, с прибавлением 18-го тома, в котором содержатся неизданные до того времени сочинения и много подложных. В 1825—74 гг. вышло в Парме полное собрание сочинений Ф., в 30 томах. В 5-ти первых томах Антверпенского издания содержатся комментарии Ф. на Аристотеля, в 6 и 7-м — комментарии на сентенции Петра Ломбардского; 8-ой том — «Questiones quodlibetales»; 9-ый том — «Summa philosophiаe»; 10, 11 и 12 тома — главное теологическое сочинение «Summa theologiae in 3 partes distributa»; 13—16 т. — комментарии на Библию; 17-ый т. — разные сочинения, в том числе «О воспитании князя», принадлежащее впрочем не самому Ф. Главные сочинения Ф. — «Комментарии на Петра Ломбардского» и две «Суммы», философская и теологическая.

Значение Ф. — не в его оригинальности, не в открытии новых научных истин, а в систематизации и приспособлении различных отраслей знания, в сочетании религиозных положений с философскими истинами. Если и нельзя признать Ф. творческим умом, то все же его следует ценить высоко, по примеру Данте; в нем полнее всего выразился дух ХIII-го века, его христианское мировоззрение. Однако, христианские истины не поглощают собой у Ф. все: наряду с религией он признает самостоятельную область исследования разума. Подобно тому, как христианские догматы служат Ф. А. руководством в делах веры, так Аристотель является для него основанием науки и философии. Его дело состояло в возможно полном проникновении христианского мировоззрения Аристотелевой философией, при чем, однако, область веры нисколько не смешивается с областью знания; ссылка на Бога в физических вопросах считается Ф. asylum ignorantiae, точно также как перенесение понятий физического мира в царство благодати признается не правомерным. Царство благодати выше царства природы, но первое не уничтожает относительной самостоятельности второго (gratia naturam non tollit, sed perficit). Как природа является подготовительной ступенью для царства благодати, с которым человек знакомится в Откровении, так царство благодати ведет к царству славы или к самому Богу, соединение с которым возможно только в моменты мистического экстаза в интеллектуальном созерцании. Это грандиозное здание, различные ступени которого ведут постепенно к единому началу, требовало не малого труда при его детальной обработке, и значение Ф. обнаруживается именно в том, как он частные проблемы подвергает логической обработке и делает способными стать элементами цельного, стройного миросозерцания. «Идея порядка», говорит Эйкен, «господствующая в средневековом строе и мировоззрении, получает наиболее соответствующую форму в системе Ф.»; поэтому он и становится лучшим выразителем средневекового мировоззрения. Главная проблема философии схоластического периода состояла в определении бытия. Два направления — реализм и номинализм — решали ее в противоположном духе. Церковь отнеслась одинаково строго к обоим направлениям, осудив номинализм (концептуализм) Абеляра и реализм Амальриха из Бены. С точки зрения реализма только общее, идея существует; предмет науки есть общее в предметах, которые различаются не по существу, а лишь по своим акциденциям, случайным признакам. Познать общее — значит познать все. Номинализм защищает частное, отдельные предметы, утверждая, что общее знание есть отвлечение нисколько не охватывающее природы предметов. Ф. в этом споре пошел по стопам своего учителя Альберта Великого, избрав средний путь умеренного реализма, которому учил Аристотель. Он признает, что общее не имеет отдельного бытия, что «общих сущностей» нет и что индивидуальные отличия предметов и составляют их природу; общее существует в предметах и разум извлекает его из них;однако, в ином смысле Ф. не отвергает общее, поскольку идеи могут быть рассматриваемы как мысли божества, и деятельность их посредственно проявляется в предметном мире. Таким образом Ф. признает троякого рода универсалии: ante rеm — поскольку они суть мысли Бога, in re — поскольку они составляют общую сущность вещей, и post rem — поскольку ум человека извлекает их из предметов и образовывает понятия. Учение Ф. является эклектизмом, попыткой сочетать номинализм с реализмом признанием относительного значения каждого из них. Принцип индивидуализации Ф. видит в материи, как начале способном к восприятию форм. Нематериальные формы делятся у Ф. на несколько групп: Бог, ангелы, души и неотделимые от материи формы объектов чувственного восприятия. Бог есть безусловно чистая форма, чистая актуальность. Бытие Бога может быть доказано a posteriori, из явлений: во-первых, движение предполагает неподвижного первого двигателя; во-вторых, цепь причин и следствий не может идти в бесконечность — нужно предположить существование первой причины; в третьих, случайное предполагает необходимое; в четвертых, все предметы различаются качественно и по степени совершенства представляют лестницу, следовательно должно быть нечто, представляющее высшую ступень реальности и совершенства; в пятых, целесообразность заключает в себе указание на Бога, как источник ее. Все конечное сотворено из ничего, при чем Бог выбрал лучший из возможных миров. В этом пункте Ф. разошелся с Аристотелем, который допускал вечность Mиpa. Душа человека, как и ангелы, есть не материальная форма. Ф. повторяет не только определение Аристотеля (душа есть энтелехия), но и деление функций души, при чем, однако, разуму приписываются все душевные функции, не только познавательную, но и растительную и чувствующую. В объяснении процесса познания Ф. следует за Аристотелем, отказавшись от представления о врожденном знании. Он учит о бессмертии души, возражая против аверроистического учения о единстве интеллекта и против понимания Аверроэсом Аристотелевой философии. Бессмертие души Ф. понимает a parte post, но не a parte ante, т. е. он отрицает предсуществование. Бессмертие есть следствие нематериальности души. Известие Ф. следует за Аристотелем в определении и разделении добродетелей. Созерцанию он отдает предпочтение перед практикой; к четырем кардинальным добродетелям древних он прибавляет 3 теологических добродетели: веру, надежду и любовь. Свободу воли Ф. понимает в смысле психологического детерминизма. Выбор зависит от нас, но в добре мы не свободны в том смысле, что нуждаемся в благодати. В учении Ф. о государстве влияние Аристотеля тоже велико. Государство есть произведение человеческого искусства. Власть в государстве сравнивается с властью Бога во вселенной, душою в теле. Законы разделяются на две группы: божественные (leges aetеrnae, divinae) и человеческие.

Ф. называют doctor universalis — и это в том отношении справедливо, что он подверг самой детальной обработке, с определенной точки зрения, все вопросы философии. Его ближайшие ученики — Эгидий Колонна, Гервей Наталис, Фома Брадвардейн и Вильгельм Дуранд — мало в чем изменили систему Ф., и это весьма понятно: философию Ф. можно только или принять в ее целом или целиком отвергнуть. К числу знаменитейших последователей Ф. принадлежат Данте и Франциск Суарец (†1617), имевший влияние и на представителей новой философии, напр. на Спинозу. Ф. был величайшим католическим философом; католичество настолько полно выразилось в его мировоззрении, что вполне естественно влияние Ф. и до настоящего времени; оно особенно усилилось за последние годы после того, как папа Лев ХIII в 1880 г. признал изучение его обязательным в католических школах. С этого времени началось новофомистическое движение, выразившееся в основание института для изучения философии Ф. А., между прочим, в нескольких журналах, посвященных изучению и распространению философии Ф. (напр. «Revue néoscolastique», изд. в Лувене). Вряд ли, однако, это движение окажется жизнеспособным, ибо идеалы Ф. не суть идеалы нового времени. Ф. не имеет никакого понимания индивидуальных потребностей, никакого представления о значении национальности. Теократические идеалы, подчинение философии вере, отсутствие понимания свободной инициативы и значения личности — все это делает миросозерцание его для современного мировоззрения неудобоприемлемым.

См. Jourdain, «La philosophie de Saint Thomas d’Aquin» (2 т., Пар., 1858), и R. Eucken, «D. Philosophi e des Thomas von Aquino und die Kultur d. Neuzeit» (Галле, 1886). Указания на литературу у Ueber-weg-Heinze, во 2-м томе его истории философии. Ср. еще А. Бронзов, «Аристотель и Фома Аквинат» (СПб., 1884).