ЭСБЕ/Фридрих-Вильгельм IV

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фридрих-Вильгельм IV
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Франконская династия — Хаки. Источник: т. XXXVIa (1902): Франконская династия — Хаки, с. 774—775 ( скан ) • Другие источники: ADB


Фридрих-Вильгельм IV — король прусский (1795—1861), сын и наследник Ф.-Вильгельма III. Богато одаренный от природы, он получил хорошее образование; в числе его профессоров были Нибур и Савиньи. В 1813—14 гг. он несколько раз присутствовал на полях сражений. По окончании войны отец назначил его военным губернатором и наместником провинции Померании. С 1817 г. он принимал участие в заседаниях государственного совета; в 1823 г. был председателем комиссии, выработавшей закон о провинциальных земских чинах. Пребывание в Париже и поездка в Италию (1828) развили во Фридрихе-Вильгельме любовь к искусству и дали значительный толчок развитию в нем романтизма и любви к средневековью. Постоянное чтение дало ему довольно обширные сведения; в разговоре он производил впечатление умного и остроумного человека; любил произносить длинные речи и обладал ораторским талантом. Имея разносторонние научные и художественные интересы, он чувствовал влечение к умственной деятельности, но ни в одной области не поднимался выше дилетантизма. Его ум был настроен мистически и строго ортодоксально в религиозных вопросах; в политике он имел чрезвычайно высокое понятие о своем королевском достоинстве, был недоволен демократическими стремлениями эпохи, ненавидел либерализм во всех областях мысли и жизни, считая его порождением революции; в своих мечтах он уносился в средние века, где находил идеал общественного строя. Он соединял в себе обворожительную любезность в обращении, с деспотическими замашками. Несмотря на все это, интеллектуальные интересы создали ему, пока он был наследником престола, репутацию человека свободомыслящего. Умеренно-либеральная часть общества, тяготившаяся реакционным направлением правительства при его отце, возлагала на него самые лучшие надежды. Первые шаги его, как короля, как будто оправдывали общее ожидание: он провозгласил амнистию политическим преступникам, возвратил на кафедры нескольких уволенных за либерализм профессоров и предписал цензуре более снисходительное отношение к литературе, признавая необходимость свободы обсуждения политических вопросов. В 1842 г. проведена цензурная реформа (освобождение от цензуры книг более 20 печатных листов); в 1843 г. учрежден высший цензурный комитет, в который литераторы и издатели могли приносить жалобы на цензоров. Король окружил себя представителями науки, литературы и искусства; А. В. Шлегель, Тик, Рюккерт, Шеллинг, Мендельсон-Бартольди и др. были посетителями его дворца. Он основал особый класс старинного ордена Pour le mérite, жаловавшийся за научные, литературные или художественные заслуги немцам и иностранцам. В церковном вопросе тоже был заметен некоторый поворот: были восстановлены в должностях некоторые уволенные епископы; старолютеранам и другим враждебным церковной унии сектам была предоставлена некоторая свобода. Однако, как доказали последующие факты, это было сделано не столько из терпимости к религиозным убеждениям, сколько из сочувствия к религиозной ортодоксии. Ф.-Вильгельм явно покровительствовал дворянству и стремился к широкому распространению майоратов. Уже в 1840 г. на пост министра просвещения был призван пиетист и реакционер Эйхгорн, в 1842 г. на пост министра внутренних дел — реакционер Арним Бойценбург, на пост министра законодательства — знаменитый Савиньи, близкий к пиетистам. Уже в 1841 г., когда обнаружилось, что получившая некоторую долю свободы печать воспользовалась ею не в том направлении, в каком это было желательно королю, для нее начались новые стеснения. Так, например, в 1841 г. было возбуждено судебное преследование против доктора Иоганна Якоби за его брошюру «Vier Fragen», а когда он был оправдан в апелляционной инстанции, то президент суда Гролльман был уволен. Увольнялись профессора и чиновники за литературные произведения и иные выражения их политических воззрений. Громкий шум произвела данная королем аудиенция известному демократическому поэту Гервегу, а потом высылка Гервега из пределов Пруссии (1843). Были высланы из Пруссии также два либеральных баденских депутата, Ицштейн и Геккер. Во всех этих мерах личная роль короля была весьма заметна, и потому к середине 1840-х гг. увлечение им в либеральной части общества совершенно рассеялось. Ярким выражением нового отношения общества к Ф.-Вильгельму послужила смелая сатира Д. Ф. Штрауса: «Der Romantiker auf dem Throne der Cäsaren, oder Julian der Abtrünnige» (1847), в которой Штраус, характеризуя со всем ученым аппаратом Юлиана Отступника, в действительности изобразил Ф.-Вильгельма (см. D. Strauss, «Kleine Schriften», Бонн, 1895). В 1844 г. на жизнь Ф.-Вильгельма было совершено покушение либеральным бургомистром города Сторкова (в Бранденбурге), Чехом; значительно позднее (1850) совершилось второе покушение; оба были неудачны. Не допуская мысли о конституции, Ф.-Вильгельм учредил постоянные комитеты провинциальных сеймов (1842), а в 1847 г. созвал соединенный ландтаг (см. Пруссия). Открывая его, он, однако, решительно заявил, «что никакой земной власти не удастся принудить его к тому, чтобы обратить естественное, в Пруссии особенно здоровое, основанное на внутренней правде, отношение между правителем и народом в условное, конституционное; он не позволит, чтобы между ним и народом вторгся лист бумаги». Революция 1848 г. принудила Ф.-Вильгельма к уступкам и даже довела до унижения. На следующий день после уличной борьбы в Берлине (18 марта 1848 г.) толпа принесла ко дворцу трупы убитых на баррикадах, и смотревший на это с балкона король поспешил, по требованию толпы, обнажить перед ними голову. В прокламации к «германской нации», 21 марта, Ф.-Вильгельм говорил, что хочет, в качестве конституционного монарха, стать во главе свободной, возродившейся германской нации. Даже сделав таким образом уступку в том, чем он особенно дорожил, он не мог обойтись без некоторой театральной обстановки: через несколько дней он, в сопровождении принцев и министров, проехал по улицам Берлина во главе торжественной процессии с национальным германским знаменем в руках, чем вызвал только насмешки. О дальнейших уступках, сделанных им, см. Пруссия и Революция 1848 г. Весь образ действий Ф.-Вильгельма говорит о том, как неохотно уступал он революции. В ноябре 1848 г. депутация прусского учредительного собрания, с Унру во главе, представила ему адрес. Король, взяв адрес, молча хотел удалиться, но член депутации Якоби заявил ему: «Мы явились не только для передачи адреса; мы должны сообщить Вашему Величеству истину о настроении, господствующем в стране. Желает ли Ваше Величество выслушать ее?» — «Нет», — резко ответил Ф.-Вильгельм, и повернулся к выходу. — «Это вечное несчастие королей, — крикнул Якоби, — что они не желают выслушивать истину». В 1849 г. франкфуртское национальное собрание предложило королю корону объединенной германской империи. Король сильно колебался; его министр Бранденбург заявил даже депутации о готовности Ф.-Вильгельма принять корону. Тем неожиданнее для нее был отказ короля, притом немотивированный (3 апреля 1849). В настоящее время его мотивы ясны. Корона (предложенная народным представительством) — писал Ф.-Вильгельм в письме к Бунзену, — в сущности вовсе не корона: Гогенцоллерн не может принять корону, которую создало революционное собрание наподобие уличной короны Луи-Филиппа (la couronne des pavés de Louis-Philippe), но лишь корону с печатью Бога, которая может сделать того, кто ее носит, королем милостью Божией. Корону, которую носили Гогенштауфены и Габсбурги, может, конечно, носить и Гогенцоллерн, и она может доставить ему честь своим тысячелетним блеском; но корона, предложенная ему народным представительством, покроет его бесчестием и гнилью революции". В другом письме он называл корону железным ошейником, который сделает его, правителя 16 миллионов людей, рабом революции. Как только позволили события, Ф.-Вильгельм пошел по дороге крайней реакции и в отношениях к политическим противникам проявил большую суровость. Во время крымской кампании он, бывший горячим поклонником императора Николая I, сохранял дружественный России нейтралитет. В 1857 г. он заболел размягчением мозга и сам назначил своего брата Вильгельма наместником королевства на 3 месяца; потом срок был дважды продлен, но ввиду дальнейшего ухудшения здоровья короля, Вильгельм, в 1858 г., был окончательно провозглашен регентом. Ф.-Вильгельм умер в Сан-Суси. Он был женат на Елизавете, принцессе баварской (1801—1873; см. соотв. статью). Брак остался бездетным, и корона после смерти Ф.-Вильгельма перешла к его брату Вильгельму I.

См. v. Schmettay, «F. W. IV, König von Preussen» (2 изд., Б., 1864); v. Reumont, «Aus König F. W. IV gesunden und kranken Tagen» (Лейпциг, 1885); v. Ranke, «Aus dem Briefwechsel F. W’s IV und Bunsens» (2 изд., Лейпциг, 1874); его же, «Biographie F. W’s IV» (Лейпциг, 1878); Friedberg, «Die Grundlagen der preussischen Kirchenpolitik unter König F. W. IV» (Лейпциг, 1882).

В. В—в.