ЭСБЕ/Фрументации и фрументарные законы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фрументации и фрументарные законы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Франконская династия — Хаки. Источник: т. XXXVIa (1902): Франконская династия — Хаки, с. 826—828 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Фрументации и фрументарные законы — Под именем Ф. понимались в Риме те государственные акты, которые имели целью доставление населению города Рима нужного для его пропитания количества хлеба, путем даровой раздачи или дешевой продажи. Ф. законы были прямым последствием городского строя римского государства, с его суверенным народом; они входят в ту же категорию явлений, как и плата за появление в народных собраниях, и плата судьям в Афинах. Голодание было несовместимо с правом гражданства, делавшим гражданина собственником государственных доходов и государственных имуществ. Принцип народного верховенства, проводившийся демократической партией в Риме, неминуемо должен был привести государство к необходимости содержать и забавлять народ за счет всех зависимых и покоренных, т. е. за счет государства. Поэтому вполне последовательно было со стороны наиболее крупного и энергичного проводника идеи верховенства римского народа, Г. Гракха, введение, может быть не без прямого влияния афинских образцов, регулярной продажи хлеба римскому народу по уменьшенной цене. Несомненно, однако, что фрументарный закон Г. Гракха не был абсолютным новшеством в Риме, как не была новой и идея о верховенстве народа. Спорадически Ф. практиковались и до Гракха; это видно как из ряда достоверных случайных заметок, так и из легенд о деятельности патрона римского плебса, Сервия Туллия, и о прототипе Гракхов, демагоге Спурии Мэлии. Гай Гракх только урегулировал то, что до него имело характер случайности; он на деле показал народу возможность Ф. для государства, владевшего такими хлебоносными провинциями, как Сицилия, Испания, Африка и особенно Азия, где римскому народу досталось богатое земельное наследие эллинистических царей. Нельзя было заставить римское гражданство отказаться от выгодного права. Из реформ Г. Гракха фрументарная оказалась наиболее прочной и, постепенно изменяясь, только частями и временно превращалась в обязательство государства безвозмездно кормить римское гражданство. По закону Гракха 123 г., каждый гражданин имел право на получение ежемесячно из общественных магазинов известного количества немолотого зерна (может быть, и тогда уже 5 модиев), с уплатой по 6⅓ ассов за каждый модий. Сулла, в 81 г., уничтожил хлебные раздачи, но не прошло и восьми лет, как они были возобновлены законом Terentia Cassia. Возможно даже, что в принципе Ф. были восстановлены уже по закону Октавия 78 г. Клодием, в 58 г. до Р. Х., Ф. были сделаны даровыми. Юлий Цезарь, когда его положение в Риме упрочилось, покончил с принципом права гражданина на хлеб и ввел новую точку зрения милости со стороны суверенного вождя. Только так может быть понято сокращение в 46 г. количества лиц, содержимых государством, с 320000 до 150000. Появились особые списки граждан, имевших право на хлеб, списки, занесенные на бронзовые доски, откуда и сами получатели стали носить имя incisi frumento publico. Число incisi пополнялось преторами при посредстве жеребьевки среди имевших право на получение хлеба. Принцип милости просуществовал столько же времени, сколько новый режим, введенный Юлием Цезарем. Август нашел число incisi возросшим неимоверно, вновь сделал перепись гражданам и выделил из них немногим более 200000, которые одни с этого времени имели право на получение даровых пяти модиев ежемесячно. Одно время Август думал было совсем уничтожить Ф., но очевидно вовремя сознал всю ту массу волнения и недовольства, которую неминуемо вызвала бы эта мера. Большую часть стоимости покрывали провинции сенатские, с их высокой культурой и развитым хозяйством. Все же и без помощи императорского Египта сенат обойтись не мог. Для императоров было особенно важно, чтобы народ ясно сознавал себя зависимым от них лично, а не от государства. В связи с общим централизационным стремлением это привело к тому, что ко времени Нерона (вероятно, главным образом при Клавдии) все управление Ф. переходит к императору и создается особая императорская касса — fiscus frumentarius. При Нероне в состав incisi вводятся 40000 преторианцев, не сверх 200000, а в числе их, как показывает состав фрументарной черни при Септимии Севере. Полноправный господин хлебного дела, император не стесняется облегчить свои расходы по содержанию войска, введя его, на место исключенных граждан, в ряды фрументарной массы. Нововведение облегчено было тем, что немалое количество преторианцев и без того принадлежало к incisi, будучи набираемы преимущественно в Риме и ближайших частях Италии. При Траяне в число incisi, может быть сверх нормы, входят еще и дети, воспитывавшиеся за счет государства, сначала только мальчики, а при Антонинах и девочки. Еще позднее право на хлеб получают пожарные (vigiles) города Рима после известного срока службы; это заставляет предположить, что и городская военная полиция — cohortes urbanae — введена была в число получателей хлеба. От времени до времени и другие группы лиц также получали привилегию дарового хлеба: примером могут служить так называемые aeneatores — государственные музыканты, получавшие хлеб, может быть, даже в усиленной порции. Все эти новшества не имели принципиального характера; они были прямым развитием принципов Цезаря и Августа. Принципиальным изменением нельзя считать и изменение распределяемых продуктов. Со времени Септимия Севера к зерну присоединилось масло, со времени Аврелиана — свиное мясо; между Александром Севером и Аврелианом зерно заменено было печеным хлебом, и в этом виде Ф. перешли и в Константинополь.

Способ раздачи. В эпоху республики заведование Ф. принадлежало то преторам, то эдилам. Ф. совершались в один день, не в каком-либо определенном месте, а там, где легче всего было сосредоточить огромное количество хлеба. Август, по образцу Афин, ввел (в lex Julia frumentaria) для регулирования раздач особые монетообразные марки (tesserae nummariae) со своим изображением, которые раздавались народу и по которым каждый получал в хлебных складах (horrea) свою порцию хлеба. Марки были бронзовые и сохранились в большом количестве до нашего времени. При Клавдии, судя по некоторым данным, каждый incisus впервые снабжен был постоянным документом, подтверждавшим его право на хлеб (tessera frumentaria); документ был его собственностью, мог быть им продан, завещан и т. д. Введение этого документа показывает, что теперь уже не было речи о жеребьевке новых incisi на место умерших: frumentum publicum сделался наследственной прерогативой. Подготовлена была эта реформа, вероятно, тем, что и раньше фактически отдавалось предпочтение детям умерших incisi. Со времени Клавдия мы слышим, что раздачи переносятся в особый портик-магазин (porticus Minucia), где раздачи совершались ежедневно в течение всего месяца, но в каждый определенный день открыто было только определенное бюро портика. Система контрольных марок была удержана, но их, для удешевления, стали лить из свинца и не снабжали более портретом императора. Введение ежедневных раздач масла привело, вероятно, к тому, что и раздачи зерна перенесены были в места хранения масла и зерна, в различные амбары города и пригородов. Отсюда возникновение в городе ряда маслохранилищ, к которым присоединяются хлебопекарни, огороженные трибуны, куда ежедневно являлись со своими постоянными документами, а не контрольными марками, получатели хлеба. Так же организована была раздача хлеба и в Константинополе.

Управление фрументациями. Управление хлебными раздачами разделялось на две неравные части: 1) подготовительные манипуляции, т. е. заготовление, доставка и хранение нужного количества хлеба, что в Риме объединялось именем аннона (annona publica); управление заведовало также хлебом, предназначенным не для раздач, а для продажи, и другими натуральными продуктами первой необходимости; 2) подготовление и производство самого акта раздачи. Более важным и ответственным было управление анноной; управление Ф. было очень просто и носило чисто канцелярский характер. В республиканское время анноной города Рима заведовали эдилы. В трудные времена создавались особые широкие компетенции; наиболее ярким примером может служить управление анноной Помпея в 57 году. Окончательно урегулировано было управление анноной Августом. По просьбе народа, желавшего, чтобы Август лично взял на себя заботу о хлебе, он, не желая резко нарушать прав сената, дважды назначал curatores frumenti — экстраординарных quasi-магистратов, с широкими полномочиями, из лиц сенаторского сословия. После голодовки 6—7 гг. Август решительно взял в свои руки управление анноной и назначил особых praefecti annonae, с большими полномочиями и широкой программой деятельности. В ведении префекта находился хлебный флот; под его верховным надзором стояли частные лица, бравшие на себя перевозку, нагрузку и выгрузку хлеба; он состоял в постоянных сношениях с правителями провинций, особенно с префектом Египта, а также с управлением доменами народа и императора. В руках префекта находились крупные суммы; он устанавливал цены транспорта и цены на хлеб, так как ему ежегодно приходилось и закупать немалое количество хлеба. Анноной главным образом объясняется государственно-правовое положение Египта. Нужды анноны вызвали рост доменов и быстрое слияние в административном отношении государственных и императорских земельных имуществ. Должность префекта анноны была одной из наиболее важных всаднических должностей, с большим жалованьем и довольно широкой судебной компетенцией. Выше этой префектуры стояли только префектуры Египта, города и претория. Подчиненный префекту анноны персонал был сравнительно невелик: это были почти исключительно чиновники центральной канцелярии и нейтральной кассы, небольшое число агентов в Италии и провинциях (a frumento), да ряд чиновников в гаванях и хлебных амбарах. Объясняется это тем, что префект имел дело преимущественно с частными предпринимателями и местной провинциальной администрацией. В дело раздачи префект анноны сначала не вмешивался; во главе раздач с 22 г. до Р. Х. стояли особые praefecti или curatores frumenti dandi ex s(enatus) c(onsultus) — полусенатская должность из лиц сенаторского сословия (бывшие преторы). На них лежала забота о раздаче марок, и регулировка раздачи, и контроль. Один день в месяц деятельность кипела, в остальное время дела почти не было. Эта неравномерность деятельности вызвала, вероятно, еще при Клавдии передачу дела раздач в руки управления анноны. С этого времени появляется особый персонал раздач, стоявший в тесной связи с Минуциевым портиком. Главными деятелями портика были заведующие отдельными бюро — curatores de Minucia. На их же обязанности лежало, вероятно, и ведение списков incisi. Посредниками между ними и войском были, вероятно, выслужившиеся преторианцы — evocati Augusti. Не изменилось управление раздачами и тогда, когда при Траяне, вероятно, как уступка сенату, возобновлена была должность praefecti frumenti dandi, просуществовавшая до Септимия Севера, когда Минуциев портик перестал играть роль при раздачах и заведование ими вновь перешло к управлению анноны и персоналу horrea. Переходной ступенью от системы Клавдия к системе Траяна можно считать двух прокураторов Minuciae всаднического сословия, которые оба принадлежат времени Траяна. После Севера деятельность префекта анноны все более и более сокращается; он попадает в зависимость от городского префекта, а вся его внегородская деятельность переходит к префекту претория. В провинциях появляются особые префекты для Африки, Египта и Востока, с широкой компетенцией и без зависимости от римского префекта. Падению префектуры в значительной степени содействовало основание Константинополя. Часть хлеба (весь хлеб Египта) переходит для тамошних раздач печеного хлеба, которыми, как кажется, заведует не особый префект, а префект города.

Основная работа об истории и технике Ф. — О. Hirschfeld, «Annona» («Philologus», 1870, 1—96), который использовал всю старую литературу; ср. его же, «Untersuchungen zur Verwaltungsgeschichte» (I, 130 и сл.; ожидается второе издание). Из новых работ важны Cantarelli, «Le distribuzioni di grano in Roma e la serie dei praefecti frumenti dandi» («Bull. Com.», 1895, 217—234); Mommsen, «Res gestae divi Augusti» (2 изд., 26 и сл.); Waltzing, «Etude sur les corporations professionnelles» (т. II, Лувен, 1895). См. также Ростовцев, «Римские свинцовые тессеры» (СПб., 1903, стр. 34 и сл.). О позднем времени — комментарий Готофреда к соответственным местам «Codex Theodosianus», и Krakauer, «Das Verpflegungswesen der Stadt Rom in der späteren Kaiserzeit» (Лейпциг, 1874).

М. Ростовцев.