ЭСБЕ/Хвощинская-Зайончковская, Надежда Дмитриевна

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Хвощинская-Зайончковская
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Хаким — Ходоров. Источник: т. XXXVII (1903): Хаким — Ходоров, с. 145—147 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : РБС


Хвощинская-Зайончковская (Надежда Дмитриевна, В. Крестовский — псевдоним) — известная русская писательница. Род. 20 мая 1825 г. в Рязанской губ., в семье небогатого чиновника из дворян. Отец Х. был обвинен в растрате казенных денег и лишился места и своего небольшого состояния, проданного для пополнения растраты. Первые годы Х. прошли в очень тяжелой материальной обстановке, которая скрашивалась самоотверженной любовью матери. Воспитание Х. получила дома; с 13 лет она брала уроки у семинариста, готовившего ее брата к поступлению в корпус. Еще в детстве Х. перечитала все, что можно было найти в библиотеке отца, и вместе с сестрой (впоследствии тоже романисткой, писавшей под псевдонимом Весеньев) и братом составляла рукописный журнал, а позднее писала исторические романы. С помощью матери она изучила французский язык; Гюго сделался властителем дум ее юности. Живя в Москве, в доме дяди, Х. изучила итальянский язык и зачитывалась Шиллером. Сильное влияние на нее имел Белинский. Первыми ее печатными опытами были стихотворения, которые она помещала в 1847 и 1848 гг. в «Иллюстрации» и «Литературной Газете»; за ними последовали прозаические произведения, вскоре доставившие ей известность и независимое положение в семье. Живя в Рязани, где отец ее снова получил место, и лишь наезжая в Петербург, Х. работала в «Отечественных Записках», «Литературной Газете», «Пантеоне» и «Русском Вестнике». Смерть отца сделала Х. и ее сестру Софью опорой семьи, в которой после смерти Софьи Х. осталась единственной работницей. В Рязани Х. познакомилась с Салтыковым, который служил там вице-губернатором; позднее между ними установились дружеские отношения. В половине 1860-х гг. с Х. познакомился известный поэт Щербина, который влюбился в нее и делал ей предложение. В 1865 г. умерла сестра Х., Софья (Весеньев); вскоре после того Х. вышла замуж за врача И. И. Зайончковского. Зайончковский был значительно моложе ее; в Рязань он был выслан по политическому делу и сблизился с Х. у постели ее умиравшей сестры. Семейная жизнь Х. не была счастливой. Зайончковский оказался плохим семьянином; Х. очень снисходительно относилась к его увлечениям и сохранила к нему до конца дружеское чувство. Большей частью Зайончковский жил, лечась, за границей, где и умер в 1872 г. от скоротечной чахотки. Последние годы жизни Х. провела в СПб. Несмотря на свою известность и постоянную литературную работу, Х. в конце жизни нередко нуждалась; даже похоронить ее пришлось на средства литературного фонда. Она умерла в июне 1889 г. на даче в Старом Петергофе и похоронена там же. Х. принадлежит к числу самых плодовитых русских писательниц; она работала в области романа, повести, драмы, лирики, выступала в качестве критика и переводчицы. Пользуясь библиографической работой г. Я. («Русская Мысль» за 1890 г. № 7), приводим перечень главных трудов Х. В 1850 г. она напечатала повести «Анна Михайловна» и «Сельский учитель» в «Отеч. Записках» и драматическую фантазию «Джулио» в «Пантеон». В 1852 г. — повести «Еще год» и «Искушение» в «Отеч. Записках»; «Утренний визит», провинциальная сцена, в «Пантеоне». В 1853 г. — повести «Несколько летних дней» («Отеч. Зап.») и «Деревенский случай» («Пант.»), роман «Кто остался доволен» («Отеч. Зап.»), «Решительный час», сцена (там же). В 1854 г. — роман «Испытание» («Отеч. Зап.») и «В дороге», рассказ, в «СПб. Ведом.». В 1855 г. — деревенская история «Фразы» в «Отеч. Записках». В 1856 г. — романы «Последнее действие комедии» и «Свободное время», в «Отеч. Записках». В 1857 г. — роман «Баритон» и «Из связки писем, брошенной в огонь» («Отеч. Зап.»). В 1858 г. — повесть «Старое горе» и рассказ «Братец» («Отеч. Зап.»). В 1859 г. — повесть «Недописанная тетрадь» («Отеч. Зап.»). В этом же году появилось шеститомное издание «Романов и повестей» В. Крестовского. В 1860 г. Х. напечатала романы «Встреча» в «Отеч. Зап.» и «В ожидании лучшего» в «Русск. Вестнике». В 1861 г. появилась повесть «Пансионерка» («Отеч. Зап.»). В 1862 г. — повесть «Стоячая вода» («Русск. Вестн.») и рассказ «За стеной» («Отеч. Записки»). В 1864 г. — повести «Домашнее дело» («Отеч. Зап.») и «Старый портрет — новый оригинал» («Библ. для Чтения»). К 1865 г. относится роман «Недавнее» («Отеч. Зап.»). В 1866 г. вышли 7-й и 8-й тома «Романов и повестей». В 1868 г. появилась повесть «Два памятные дня» («От. Зап.»). В 1869 г. — повесть «Первая борьба» («Отеч. Зап.»), В 1870 г. — роман «Большая Медведица» («Вестн. Европы»). В 1874 г. — отрывки «Счастливые люди» («Отеч. Зап.») и «Альбом» («Вестн. Европы»). В 1876 г. — рассказ «На вечере» («Отеч. Записки»). В 1877 г. — «Из записной книжки» и «Между друзьями» («Отеч. Зап.»). В 1878 г. напечатана в «Отеч. Записках» первая часть неоконченного романа «Былое». В 1879 г. — рассказ «Свиданье», в «Отеч. Зап.». В 1880 г. вышли в свет два первые тома «Повестей» и сборник «Очерки и рассказы», в 1881 г. — третий том «Повестей», в 1882 г. — вторая книга «Очерков и рассказов», в 1883 г. — четвертый том «Очерков и рассказов»; тогда же был напечатан рассказ «Здоровые» в «Отечеств. Записках». В 1885 г. напечатан в «Сев. Вестн.» роман «Обязанности» и вышел в свет сборник «На память». В 1887 г. — рассказ «Жить, как люди живут» («Вестн. Европы»). В 1889 г. появился в «Русск. Вед.» отрывок «Вьюга». Стихотворения Х. появлялись в журналах до 1858 г. «Критические очерки» Х. вела в «Отечеств. Зап.», под псевдонимом Поречникова, и позднее, под разными псевдонимами, в «Русск. Ведом.». Первые критические отзывы Х. были, в общем, неблагоприятны; затем, после сочувственных статей Е. Тур («Русская Речь», 1861, №12) и Боборыкина («Библ. для Чтения», 1863, № 2), литературная деятельность Х. встретила резкое осуждение в статье Шелгунова: «Женское бездушие» («Дело», 1870, №9). Автор этой статьи признавал общий тон произведений Х. реакционным, философию ее — проповедующей всем слабым «смирение и покорность». Почти столь же суровым было отношение к произведениям Х. г. Скабичевского; в статье: «Волны русского прогресса» («Отеч. Зап.», 1872, № 1) он объясняет возрастание успеха Х. в 70-х гг. начавшейся в обществе реакцией, которая сделала возможным успех идеализации пошлости; так называет автор пристрастие Х. к «идеальным» героям и героиням. Впоследствии и Шелгунов, и Скабичевский значительно изменили свое отношение к Х. В конце 70-х и начале 80-х годов сочувственное отношение критики к Х. окончательно установилось. М. Протопопов в «Русск. Богатстве» (1880, № 3), признал талант Х. не стареющимся, а крепнущим с годами. Еще более симпатичным был отзыв г. Боборыкина («Слово», 1879, № 7), находившего, что и на Западе нет, за исключением Джоржа Элиота, такой современной писательницы, как Х. К. Арсеньев, в «Вестнике Европы» 1885 г., ставит имя Х. наряду с именами Жорж Санд, Кэррер Белль и Джоржа Элиота. Столь же лестным был отзыв о Х. Н. К. Михайловского, в рецензии на роман «Обязанность». Сочувственно отнеслась к Х., в конце ее литературной деятельности, и критика противоположного литературного лагеря, как, напр., рецензент «Русск. Вестника» (1880, № 10). В итоге, отзывы критики сводились к признанию за Х. оригинального, хотя и не особенно яркого таланта, стойкой преданности прогрессивному миросозерцанию и искреннего, теплого чувства, проникающего все ее произведения. Наряду с этим почти все критики признавали некоторую узость наблюдений Х. и некоторую сочиненность ее идеальных лиц. «На г. Крестовском, — читаем мы в рецензии Н. К. Михайловского, — повторилась очень известная в нашей литературе история. «Злые персонажи» его произведений — живые, хотя и скверные люди, а персонажи «добродетельные» чрезвычайно скучны, как манекены… Его добродетельные герои добродетельны до сверхъестественного, добродетельны, как пропись, как букварь, и именно потому в них очень мало человеческого». В одной из новейших работ о Х. г. Протопопов («Женское творчество», «Русская Мысль», 1891) делает такую характеристику того момента в общественном развитии, выразителем которого явилась Х.: «Произошел переворот в понятиях, который должен был впоследствии привести к перевороту в нравах. Общество стало понимать, что казнокрадство и патриотизм — вещи несовместимые; что низкопоклонство перед высшими и высокомерие перед низшими совершенно неправильно называть умением жить, что честность и бескорыстие — не то же, что ротозейство и глупость, что фамусовщина и чичиковщина совсем напрасно пользуются репутацией благонамеренности, что светильник ума надо держать на столе, а не под столом; что шапками нельзя сражаться и на одну «подоплеку» нельзя возлагать всех надежд. Переход от ветхозаветной домостроевской морали к морали этого рода был огромным прогрессом, и выразителем этого фазиса развития была Зайончковская». Талант Х. — живой и искренний, но далеко не первоклассный. Образы ее не запечатлеваются в памяти; больше захватывает она задушевностью тона. Современным людям романы Х. говорят очень мало.

Литература. В. Семевский, «Русс. Мысль» (1890, №№ 10, 11, 12); Арсеньев, «Критические этюды» (т. I); А. Григорьев «Сочинения» (I, 51); К. Аксаков, «Русск. Беседа» (1857, № 1); Шелгунов, «Дело» (1870, № 9); Боборыкин, «Слово» (1879, № 7); Протопопов, «Русск. Мысль» (1891, 1893, № 2); Скабичевский, «Сочинения» (т. 1) и «Ист. нов. русск. лит.»; Чуйко, «Наблюдатель» (1889, № 1); Южаков, «Сев. Вестн.» (1887, № 1); воспоминания о Х. («Русск. Старина», 1897—98).