ЭСБЕ/Хизаны

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Хизаны
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Хаким — Ходоров. Источник: т. XXXVII (1903): Хаким — Ходоров, с. 195—196 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Хизаны (груз. Хизани — приютившийся) в Грузии, миндобили, стумари, мибаребули в Мингрелии — крестьяне, водворившиеся на владельческих землях на условиях вечной аренды и неизменности повинностей. Хизанство возникло еще до присоединения Грузии к России. Грузия благодаря некоторой обеспеченности от разбоев и грабежей привлекала из Осетии и других смежных областей беглецов, искавших мирной трудовой жизни, при личной свободе. Беглецы охотно принимались землевладельцами, так как они обращали невозделанные земли в доходные статьи. С течением времени и туземные крестьяне, крепостные мелкопоместных помещиков, вследствие недостаточности земли, стали иногда поступать в Х. к другому, более крупному, землевладельцу и являлись, таким образом, крепостными одного и Х. другого помещика. За пользование землей Х. несут следующие повинности: 1) гала — повинность за пахотную землю в размере от 1/6 до 1/2 урожая снопами или обмолоченным хлебом; 2) плата за пользование покосом, большей частью в размере 1/2 покоса; 3) кулухи — повинность за пользование помещичьим виноградным или фруктовым садом, в размере от 1/4 до 1/3 с одного только сусла или 1/2 сбора; 4) бегара — отработки за пользование полевой землей, лесом, выгоном и водой, причем число рабочих дней определяется по соглашению. Если хизан разводит на помещичьей земле сад, то половина его через 5 — 10 лет делается собственностью Х., а другая половина переходит к помещику, или же после 10 — 12 лет пользования весь сад поступает в собственность последнего. За пользование усадьбой, как отведенной ему помещиком, так и построенной им самим, Х. особых повинностей не несет. В настоящее время повинности Х. переведены местами в денежные, но преобладает смешанная система: повинности отбываются и деньгами, и частью урожая, и трудом. Платежи Х., состоящих на одной денежной повинности, составляют в среднем 19 р. 6 к. на дым (см. соотв. статью), колеблясь от 12 р. 73 к. в Тионетском у. до 25 р. 91 к. в Борчалинском. При смешанной системе общая сумма повинностей в 4 — 6 раз больше. В Тифлисской губ. Х. принадлежат 24861 дес. усадебной, пахотной, сенокосной и садовой земли (последней всего 89 дес.). Средним числом, на дым приходится 4,3 дес., а в Кутаисской губ. — не более 2 1/4 дес. В обеих губерниях Х. в 1861 г. считалось 8102 дыма (29743 души муж. пола); к 1884 г. число дымов возросло до 8685. При освобождении крестьян права Х. не были определены в законодательном порядке; положением 1864 г. о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости в губ. Тифлисской и Кутаисской, оговорено только, что «Х. остаются на хизанском положении на основаниях, для Х. из людей свободных состояний существующих», основания же эти определялись обычным правом и сводились к вечности и наследственности аренды и неизменности повинностей. С освобождением крестьян недостаточное земельное обеспечение их создало потребность в аренде помещичьих земель и вызвало повышение арендных цен. Помещики стали трактовать Х. как обыкновенных арендаторов и выдворять их, чтобы сдавать земли по высшим ценам. Стали предъявляться иски о выселении Х.; исполнение судебных решений по таким искам вызывало жалобы, а местами и так назыв. «беспорядки», что побудило кавказский комитет об устройстве крестьян постановить, в 1876 г., чтобы дела, вытекающие из споров Х. с землевладельцами, разбирались не общими судебными установлениями, а местными, по крестьянским делам, учреждениями, на основании местных обычаев. Законом 3 июня 1891 г., измененным и дополненным в 1900 г., установлена неизменность повинностей за пользование землей, состоявшей до тех пор на хизанском праве (т. е. не в срочной аренде), но, вместе с тем, землевладельцу предоставлено право отказать Х. в пользовании землей, предупредив его о том за год, под условием вознаграждения Х. в размере, определенном по обоюдному соглашению. Если такого соглашения не последует, то, по закону 1801 г., землевладелец обязан был уплатить Х. по особой оценке двойную стоимость всех принадлежащих последнему на владельческой земле построек, хозяйственных обзаведений и насаждений, а также всех затрат, произведенных Х. на улучшение состоявших в его пользовании усадебных, пахотных, сенокосных и садовых участков. Законом 5 июня 1900 г. двойная стоимость заменена простой, а затраты, произведенные Х. на владельческой земле, признаны совершенно не подлежащими вознаграждению со стороны землевладельца. С другой стороны, и Χ. предоставлено право отказаться от владельческой земли, с предупреждением об этом за год, но в таком случае земля, со всеми возведенными на ней постройками, хозяйственными обзаведениями и насаждениями, поступает в распоряжение владельца без всякого с его стороны вознаграждения Х. Хизанам предоставлено, с ведома владельца, передавать другому лицу права и обязанности, из хизанства вытекающие. Бессрочное пользование Х. владельческой землей может быть, по соглашению с землевладельцами, обращено в срочное, на основании письменного договора, засвидетельствованного мировым посредником (который разбирает и споры между Х. и землевладельцами), или в право собственности, посредством приобретения Х. состоящей в их пользовании владельческой земли при содействии правительства. Закон 1891 г. страдает внутренним противоречием. Он отменил основное начало хизанского обычного права — вечность пользования землей — и, в то же время, стремится сохранить вытекающую из этого начала неизменность повинностей; желая предотвратить обезземеление Х., он предоставляет землевладельцам право этого обезземеления, только затрудняя его требованием двойного вознаграждения. При значительном увеличении цен на землю или при выгодности обратить пашни в луга для скотоводства, помещику могло быть выгодно отнять у Х. землю даже при прежнем условии двойного вознаграждения. Такое положение дел не удовлетворяет ни Х., лишившихся права вечной аренды, ни землевладельцев, домогавшихся совершенного уничтожения хизанского права. Впрочем, последним законом 1900 г. сделаны существенный уступки.

Ср. ст. М. И. Кучаева и Х. А. Вермишева в «Материалах для изучения экономического быта государственных крестьян Закавказского края» (т. I, вып. IV, 1886); Я. Абрамов, «Х.» («Северн. Вестн.», 1886, 1); Иванович. «Обезземеление Х.» («Русское Богатство», 1896, № 6).