ЭСБЕ/Хождение

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Хождение
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ходский — Цензура. Источник: т. XXXVIIa (1903): Ходский — Цензура, с. 480—483 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Хождение или ходьба — представляет более или менее правильное чередование движений обеих ног, влекущее передвижение всего тела в пространстве, одна нога проделывает в течение второй половины шага с такой же скоростью и последовательностью все то, что делала другая нога в течение первой половины шага. Положим, что человек стоит, напр., на одной правой ноге и, приподнимая пятку последней, наклоняет туловище свое вперед; при таком наклоне тела центр тяжести его выйдет из площади опоры, лежащей между ступнями, и человек упал бы вперед, если бы левая нога его, остававшаяся на воздухе, не подвигалась бы быстро вперед и не становилась на землю впереди перпендикуляра центра тяжести тела в площади опоры. Так как центр тяжести тела очутился бы при этом над площадью опоры, то равновесие тела было бы сохранено и человек сделал бы уже при этом шаг; он мог бы остановиться на этой фазе движения, опираясь целиком на ступню левой ноги, при наклонном заднем положении правой; так, при остановке человек не довольствуется этим неудобным и малоустойчивым положением тела и для перехода в нормальное стоячее положение придвигает еще и правую ногу к левой и опирает тяжесть тела на ступни обеих ног, представляющих более обширную площадь опоры, чем одна только нога. При продлении же ходьбы, начиная с той фазы, на которой мы остановились, правая нога выдвигается вперед, опережая движение вперед центра тяжести тела и предупреждая тем самым его падение. Тут, при этом втором шаге, правая нога играла ту роль, какую левая — в первом шаге. Таким образом, Х. по справедливости уподобляют ряду падений вперед, предупреждаемых подстановкой ноги, остававшейся до того позади. Обращаясь теперь к подробностям акта Х., предположим, что первый шаг сделан и что правая нога (задняя) только носком касается земли, а левая впереди и ступает на землю. Правая пятка благодаря сокращению икряных мышц представляется при этом приподнятой, и именно этим приподнятием и отслаиванием правой ступни дается импульс телу несколько кверху и вперед. В это время левая нога ступает на землю пяткой, и когда вся подошва ее становится на землю, то правая нога подымается совершенно на воздух; одновременно с этим левая нога, опирающаяся в землю и вначале несколько согнутая, выпрямляется сокращением трехглавой бедренной мышцы, тянущей вверх надколенную косточку (patella); выпрямившись и став на мгновение вертикально, левая нога позволяет тем самым полусогнутой правой ноге двинуться вперед в качестве маятника, не касаясь земли, и стать пяткой на землю для начала следующего шага. Такой же ряд движений совершает затем левая нога, опирающаяся в это время на землю пальцами и вскоре за тем поднимающаяся на воздух, и т. д. Из этого анализа Х. ясно, что центр тяжести тела во время этого акта не может передвигаться с равномерной скоростью по прямой линии, параллельной горизонту, а должен описывать зигзаги то вправо, то влево и, кроме того, описывать в вертикальной плоскости дуги, обращенные выпуклостью кверху. Первое происходит оттого, что при Х. бывает момент, когда тело опирается на землю одной только ногой, другая же передвигается по воздуху в качестве маятника вперед. Для сохранения при этом устойчивого равновесия центр тяжести тела должен перемещаться из срединной плоскости тела в сторону опоры, т. е. влево, когда тело опирается на левую ступню, и вправо, когда опирается на правую; без этого тело могло бы упасть на сторону, лишенную опоры. Второе же, т. е. повышения и понижения центра тяжести над горизонтом, заставляющие его описывать в вертикальной плоскости дуги, зависит от того, что, когда одна нога ставится на землю, опередив центр тяжести тела, другая, отделяясь от земли, дает телу толчок кверху, вперед и кнутри; передняя, опирающаяся при этом косвенно на землю нога представляет радиус, вращающийся около точки опоры на земле, и центр тяжести тела при передвижении вперед должен сперва подниматься, а затем и опускаться, как только он залетает за точку опоры; но это опускание прекращается с момента, когда задняя нога перекачнулась вперед и встала впереди центра тяжести тела; с этой поры при продолжении Х. центр тяжести тела вновь начинает подниматься кверху, так как задняя нога начинает проделывать то же, что исполняла передняя. Эти естественные движения, описываемые центром тяжести при акте Х., в резко выраженной форме придают ходьбе характерные, известные в общежитии оттенки; а именно при резко выраженных передвижениях центра тяжести тела справа налево и слева направо походку называют «развалистой», «утиной»; при резко же выраженных повышениях и понижениях центра тяжести тела говорят, что человек «ходит вприпрыжку». Конечно, наиболее грациозной и идеальной походкой служит та, которая совершается наиболее плавно с едва или почти вовсе незаметными переваливаниями и подскакиваниями. Но и на таких людях легко было бы заметить переваливания тела справа налево и наоборот, если бы укрепить в середине пояса, охватывающего талию, длинную, хотя бы вязальную иглу, направленную вперед; в таком случае при Х. легко заметить, как свободный конец иглы перемещается то вправо, то влево, и притом неравномерно с периодическими ускорениями, обусловленными толканием тела вперед задней, отслаивающейся от земли ногой. Обыкновенно при свободной Х. руки не остаются в покое, а именно: когда движется вперед левая нога, за нею движется правая рука, и наоборот, и эти движения тем выразительнее, чем быстрее Х. Эти движения рук, очевидно, облегчающие Х., не пассивны, а активны, как это доказывается наблюдением над паралитиками с парализованной рукой; у них при Х. эта-то рука и висит, как плетка, неподвижно, в отличие от нормальной руки, принимающей участие в Х. Этим-то мы и узнаем параличную руку даже издали при Х. человека. Кроме того и самое туловище совершает некоторые вращательные движения в сторону опирающейся на землю ноги, и следовательно, когда левая нога позади, правое плечо обращено вперед, и наоборот. Конечно, можно путем привычки и самоуправления исключить из акта Х. массу ненужных движений руками, туловищем, шеей и т. д.; это мы и видим у солдат на ученье; но нельзя сомневаться, что эти сочетания движения рук с накрест лежащими нижними конечностями при Х., в особенности вольном и скором, должны играть известную физиологическую и механическую роль; в первом отношении соучастие рук в акте двуногого Х. могло бы объясняться, как остаток игры аппарата для четвероногого Х., которым были снабжены ближайшие предки человека и который человек пускал в ход еще в младенческом состоянии при ползании на четвереньках. И это тем более вероятно, что движение рук с накрест лежащими нижними конечностями при Х. и есть как раз та форма сочетания, какая встречается у большинства млекопитающих животных при четвероногом Х. Механический же смысл этого сочетания тот, что при такой комбинации движений рук с ногами при Х. наилегче достигается устойчивость положения тела и, следовательно, устраняются излишние мышечные усилия, необходимые для поддержания тела в равновесии при перемещении его в пространстве. Грациозность и изящность походки основана на плавности ее, на легкости, несовместимых с резко выраженными угловатыми движениями, в особенности побочными для Х.; такие движения, являясь напрасной потерей силы, производят и неприятное впечатление. Известно, что люди коротконогие склонны производить мелкие шаги сравнительно с длинноногими, шагающими крупными шагами. Эта разница легко объясняется тем, что ноги попеременно в акте Х. работают наподобие маятника, подвешенного в тазобедренном суставе и в особенности в момент отделения от земли и перекачивания действием тяжести сзади наперед. Конечно, размахи короткого маятника, определяющие длину шага, будут короче размахов длинного маятника. Когда люди различного роста, а следовательно, и с различной длиной ног находятся в строю и должны маршировать в один шаг, им приходится естественно подлаживать свой шаг под требуемые размеры употреблением в дело различных мышечных усилий, причем длинноногие должны при помощи их сокращать свой естественный шаг, а коротконогие, наоборот, — вытягивать его. Очевидно, и то, и другое представляет излишнюю мышечную работу над той, какую испытывает человек, идя своим вольным естественным шагом, и поэтому марши в строю представляются гораздо более утомительными обыкновенной вольной ходьбы. Графическое изображение различных моментов, из которых складывается ходьба, показывает, что фазы маятникообразного перекачивания ноги сзади наперед короче фаз стояния и что существует момент, когда обе ноги стоят на земле, а именно он соответствует для задней ноги концу отслаивания подошвы, а для передней — началу ставления ноги на землю. Чем быстрее эта ходьба, тем этот момент делается все короче, и при переходе в бег существуют моменты, когда тело не касается вовсе земли, что зависит от того, что фазы стояния ног на земле короче времени перекачивания ног сзади наперед — тело в этот момент висит в воздухе. Наконец, все последовательные фазы перемещения различных членов тела во время Х. и других движений легко улавливаются моментальной фотографией, предложенной для этого впервые Муйбриджем из Франциско и разработанной затем в форме хронофотографического метода Мареем. На темном фоне двигаются животные или люди в белом костюме или окрашенные в белое, и перед ними уставляется в фокусе фотографический аппарат, перед объективом которого вращается с известной скоростью продырявленный на равных расстояниях диск, который дает доступ свету в аппарат только на короткие промежутки времени и через быстро и правильно следующие друг за другом интервалы. Таким образом получается ряд отдельных изображений, представляющих серию последовательных положений, через которые прошло целое животное или человек, а также и отдельные члены их при производстве тех или других движений; акт Х. был проанализирован этим путем с большой тщательностью, и результаты этого исследования подтвердили все вышесказанное о Х. человека и дали еще большие подробности. Акт Х. регулируется особенным центральным нервным механизмом, заложенным в сфере головного мозга и преимущественно в мозжечке. Наличность этой части мозга для производства координированных движений, участвующих в акте Х., необходима уже потому, что без этого органа немыслимо сохранять равновесие, а без последнего невозможно Х. Кроме того, предполагается, что в мозжечке заложены и центры для координации движений конечностей в сложный акт Х.; но для возможности правильной деятельности этого центрального аппарата он нуждается в постоянном приливе к нему периферических возбуждений из сферы полукружных каналов уха, как периферических органов равновесия, из сферы кожи, как специального органа осязания, и из сферы самих мышц, как органов мышечного чувства. При нарушении правильного прилива этих периферических возбуждений в отдельности уже наступают расстройства акта Х., еще более выраженные при отсутствия всех этих возбуждений в совокупности. Очевидно, что и осязание, и мышечное чувство, и чувство равновесия дают сигналы, регулирующие правильность работы центрального механизма Х., но что в силу постоянного повторения этого акта и заученности его весь акт этот становится у человека бессознательным и поэтому сознание не замечает в нем участия периферических возбуждений, которыми оно руководилось первоначально при развитии и заучивании этого акта. Стоит, однако, наступить нервным расстройствам, нарушающим правильный прилив только что указанных периферических возбуждений, чтобы значение их в акте Х. выдвинулось с поразительной ясностью. Чем выше стоит животное на лестнице животного царства, тем более ясно выражается в нем зависимость акта Х. и от серой коры мозговых полушарий, и от больших узлов основания мозга; так, кровоизлияния в сферу психомоторных площадей серой коры полушарий, внутренней капсулы и сопровождающиеся параличом противоположной половины тела нарушают и самый акт Х., делая его невозможным, несмотря на то, что механизм координации движений, из которых складывается этот акт, сохраняет вполне свою целость. Причиной тому, конечно, те влияния угнетающего или парализующего характера, которые могут оказывать различные местные расстройства серой коры мозговых полушарий на более или менее отдаленные группы нервных центров — в данном случае на функции центра координации движений в акте Х. Кроме того, кора мозговых полушарий в сфере психомоторных площадей является, по современному учению физиологов, и центром мышечного чувства для регулируемых этими площадями мышечных групп, и потому с нарушением известных сфер мышечной коры должно нарушиться и мышечное чувство, которое, как мы видели, играет немаловажное значение в акте Х. У обезьян и собак также наблюдается нарушение акта Х. при поранениях или удалениях психомоторных площадей серой коры мозговых полушарий; они прихрамывают на ту конечность, которая управляется поврежденной психомоторной площадью, неправильно ставят эту конечность на пол и т. д.; но это явление мало-помалу выравнивается и никогда не представляет тех степеней нарушенной локомоторной деятельности, какие наблюдаются у человека. Плавание, летание. У более низших животных — у птиц, земноводных и рыб эта зависимость механизма координации движений от полушарий головного мозга или едва, или даже вовсе не наблюдается, и животные эти, лишенные полушарий мозга, не представляют в локомоции никаких видимых уклонений от нормы. Мало того, птицы, обезглавленные перерезкой шеи (при поддержании искусственного дыхания и остановке кровотечений), в течение часа и более продолжают производить на воде правильные локомоторные движения плавания, летания и прекрасно сохраняют равновесие в воде, но лишены этой способности на суше и потому не могут ни стоять, ни передвигаться по ней продолжительное время. Очевидно, что у птиц нервный механизм координации локомоторных движений заложен в спинном мозгу и для действия своего при нормальных условиях нуждается только в возбуждающих импульсах, посылаемых к нему из сферы головного мозга.

Аллюры передвижения у различных животных представляют большое разнообразие; вот некоторые из них: лошадь, напр., может идти шагом, рысью и иноходью. При шаге лошадь, стоящая на четырех ногах, заносит вперед и ставит на землю, положим, правую переднюю ногу, затем левую заднюю, в следующий момент левую переднюю и, наконец, правую заднюю, и тело ее покоится попеременно на двух ногах, то расположенных по диагонали, т. е. передней одной и задней другой стороны, то на двух ногах одноименной стороны. В рыси тело передвигается одновременным диагональным действием двух ног — то передней правой и задней левой, то передней левой и задней правой. В иноходи попеременно действуют обе ноги одной и той же стороны, сначала передняя и задняя одной стороны, а затем передняя и задняя другой стороны. Верблюды, ламы и жирафы ходят всегда иноходью. Большинство других домашних животных ходит обыкновенно на аллюре рыси, т. е. по типу диагонального передвигания ног. Есть, впрочем, и такой аллюр, который заключается в попеременном поднятии и опускании на землю вместе то обеих передних, то обеих задних ног, и так двигаются кролики, кенгуру и, в общем, все те животные, у которых задние лапы гораздо длиннее передних. На бегу подобные аллюры принимают борзые собаки, а на скаку косули и проч. Эти подробности, по справедливому замечанию Поля Вера, должны интересовать не только ветеринаров и естествоиспытателей, но и артистов, изображающих на своих картинах или скульптурах различных животных в движении.

И. Тарханов.

Х. Из всех упражнений атлетического спорта — Х. занимает первое место по своей доступности даже для слабых людей и по отличному влиянию на развитие мускулов ног, груди, органов дыхания и кровообращения. Скорость при Х. может доходить до 10 верст в час и даже более. Х. отличается от бега главным образом тем, что во время последнего тело в известные моменты должно находиться в воздухе. Бег бывает на короткие дистанции, или собственно на скорость, и на длинные дистанции, или на выносливость; для первого вида бега важна способность пробегать возможно большие пространства без дыхания («спертом»), для второго же вида дыхание должно быть выработано так, чтобы вздохи и выдохи согласовались. Скорость пробега 1 англ. мили (1 ½ вер.) доходит до 4 минут, 10 миль — до 50 минут, 20 миль — до 2 часов. Однородное с Х. и бегом упражнение составляют прыжки — «в высоту» (и «в длину»); для увеличения прыжка пользуются иногда шестом, при помощи которого достигают высоты до 3 ½ метров и длины до 8 ¼ метров. — См. А. Ивашенцов, «Охота и спорт» (СПб., 1898); бар. М. Кистер, «Английская Х.» (СПб., 1897); «Скороходство как отрасль гимнастики и гигиены» (СПб., 1883).

С. Б.