ЭСБЕ/Хоттон

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Хоттон
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ходский — Цензура. Источник: т. XXXVIIa (1903): Ходский — Цензура, с. 591—592 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Хоттон — своеобразный родовой союз, одинаково встречающийся как у китайских монголов, так и у волжских калмыков и сибирских монголо-бурят. Среди прочих родовых союзов, распространенных у патриархальных монгольских племен, X. является наименьшей по численности и наиболее сплоченной группой. Это — соединение нескольких близкородственных между собою семейств (кибиток), кочующих вместе в пределах принадлежащей их роду территории и ведущих общее степное хозяйство. X. обыкновенно состоит из прадеда, деда и отца с их семьями и своей организацией сильно напоминает так назыв. большую семью, или семейную общину. Некоторые X. насчитывают всего 3, 4, 5 кибиток, но попадаются X., состоящие из 15—20 кибиток. Во времена Георги средний монголо-бурятский X. состоял из 10—12 кибиток. Внешний вид X. следующий. Посреди степи или долины стоит юрта старейшего члена X., так называемая «Большая кибитка»; кибитки младших членов расставляются вблизи нее в таком порядке, что все вместе образуют довольно правильный круг, обведенный изгородью. У калмыков число кибиток в X. достигает иногда 3-х десятков. Объясняются столь большие размеры калмыцких X. тем, что, по старинным обычаям, отец с женатыми сыновьями никогда не живет в одной кибитке, как бы беден он ни был. Каждый женатый сын имеет свою отдельную кибитку, в которую он входит в первый раз в день свадьбы. Взрослой дочери отец также старается отвести особую кибитку, а у богатых калмыков даже холостые сыновья часто имеют свои отдельные кибитки. Свой внешний вид X. удерживают и при перекочевках; кибитки одного X. кочуют нераздельно, держась общих стойбищ и общего пастбища для скота. Отношения между членами X. обусловливаются строго родовым характером этого союза, а также близким кровным родством, их соединяющим. Во главе X. стоит старейший член его, именуемый Хоттони-Ага или Ахха. Кибитка этого «Аги» служит средоточием всего X. В ней производятся все домашние работы, хранятся общие припасы; в ней же помещаются общий очаг и общий котел, в котором готовится пища для всех членов X. Значение главы X. очень велико. Он заведует скотоводством и степным хозяйством X., наряжает на работы взрослых членов X., разбирает споры между ними, является заступником слабых и представителем X. в сношениях с другими X. и чужеродцами, назначает день для перекочевок, распределяет, кому какие стада пасти и где, сватает невест для всех членов X., служит представителем рода жениха на свадьбах; ему первому кланяются вступившие в брак с членами X. женщины в знак полного их подчинения новому роду. Но власть главы X. далеко не деспотическая; она всегда умеряется и регулируется советом хоттонных стариков, пользующихся большим почетом и уважением. Даже младшие члены далеко не обезличены. Подчиняясь хозяйственным распоряжениям главы X., слушаясь его советов и наставлений, они располагают значительной долей личной независимости и довольно широкой свободой действий, без которой немыслима полная ежечасных тревог и забот кочевая пастушеская жизнь. Экономический строй X. проникнут всецело духом общности и солидарности. У северобайкальских монголо-бурят еще во время Щапова в одном круге единокровных родственных юрт все было общее: и скот, и пастбища, и утуги, и продовольствие. То же замечено у волжских калмыков. При столь строго проведенном между членами X. принципе имущественной общности в X. не могли иметь места имущественные правонарушения — и древнее обычное право монгольских племен действительно не знает института взысканий с близких родственников за присвоение ими части хоттонного имущества. Не знала также хоттонная организация наследственного права, так как X., как коллективное лицо, никогда не умирал. Хоттонное имущество делилось лишь в тех случаях, когда кто-нибудь из членов его отделялся навсегда от своего X. Солидарность между членами X. выражается не только в совместном ведении степного хозяйства, но и в том, что все они являются ответственными перед другими X. и чужеродцами за всякое правонарушение, учиненное кем-либо из них. Члены же X. являются соприсяжниками в случаях, когда кого-нибудь из них, заподозренного в каком-либо проступке или преступлении, приходится очищать присягой. С другой стороны, X. получает вознаграждение за всякий ущерб, причиненный посторонним лицом одному из членов его. X. составляет то живое ядро, из которого постепенно, путем естественного размножения членов его, слагались более крупные родовые группы: аймаки, поколения, улусы и т. д. В последние 50—60 лет хоттонная организация волжских калмыков и сибирских монголо-бурят значительно разложилась. Вследствие смешения родов и частых выделов естественная связь между близкородственными семьями ослабела; выделившиеся семьи не только ведут отдельное хозяйство, но часто даже кочуют отдельно, и X. все чаще употребляется как географический термин, обозначая населенный пункт, состоящий из большей или меньшей группы близко стоящих юрт, независимо от того, состоят ли их обитатели в родстве между собой и ведут ли они общее хозяйство.

Ср: Ф. И. Леонтович, «Калмыцкое право»; Щапов «Бурятская улусная родовая община» («Изв. Вост.-Сиб. отд. Имп. рус. геогр. общ.» за 1875 г., № 3—4); Небольсин, «Очерк быта калмыков Хошоутовского улуса»; Голстунский, «Монголо-ойратские законы 1640 г.».

М. Кроль.