ЭСБЕ/Храм древнегреческий

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Храм древнегреческий
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ходский — Цензура. Источник: т. XXXVIIa (1903): Ходский — Цензура, с. 598—600 ( скан ) • Другие источники: РСКД


Храм греческий — Сооружение храмов-зданий для богов в Древней Греции было результатом постепенно развивавшегося антропоморфизма. В доисторический период Эллады, когда греки поклонялись силам природы или тотемам животного мира, таких храмов еще не существовало и акты богопочитания совершались под открытым небом. До времени сооружения первых святилищ-домов храмами служили естественные обиталища духов природы, преимущественно пещеры, гроты и дупла деревьев, считавшиеся священными местами и в исторический период Греции, когда храмы-здания получили повсеместное распространение. Многочисленные топографически определенные пещеры считались естественными Х. нимф, Пана, Гермеса; на Крите была пещера Реи, в Беотии — пещера Трофония, в Ахайе (в городе Буре) — пещера Геракла и т. п. До известной степени предшественниками Х. должны считаться алтари — особо устраивавшиеся возвышения для принесения божествам жертв и даров. Постоянные жилища богов приурочивались первоначально к тем стихиям и природным явлениям, которые были связаны с представлениями об этих богах; кроме того, у богов, по представлению древних греков, были излюбленные места, в которых они пребывали с особенной охотой; наконец, культом освящались места, связанные с теми или иными мифами, места, имевшие значение в семейной, общественной или государственной жизни людей (сюда относится домашний, общинный и государственный очаг), участки на границах между различными территориями, на перекрестках, дорогах и площадях, места, освященные историч. событиями, участки, отводившиеся богам из отнятой у побежденного врага земли, и т. п. Обособлявшиеся при таких обстоятельствах участки ограждались от мест неосвященных межевыми камнями или стеной и служили территорией, на которой устраивались алтари или храмы. Доступ в священные участки нередко был запрещен; иногда он был дозволен только привилегированным лицам или отдельным группам лиц, в установленное время. Так, в черту участка, на котором находилась гробница Гипподамии в Олимпии, допускались только женщины и то один раз в год; в херонейский храм Левкотеи не допускались этоляне, в Х. Афины Полиады (Эрехтейон, на Афинском акрополе) — доряне и т. п. Преддверием более крупных священных участков служили так называемые пропилеи, тип которых был выработан еще в микенский период и о существовании которых в этот период свидетельствуют развалины Тиринфа и других доисторических поселений. Это были ворота с колоннадой (обыкновенно из двух колонн) спереди и позади входа и с боковыми стенами, которые возводились под прямым углом к ограде, в близком расстоянии от входа, и доходили до уровня линии колонн. Внутри ограды, при входе, стояла купель с очистительной водой, главное же место было занимаемо алтарем, а впоследствии храмом, хотя бывали священные участки с одними только алтарями. Внутри перибола (ограды) устраивались при Х. помещения для лиц, прибегавших к покровительству богов и приходивших на поклонение святыне, а также для жрецов и храмовых служителей. На некоторых священных участках давались религиозные пиры (напр. на Делосе). Примером священного участка с принадлежащими ему зданиями может служить так назыв. Алтида (в Олимпии), на которой помещались храмы Олимпийского Зевса, Геры и Матери богов, могила Пелопа, здание, построенное Филиппом II Македонским с хризэлефантинными статуями представителей македонской династии, колоссальный алтарь Зевса, множество посвятительных даров и памятников; на одной стороне Алтида замыкалась длинным рядом сокровищниц, служивших хранилищами приношений отдельных городов, на другой — длинной колоннадой, где располагались на ночь посетители олимпийской святыни. Вопрос о том, существовали ли Х. в микенский период, монументальными данными из этой эпохи не разрешается, но в Гомеровских поэмах имеются явные доказательства существования Х. в период Гомеровского эпоса (IX в. до Р. Хр.). Во всяком случае прототип исторического греческого Х. можно видеть в стиле тиринфских пропилей и тиринфского мегарона, передавших свои архитектурные формы независимо от возможных восточных влияний выработавшемуся в исторический период Греции типу Х. Центральную часть исторического Х., обращенного фасадом обыкновенно на восток (на запад открывались храмы героев), составляла комната (целла) с изображением божества или его символом. Первоначальные статуи в художественном отношении отличались несовершенством и грубостью исполнения; нередко туловище и ноги фигуры заменялись простым обрубком. Эти древнейшие статуи впоследствии были предметом особого почитания, и, хотя их сменили артистически исполненные изваяния Фидия и других мастеров древнегреческой пластики, но они хранились в недоступном для толпы помещении Х. (adyton). Так, ежегодный пеплос в Афинах изготовлялся не для Фидиевой Афины, а для старой деревянной статуи Афины Градохранительницы (Полиады); в Феспиях поклонялись не Эроту Праксителю, а остроконечному камню, в котором видели древнейший священный символ бога. Перед статуей бога стоял обыкновенно стол, на который возлагались ежедневные приношения — цветы, плоды, яства и т. п.; столы эти делались иногда из золота или серебра. Все части Х., даже троны и статуи богов, украшались живописью и скульптурами (напр. щит и сандалии Афины — Фидия, троны Зевса Олимпийского, Аполлона Амиклейского и пр.). В боковых приделах Х. помещались иногда троны жрецов и жриц. Почти во всех Х. на особом жертвеннике горел вечный огонь. Центральная часть Х. перед статуей божества считалась недоступной для посторонних (адитом, adyton); адитами считались также особые, обыкновенно подземные комнаты (крипты), где хранились святыни Х. В самом Х., а также в различных частях священного участка помещались каменные и бронзовые плиты с посвятительными надписями и государственными документами (постановления, законы), произведения скульптуры и различные приношения. Специальным местом для хранения этих богатств служила задняя комната Х. — так наз. опистодом, отделявшийся стеной от целлы. Это помещение — а также особые сокровищницы, куда складывались вещи, для которых не находилось места в Х., — были настоящими музеями искусства: здесь хранились треножники, чаши, монеты, слитки, статуи, картины, вазы, лампы и бесконечно разнообразный инвентарь художественных изделий и предметов быта, различной ценности и назначения. Всем этим приношениям велась обстоятельная ведомость, составлявшаяся каждый год: по этим ведомостям ежегодно назначавшиеся хранители храмового имущества принимали от своих предшественников и в свою очередь сдавали своим преемникам инвентарь Х. До нас дошли подобные ежегодные списки из афинского Парфенона, из Х. Асклепия в Афинах, из Х. Делосского Аполлона и др. Из надписей мы узнаем, что приношения, которые приходили в ветхость, или выходили из моды, или признавались безобразными, либо исправлялись, либо уничтожались, причем негодные металлические вещи (из золота или серебра) переливались в новые, более отвечавшие вкусам времени. Подобное распоряжение храмовым имуществом было возможно лишь под условием разрешения подлежащих властей; при этом благочестивых жертвователей удовлетворяли тем, что список их имен и первоначально пожертвованных ими предметов заносили на особую посвятительную колонну в Х. Уничтожение приходивших в негодность дешевых вещей происходило путем их сожжения или закапывания в землю при соблюдении известных обрядов. Подобно средневековым монастырям, греческие Х. владели большими площадями земли и пользовались всеми поступавшими с этих участков доходами. Так как секуляризация земельного имущества была недопустима, то в руках религиозных корпораций и отдельных религиозных центров сосредоточивались значительные поместья. Впрочем, благодаря тому, что управление этим имуществом и контроль над ним находились в руках государства, народ, как законодательный орган, мог регулировать условия, на которых было желательно и допустимо пользование этой землей. К числу богатейших храмов Греции принадлежали Дельфийский, долгое время считавшийся панэллинским центром религиозной жизни, Делосский, Олимпийский, Ефесский. Храму Аполлона Делосского принадлежал не только Делос, но и остров Ренея. Никий пожертвовал Делосскому Х. участок, стоивший 10000 драхм, с тем чтобы ежегодно совершались жертвоприношения и возносились молитвы за благополучие жертвователя. Во время священной войны амфиктионы, разрушив Кирру, передали Дельфийскому Х. на вечные времена владение землей, принадлежавшею разрушенному городу. В то же время нередко по религиозным соображениям возбранялось пользоваться доходами с земельных угодий; некоторые пастбища должны были оставаться неприкосновенными, в некоторых рощах запрещалось срывать плоды и стричь деревья (в Эпидавре, при Х. героини Гирнето), стада сохранялись и поддерживались только для жертвоприношений, в некоторых лесах не разрешалась охота на диких зверей. Доходы, которыми пользовался, напр., Х. Аполлона Делосского, заключались в поступлениях от сдачи в аренду домов и ферм, от взимания пошлин и налогов, от процентов по займам, от продажи имущества и т. п.; общий доход Х., по исчислению Омолля, составлял до 27000 драхм в год при расходах в 10000 драхм. В смете расходов показаны суммы, идущие на ремонт, на устройство праздников, на постановку статуи Дионису, на выдачу жалованья высшим и низшим служителям при храме. Наблюдатель за строительными работами получал 720 драхм в год, секретарь — 80 драхм, неокоры (лица, заботившиеся об исправном содержании храмов и заведовавшие церковною утварью) — от 180 до 60, блюститель источника — 90, блюститель палестры (гимнастической залы) — 120, попечители культов — от 40 до 60 драхм, кларнетист — от 120 до 140 др. на стол и от 16 до 20 драхм на одежду. В распоряжении Х. находилось значительное количество рабов и рабынь, контингент которых пополнялся преимущественно из военнопленных. Особое положение занимали рабыни, жившие в храмах Афродиты (эрицинском, коринфском) и приносившие значительный доход святилищу культовой проституцией. Будучи крупными собственниками и владея большими сокровищами, храмы нередко выручали государство в трудные минуты, предоставляя заимообразно в его распоряжение свои богатства. Случались иногда и святотатственные посягательства на собственность храмов (так, жители Пизы, овладев Олимпией, разграбили Олимпийский храм; фокейцы разграбили Дельфийский храм), но виновные в этом лица и государства навлекали на себя всенародную ненависть и при случае тяжко за то платились, что признавалось возмездием со стороны оскорбленных богов. Служебный персонал Х. состоял из жрецов, должностных лиц по делам культа и храмовых служителей. Жречество как особое сословие в Греции не существовало; сферой деятельности жрецов был только храмовый культ, приуроченный к данному священному участку. Происхождение жречества совпадает с учреждением отдельных культов и храмов и коренится на основе фамильных и общественных религиозных отношений. Семейная группа выделяла из своей среды лицо, которое заведовало данным культом; могло быть так, что за героями фамильного культа со временем утверждалось значение основателей городов и родоначальников племен, благодаря чему на почве местного культа, вышедшего за пределы незначительной общины, развивался всенародный культ; незначительное вначале святилище возрастало до размеров богатого священного участка с храмами и сокровищницами, а местные жрецы становились видными представителями народной религиозной жизни. Фамильное происхождение жречества выражается, между прочим, в том факте, что жрецами при некоторых святилищах были члены определенной фамилии, передававшие свои функции по наследству в род: так, в Аттике Евмолпиды и Керики имели наследственное жречество при Елевзинском святилище Деметры, Этеобутады — при Х. Афины Полиады и т. п. Впрочем, жрецы могли назначаться и по жребию или приобретать должность покупкой. Так как сан жреца считался священным и пользовался уважением, то лицо, им облеченное, должно было принадлежать к полноправным и природным гражданам общины и быть безупречным в смысле отсутствия телесных или нравственных недостатков. Жречество было или пожизненным и наследственным, особенно в древнейших культах, или временным, если жрецы выбирались по жребию. На обязанности жрецов лежало совершение священнодействий в святилище божества и административное заведование самим святилищем со всем, что ему принадлежало. Привилегии жрецов заключались в том, что они в театрах и на общественных собраниях занимали почетные места; в некоторых государствах они были даже эпонимами (т. е. по их именам вели летосчисление); в Афинах некоторые жрецы получали от государства содержание в пританее. Кроме того, жреческий сан доставлял значительные материальные выгоды, так что иногда жречество покупалось за большие деньги. Кроме жрецов, для заведования храмами и их имуществами назначались особые лица и от государства: к таким магистратам относятся архонт-царь, попечители, неокоры, бооны, ίεροποιοί и др. К числу низших служителей Х. принадлежали чрезвычайные участники на некоторых празднествах (носители священных предметов и утвари на праздничных процессиях, члены хоров, исполнители отдельных священных обрядов) и штат постоянных служителей, носивших общее название диаконов, неокоров или дзакоров. На обязанности их было нести какую-либо специальную службу при Х., как-то совершать подготовительные действия при священнослужении, наблюдать за порядком в приеме приношений от жертвователей, заведовать украшением святилищ, содержанием в порядке утвари и храмового имущества и т. п. Так, ξυλεύς (в Олимпии) приносил дрова для алтаря Зевса, θύτης убивал жертвенное животное, οίνοχόος совершал возлияние вином, έξηγητής был церемониймейстером и путеводителем, показывавшим посетителям достопримечательности святилища; κήρυξ произносил вслух молитвы при священнодействии и в известные моменты приглашал присутствующих к молчанию и т. п. Некоторые из служителей выбирались из числа храмовых рабов (гиеродулов), но должности глашатая, неокора и другие замещались представителями знатных гражданских фамилий и были предметом искательства со стороны выдающихся граждан. При тех храмах, в которых давались прорицания, помимо жрецов состояли прорицатели, занимавшие даже более видное и значительное положение, чем жрецы. Греческий Х. по своему назначению служил прежде всего жилищем бога и хранилищем его имущества, но вместе с тем он был и местом общения человека с божеством, которому здесь приносились умилостивительные, просительные и благодарственные жертвы, обеты и молитвы и устраивались с соблюдением надлежащих обрядов празднества; он был также убежищем для лиц, стоявших вне закона.

Литература предмета приведена у Латышева в сочинении «Очерк греческих древностей» (II ч., 2 изд., СПб., 1899); кроме того, см. Gardner and Jevons, «A manual of Greek antiquities» (Л., 1895, стр. 163 и след); Schoemann, «Griechische Altertümer» (II т. Б., 1902). Перечень древнегреческих храмов дорического и ионического стиля приведен в статье Templum Middleton’a, помещенной во II т. «A Dictionary of Greek and Roman antiquities», издан. Smith, Wayte a. Marindin (Л., 1891). Об архитектурных стилях греческого Х. — см. Архитектура.

Храм римский — см. Templum и Римская религия.