ЭСБЕ/Цинна, Луций Корнелий

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Цинна, Луций Корнелий
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Цензурный комитет — Человек. Источник: т. XXXVIII (1903): Цензурный комитет — Человек, с. 206—207 ( скан ) • Другие источники: РСКД : RE : RE
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Цинна (Cinna) — знаменитый представитель демократической партии в Риме в последнем веке существования республики. Жизнь его до времени выступления на политическую арену в качестве вождя партии почти неизвестна. Во всяком случае он не проявил себя ничем особенным и своим возвышением обязан был не столько политическим или военным талантам, сколько честолюбию и карьеризму. В ряды демократической партии его привела, как кажется, личная ненависть к диктатору Сулле. Сделавшись в 87 г. до Р. Хр. консулом, Ц. предложил законопроект, по которому всем полугражданам (т. е. лицам, которым римское гражданство было пожаловано без некоторых «квиритских прав») и вольноотпущенникам даровались недостающие им права. Законопроект этот имел большое значение для провинциалов, на поддержку которых Ц. и рассчитывал. Кроме того, он требовал амнистии демократам, изгнанным в 88 г. за то, что под предводительством народного трибуна П. Сульпиция Руфа они восстали против диктатуры Суллы и хотели заменить его Марием. Таким образом, Ц. с первых же шагов своей консульской деятельности проявил себя активным сторонником антиаристократической оппозиции. Попытка его, как и попытка Сульпиция, была сделана, главным образом, ввиду того, что сам Сулла был в это время в Греции, в походе против Митридата Понтийского. Несмотря на отсутствие своего вождя, аристократическая партии оказалась достаточно сильной, чтобы провалить законопроект Ц. В день голосования произошли в Риме уличные столкновения между сторонниками обеих партий. Чтобы усилить своих, Ц. кликнул клич среди рабов, обещая им за участие в борьбе свободу, но не имел успеха. Аристократическое большинство сената и товарищ Ц. по консулату, Гней Октавий, не считаясь с установленными формами, объявили Ц. отрешенным от должности до истечения срока избрания. Потерпев неудачу в городе, Ц. мог рассчитывать на поддержку в Италии, где началась повсеместная агитация тех самых полуграждан, за которых он пострадал. Расквартированное в Кампанье войско признало Ц., вопреки незаконному постановлению сената, консулом и выразило готовность силою водворить его на прежнее место. Под знамена Ц. стали стекаться со всех сторон провинциалы; множество рабов покинули своих господ и присоединились к образующемуся войску, в надежде отвоевать себе свободу и права гражданства; наконец, призрак гражданской войны привлек и старика Мария, жившего последние годы вдали от дел. Сформировав из своих приверженцев 6-тысячный отряд, он соединился с Ц. В короткое время в распоряжении Ц. оказались значительная армия и флот, во главе которых он подступил к Риму, без труда взяв окрестные города. Сенат, проведя отчасти законопроект Ц., пытался вступить в переговоры с инсургентами, но податливость Ц. встретила сопротивление Мария, и переговоры остались безрезультатными. После продолжительной осады Рим сдался; Марий и Ц. были объявлены консулами, и воспоследовал пятидневный террор (см. Марий). Сулла не мешал Ц. в течение четырех лет играть роль фактического диктатора. Все четыре года Ц. был несменяемым консулом, причем сам назначал себе коллегу, не производя выборов хотя бы для соблюдения формы. Бесконтрольно распоряжаясь судьбами терроризированного города, он проявил полную беспринципность. Имея полную возможность осуществить политическую программу партии во всей ее полноте, он ограничился рядом случайных мер, носивших, главным образом, характер агитационных милостей и щедрот, и не сделал ни одного шага для восстановления демократической республики. Все проведенные им законы, как выражается Моммзен, «продиктованы моментом». Единственной принципиальной его мерой было дарование прав италикам; остальные — восстановление приостановленных Суллой хлебных раздач, основание на капуанских доменах колонии, освобождение должников от ¾ общей долговой суммы, разграбление домов и имений Суллы. Имея на своей стороне большинство провинций, Ц. ничего не предпринял против Суллы, который за эти четыре года спокойно кончал войну с Митридатом. Бездеятельность Ц. ясно показывает, насколько мало могут быть вменены ему в заслугу успех его первого похода и как много зависело здесь от военных талантов Мария, Сертория и других. Покончив войну с Митридатом, Сулла отправил послание к сенату, в котором извещал о своем намерении вернуться в Рим и свергнуть демократического временщика. Отвергнув примирительные попытки сенатского большинства, Ц. с безрассудной поспешностью начал готовиться к новой гражданской войне. Театром ее он во что бы то ни стало хотел сделать Грецию и торопился предупредить возвращение Суллы в Италию, не считаясь с опасностью морского переезда в зимнее время. Перспектива похода зимой показалась непривлекательной для войск, которые Ц. сосредоточивал в Анконе; среди них вспыхнул бунт, жертвой которого и пал Цинна (84 г.).

З. С—ский.