ЭСБЕ/Чума рогатого скота

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Чума рогатого скота
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Чугуев — Шен. Источник: т. XXXIX (1903): Чугуев — Шен, с. 52—54 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Чума рогатого скота — болезнь заразительная, прививная, характеризуется крайне тяжелым тифоидным состоянием и специфическими изменениями слизистых оболочек. Поражается ею главным образом рогатый скот, причем болезнь всегда принимает повальный характер и истребляет почти поголовно весь скот пораженной местности. Ч. — это самый ужасный бич скотоводства, появление которого совершенно нарушает течение хозяйственно-экономической жизни неблагополучного в отношении Ч. района. Кроме рогатого скота, Ч. заболевают овцы, козы, буйволы, верблюды, но у этих видов она протекает в более легкой форме и не носит характер эпизоотии. С первых времен истории Ч. рогатого скота упоминается как одно из самых страшных бедствий; орды завоевателей, приходившие с Востока, постоянно приносили с собой заразу, распространяя ее по всей Европе. В течение средних веков и до настоящего времени Ч. рогатого скота являлась обычным последствием европейских войн: если театром военных действий служила восточная Европа, Ч. быстро охватывала долину Дуная, распространяясь оттуда на Германию, Италию и Францию; если же война велась исключительно на Западе, славянские и немецкие армии, пополнявшие свои парки крепким и выносливом степным скотом, неизбежно заносили чумную заразу. С 1709 по 1711 гг. болезнь переходит таким путем из бассейна Волги в долину Дуная, откуда распространяется одновременно на Германию, Голландию, Италию, Францию, Англию и результатом этого является потеря 100 тыс. голов в Силезии, 300 тыс. в Нидерландах и 62 тыс. в королевстве Неаполитанском. С 1804 по 1812 гг. Ч. постоянно свирепствует в центральной Европе, благодаря передвижениям армий, уничтожая почти поголовно стада крупного рогатого скота и ставя в крайне затруднительное положение армии и хозяйство. В настоящее время Ч., после своей интенсивной вспышки в центральной Европе в 1870-х гг. и в России в 1880-х, отодвинута, благодаря энергичной борьбе путем убоя зачумленных животных, на окраины России — на Кавказ и в среднеазиатские пределы. Что касается других стран, то Ч. свирепствует в Африке, Китае, Турции, на острове Ява. Ч., подобно сыпным лихорадкам, начинается с быстрого повышения температуры — в течение 1—2 дней она сразу поднимается до 40,5—41° и даже до 42° Ц. Заболевшее животное становится печальным, голова опущена, уши отвислые, веки полузакрыты; пульс 50—60 ударов в минуту; дыхание ускоренное; появляются зевота, скрежетание зубами, легкие колики; у молочных коров уменьшается и совсем прекращается удой; вымя дрябло; кожа сухая; шерсть тусклая, взъерошенная; из глаз текут слезы, изо рта тянется слюна, слизистая оболочка рта воспалена; на деснах появляется лиловатый венчик; на 2—3-й день в извержениях попадается кровь, в жидком виде или в сгустках. На 3-й день симптомы усиливаются: слизистая оболочка на губах, деснах и щеках покрывается маленькими язвочками, вследствие слущивания эпителия, а немного спустя, в тех же местах, появляются желтоватые казеозные фокусы, величиной с конопляное семя; открывается сильный понос, вонючий, буро-желтоватой окраски от примеси крови; животное сильно худеет, постоянно лежит на боку и быстро погибает. Полного развития болезнь достигает в 4—7 дней и всегда оканчивается смертью; в некоторых случаях Ч. протекает в более легкой форме и тогда имеется незначительный процент выздоровления. Средняя смертность, судя по статистическим данным, доходит до 75% заболевших животных; но эта цифра значительно варьирует, смотря по породе скота и характеру эпизоотии. Так, в восточной Европе потери колеблются между 50% и 98%, во Франции между 90% и 95%; в южной и восточной России степной скот легче переносит заболевание Ч. и здесь процент смертности в среднем достигает 30—40%, но зато является опасность громадного распространения по всей стране. Внутренние изменения сосредоточены главным образом на слизистых оболочках пищеварительного тракта — все они сильно гиперемированы, в разных пунктах с большей или меньшей отчетливостью заметно слущивание эпителия; в тонких кишках, под слизистой оболочкой, образуются геморрагии, ограниченные отдельными пунктами или распространяющиеся на целые участки; в таких местах замечается омертвение ткани; в солитарных фолликулах заметно сильное экссудативное воспаление и отверстия их закупорены казеозными сгустками и окружены выступающими венчиками бурого цвета; в пейеровых бляшках экссудат скопляется в сплошную массу, в виде сросшейся со слизистой оболочкой ложной перепонки. Все части зараженного организма ядовиты и, при поступлении в организм здорового животного каким бы то ни было путем, неизбежно вызывают заболевания Ч.; одинаково ядовиты кровь, лимфа, слезы, слюна, моча, истечение из носа, извержения, пена и проч. Особенной восприимчивостью к Ч. отличается рогатый скот; овцы и козы труднее заболевают; лошади, свиньи, хищные и человек заболеванию Ч. не подвержены. Передача Ч. совершается с поразительной легкостью. Больные животные загрязняют извержениями местность, где они содержатся или через которую проходят, и этого вполне достаточно, чтобы эпизоотия приняла ужасающие размеры; совместное пребывание здоровых и больных на пастбищах, общие водопои, общий уход, кошки, собаки, птицы, корм, свежеснятые кожи, рога, шерсть, копыта — все это служит источниками передачи и распространения болезни Ч. В большинстве случаев яд проникает через пищеварительные пути, вместе с зараженным кормом; также один из верных способов заражения — поранения кожи и слизистых оболочек; в последнем случае достаточно животному обнюхать кожу или шерсть от чумного скота, чтобы наступило заражение; некоторые ветеринарные авторитеты допускают возможность заражения через воздух, через посредство зараженной пыли, но только на расстоянии менее ста шагов. Лечение чумы бесполезно и санитарные законы всех стран предписывают убой больных и подозрительных животных, а в последние годы в России производятся массовые опыты с предохранительной прививкой животных в неблагополучных районах.

Ч. рогатого скота в России в течение многих лет служила грозным бичом хозяйства, борьба с которым долго оставалась бессильной, a скотоводческое хозяйство было близко к полному разорению. Были годы, когда потери исчислялись для одной Европейской России в 10—15 млн. рублей. Такие поистине грандиозные потери побудили русское правительство прибегнуть к более энергичной мере, практиковавшейся уже в Западной Европе и давшей блестящие результаты. Мера эта — убой зачумленных и подозрительных по заболеванию Ч. животных с выдачей вознаграждения (закон 3 июня 1879 г.). Однако мера убоя, вводимая в России порайонно, не дала сразу тех результатов, которые получились у соседей-иностранцев. Если остановиться только на данных 15-летнего периода 1881—1895 гг., то нельзя не усмотреть, что в течение первых 5 лет этого периода чумная эпизоотия, несмотря на применение закона 3 июня, в 20—28 губерниях имела следующее распространение:

  Ч. существовала Где пало и убито
В 1881 г. в 48 губ. 122000 гол.
В 1882 г. в 38 »губ. 96000 »гол.
В 1883 г. в 42 »губ. 274000 »гол.
В 1884 г. в 39 »губ. 396000 »гол.
В 1885 г. в 36 »губ. 299000 »гол.

Тогда министерство внутренних дел озаботилось распространением меры убоя на всю Европейскую Россию, распорядилось закрыть грунтовые тракты передвижения, заменив их железнодорожной и водной транспортировкой, конечно, где это окажется возможным; на основании последнего распоряжения, торговый скот должен был обязательно направляться к ближайшим железнодорожным станциям или речным пристаням с целью нагрузки в вагоны или баржи под строжайшим ветеринарным надзором. Результаты такого распоряжения сказались быстро:

Годы Чума существовала Убой распространен Пало и убито
1886   в 41 губ. на 30 губ. 249000 гол.
1887 в 30 »губ. на 48 »губ. 82000 »гол.
1888 в 23 »губ. на всю
Европейскую
Россию
57000 »гол.
1889 в 10 »губ. 20000 »гол.
1890 в 6 »губ. 1600 »гол.
1891 в 3 »губ. 2300 »гол.

Таким образом, в течение 6 лет распространение Ч. было низведено с 41 до 3 губерний, а потери уменьшились во 100 раз. Зараза оставалась только на отдаленной восточной окраине Европейской России, а именно в Самарской, Оренбургской и Уфимской губерниях; вместе с тем, угрожающий характер эпизоотия приняла на северном Кавказе. Введение закона об убое в этом районе потребовало значительных затрат, и борьба велась долго, упорно, с организацией особых охранных поясов и только в 1898 г. Ч. окончательно прекращена. С большим успехом борьба с Ч. прошла в Зауралье (Тургайской, Уральской и Акмолинской областях). В настоящее время все пространство Российской Империи от западноевропейской границы до Тобольской губернии и Акмолинской области, а равно от Кавказского хребта и Черного моря до Архангельской губернии включительно, представляется вполне благополучным по Ч. рогатого скота. Для охранения же этой части Империи от заноса в нее заразы из неблагополучных местностей образованы два охранных пояса: на юге из Закавказского края, на востоке из Томской губернии, Семипалатинской и Семиреченской областей. Первый пояс имеет целью оградить благополучные местности от Азиатской Турции и Персии, а второй — от Туркестана, Китая и Восточной Сибири, где не организована еще правильная противочумная борьба. Охранные пояса состоят из цепи небольших ветеринарных участков, на обязанности которых лежит строгий надзор за скотом данного участка и вступающими в последний животными из пределов неблагополучных местностей. По границам охранных поясов с благополучными местностями Империи установлены ветеринарно-охранные линии, ограждающие северный Кавказ, а также Тобольскую губернию и Акмолинскую область, пропуская в них скот не иначе как только по установленным грунтовым трактам и если он, по выдержании определенного карантина, окажется здоровым. Для достижения означенных задач в Закавказском охранном поясе имеется более 200 ветеринаров, а в Азиатском — более 100 ветеринаров, при посредстве которых эпизоотия подавляется в пределах самих поясов, не будучи допускаема к распространению за границы поясов. Кроме этой радикальной, но вместе с тем крайне тяжело отражающейся на экономической стороне населения местности, неблагополучной по Ч., мере, в последние два года стали применять, в виде массового опыта, прививки против Ч. по способу покойного профессора Ненцкого. Сущность этого способа заключается в воспроизведении у животных временного или так называемого пассивного иммунитета вакцинацией желчью от больного Ч. скота, а равно при помощи кровяной сыворотки, взятой от иммунных к Ч. животных. Последний из названных способов (иммунизация сывороткой) заслуживает полного предпочтения перед первым, так как применение его не представляет ни малейшей опасности в ветеринарно-санитарном отношении; животные, подвергнутые иммунизации по этому способу, не обнаруживают видимой реакции и становятся невосприимчивыми к Ч., при условиях естественного заражения контагием этой болезни. Для воспроизведения более продолжительного иммунитета и стойкого, или так называемого активного, пригодны как способ вакцинации желчью больных Ч. индивидов с последующей инокуляцией чумной крови и сыворотки от иммунных к Ч. животных, так и способ вакцинации соответствующими же кровью и сывороткой. Последний способ, без предварительной инокуляции желчи от больных Ч. животных, дает несравненно лучшие результаты. Иммунизация животных по всем вышеописанным способам в одинаковой мере применима к животным различных рас, пола и возраста. Научно-практическая важность данного вопроса побудила к дальнейшим, более обширным опытам. С этой целью военным ведомством в городе Чите была устроена в 1900 г. лаборатория для выработки противочумной сыворотки, и несколько десятков тысяч голов скота, принадлежащего забайкальскому казачеству, были привиты. Результаты получились блестящие: не только не заболевал привитый скот, но и в первый период заболевания животные легче переносили болезнь, так что процент выздоравливающих значительно увеличился. Ввиду такого успеха, министерство внутренних дел устроило такую же лабораторию в Закавказье, вблизи Елисаветполя, и производит в больших размерах противочумные прививки. Во всяком случае, научная сторона прививок вполне обеспечена и есть полное основание надеяться, что скоро шприц сменит стилет и, таким образом, тяжесть противочумной борьбы значительно смягчится. Ср. Нокар и Лекленш, «Микробные болезни животных»; «Россия в конце XIX в.»; «Вестник Общества Ветеринаров» за 1899 г.