ЭСБЕ/Шпильгаген, Фридрих

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭСБЕ(перенаправлено с «ЭСБЕ/Шпильгаген»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Шпильгаген
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Шенье — Шуйский монастырь. Источник: т. XXXIXa (1903): Шенье — Шуйский монастырь, с. 832—834 ( скан ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.

Шпильгаген (Фридрих Spielhagen) — известный немецкий писатель. Род. в 1829 г.; юность провел в Штральзунде (который, с прибрежными островами Балтийского моря, является местом действия весьма многих его романов); посещал университеты в Берлине, Бонне и Грейфсвальде, где изучал сперва право, потом философию и филологию. Был учителем гимназии в Лейпциге и думал о кафедре в университете, но затем отдался исключительно литературе; в 1859 г. переселился в Ганновер, в 1862 г. — в Берлин. В начале своей литературной деятельности переводил довольно много, в прозе и стихах, с английского, французского и итальянского (между прочим, Эмерсона и Мишле). Первое его оригинальное произведение была новелла «Klara Vere» (Ганновер, 1857), за которой последовала идиллия «Auf der Düne» (ib., 1858); оба эти произведения не обратили на себя большого внимания. Зато его первый большой роман, «Problematische Naturen» (В., 1860) выдержал более 20 изданий, в том числе одно роскошно иллюстрированное (Лейпциг, 1899); в разных русских переводах он назывался то «Проблематические…», то «Загадочные натуры». Этот роман, с его продолжением «Durch Nacht zum Licht» (Б., 1861; несколько русских переводов: «Из мрака к свету»), упрочил за ним славу первого или, по крайней мере, одного из первых романистов Германии; в Германии этот роман до сих пор является наиболее читаемым его произведением. За ним Ш. стал выпускать роман за романом, также повести, драмы и стихотворения в чрезвычайно большом числе. Перечислим только наиболее важные его произведения. Романы: «Die von Hohenstein» (1863; русский перевод: «Два поколения»), «In Reih und Glied» (1866; «Один в поле не воин»), «Hammer und Amboss» (1868; «Между молотом и наковальней»), «Was die Schwalbe sang» (1872; «Про что пела ласточка»), «Allzeit voran» (1872, «Все вперед»); новелла «Ultimo» (1873); роман «Sturmflut» (1876; «Потоп»); путевые очерки «Von Neapel bis Syrakus» (1878); романы «Platt Land» (1878, «Низина»), «Ein neuer Pharao» (1889; «Новый Фараон»), «Sonntagskind» (1893; «В сорочке родился»), «Faustulus» (1897; «Фаустулус»), «Herrin» (1899). Все романы Ш. выходили либо в Берлине, либо в Лейпциге. Из драматических произведений пользовались большим или меньшим успехом и некоторое время держались на сцене: «Liebe für Liebe» (1875); «Gerettet» (1884); «In eiserner Zeit» (1891). Ш. принадлежат еще: «Vermischte Schriften» (Б., 1863—68); «Aus meinem Skizzenbuch» (Лейпциг, 1874); «Skizzen, Geschichten und Gedichte» (ib., 1881); «Beiträge zur Theorie und Technik des Romans» (ib., 1883); «Finder und Erfinder, Errinnerungen aus meinem Leben» (ib., 1890; в последнем произведении, имеющем автобиографический характер, рассказана главным образом история написания «Проблематических натур»). В разное время Ш. стоял во главе разных журналов, но всегда недолго; так, в 1862 г. он редактировал в Берлине «Deutsche Wochenschrift» и «Sonntagsblatt», в 1878—84 гг. — «Illustrierte deutsche Monatshefte». Большая часть произведений Ш. собрана им самим в «Sämmtliche Werke», вышедших в 22 томах 5-м изданием в Лейпциге в 1892 г.; другое издание его, «Sämmtliche Romane», появляется в Лейпциге с 1895 г.

Плодовитость Ш. вредно отразилась на содержании его произведений; после его «Проблематических натур» только роман «Один в поле не воин» имел значение общественного события; тем не менее Ш. и поныне принадлежит к числу наиболее читаемых и уважаемых современных писателей Германии. Он обладает выдающимся художественным талантом; его психологический анализ глубок, характеры задуманы широко, эпоха, изображаемая им в его романах, освещена всегда ярким, оригинальным светом, хотя иногда односторонне и пристрастно. Вредит его романам чрезмерная наклонность вставлять в уста героев собственные мнения автора, иногда не связанные с нитью романа, и вообще излишняя длина и обстоятельность речей. В романах последнего периода герои слишком явно повторяют героев первых романов; они бледнее и однотоннее, так что злодеи являются уж слишком злодеями, а герои, и в особенности героини добродетельные, — слишком добродетельными (в особенности страдает от этого его роман «Новый Фараон»). Время и место действия «Проблематических натур» — Германия перед революцией 1848 г.; «Из мрака к свету» изображает саму революцию 1848 г.; она же изображается в «Двух поколениях»; с ближайшего времени перед революцией и с самой революции начинается «Один в поле не воин», конец действия которого относится к 1850-м гг. «Все вперед» изображает немецкое общество после франко-прусской войны; действие «Нового Фараона» относится к концу 1870-х гг., причем героями его являются отчасти участники революции 1848 г., которые после многих десятилетий мытарств сходятся вместе в Берлине; главная задача этого романа — выяснить различный ход развития этих деятелей и изобразить их положение среди новых поколений и т. д. Таким образом в романах Ш. отразилось развитие немецкого общества за полстолетия.

В особенности видное место в романах Ш. занимает революция 1848 г., которую Ш. пережил молодым студентом в Берлине и которая оставила в нем неизгладимый след. Для ее понимания произведения Ш. являются неоценимым источником. «Это было великое время: сомневаться в том могут только эгоисты или безумцы. Кто не возвышается над узким горизонтом своих личных интересов и желаний, кто мечтает об осуществлении в несколько лет идей, для осуществления которых нужны столетия, тот, конечно, увидит в событиях 1848 г. только хаос злодейства или нелепости. Нас не должны смущать подобные взгляды. Мы знаем, что наш идеал свободы и братства вечен… Мы знаем, что ночь реакции доставит свободе свежие силы, с которыми она, пробудясь от сна, приступит к продолжению своего дела. В этом убеждении я жил с тех пор, как юношескую мысль мою в первый раз озарило сознание всеобщей солидарности между людьми». Так говорит о революции Ш. устами одного из героев «Двух поколений». Являясь страстным поклонником идей 1848 г., Ш. приписывает их крушение тому, что германское общество до них не дозрело, а также тому, что даже дозревшие идейно люди по своему нравственному уровню далеко не соответствовали той задаче, которой служили. В первый период своей деятельности Ш. твердо верил в то, что общество дозреет до этих идей и явятся новые поколения, которые их осуществят; поэтому крайне отрицательное отношение к существующему общественному порядку не являлось выражением общего пессимизма автора. В романе «Все вперед» (1872) звучит еще более примирительная нота; Ш. готов был видеть в созданной политикою Бисмарка Германской империи если не полное осуществление своих прежних идеалов, то, по крайней мере, некоторое приближение к ним. Этот роман позволял ожидать полного перехода Ш. из прогрессистского лагеря в лагерь национал-либеральный. Но этого не случилось; ход событий быстро разочаровал Ш., и, верный своим юношеским мечтам о равенстве и свободе человечества, он не мог за единство Германии, осуществленное кровью и железом, уступить свободу и равенство. Это ясно сказалось в одном из последних романов Ш. — «Новом Фараоне». Немецкое общество конца 1870-х гг. изображено здесь чуть ли не еще более мрачными красками, чем в прежних романах. Из героев революции 1848 г. одни прельстились осуществлением одной части их идеалов и отказались от лучшей их части (национал-либералы). Остались, правда, и люди, верные идеалам молодости, но зато их представитель в романе — среди новых поколений докучный гость, и лишний, и чужой. При изображении главного героя «In Reih’ und Glied», Лео, Ш. отчасти вдохновлялся образом Лассаля. И по уму, и по нравственной силе, и по энергии Лео на целую голову выше всех окружающих, так что даже враги принуждены преклоняться перед ним — но для осуществления своих высоких общественных стремлений он сближается с королем и придворной камарильей и запутывается в собственных сетях; все его планы рушатся, и он гибнет на нелепой дуэли. Перед смертью он встречается со старым своим учителем Туски, идеалистом 1848 г., отказавшимся от Лео во время его успехов, но пошедшим ему навстречу, когда от него все отвернулись, и приглашающим его вместе уехать в Америку: «Неужели ты еще надеешься, — говорит Туски, — с этими преторианскими когортами завоевать свободу?» Главная ошибка Лео состоит в том, что, желая облагодетельствовать народную массу, он в то же время презирает эту массу и считает ее неспособной к созданию чего-нибудь лучшего без помощи великого человека. «Масса и теперь еще такова, — говорит он, — какой она всегда была и всегда будет. Она хочет и должна быть руководима, она не рождает сама руководящей ею идеи»; создание идеи есть дело великого человека, вождя, каким хочет быть Лео. Его политическим противником и истинным героем романа (не в смысле завязки и интриги, а в смысле выразителя сокровенных идей автора) является товарищ и друг его детства Вальтер, человек честный, благородный и умный, но средний в сравнении с титаном Лео; зато он прекрасно понимает то, чего не хочет понять Лео — что «один в поле не воин»; он прежде всего и больше всего демократ не только по идеям, как Лео, но и по чувствам. В романе верно схвачены некоторые черты личного характера Лассаля, но последний на самом деле прекрасно понимал, что именно масса является и творцом, и носительницей известного социального идеала («идея четвертого сословия»).

Почти через все произведения Ш. проходит один излюбленный им тип — тип «проблематической натуры». Эпиграфом к роману с таким заглавием поставлены слова Гёте: «Есть проблематические натуры, которые не соответствуют ни одному из возможных для них положений и ни одним из положений не удовлетворяются; отсюда страшное противоречие, пожирающее их жизнь и закрывающее им доступ к наслаждению». Этот тип сам Ш. производит от Фауста, и представителей его называет «Faustuli posthumi» (один из новейших романов Ш. так и называется «Faustulus»). Этот тип, родственный с русскими Онегиным, Печориным, Бельтовым, Рудиным, Ш. изображает в различных разновидностях, на различном общественном фоне; к нему принадлежат все главные герои «Проблематических натур». Найдя те же черты в Лассале, Ш. наделил ими своего Лео. По большей части у Ш. это люди с аристократической натурой и с демократическими убеждениями — и в этом источник их душевной драмы; они по-фаустовски томятся жаждой тонкого наслаждения и обладают громадными духовными силами, которым не находят применения к жизни; те из них, кому посчастливилось жить в 1848 г., с увлечением, как Рудин, бросаются на баррикады. Ш. находит, однако, что подобные печальные положения зависят не от вечных свойств человеческой природы, а от печального положения общества. «В свободном государстве могут быть больные особи, но целое всегда остается здоровым; в государстве полицейском, наоборот, здоровьем пользуются только некоторые отдельные люди, а целое — больной организм, производящий в тяжелое время почти одни только «проблематические натуры».

В России Ш. обратил на себя впервые внимание широких слоев общества романом «Один в поле не воин», который у нас гораздо популярнее всех остальных романов Ш. Почти все романы Ш. переведены на русский язык помногу раз: появились даже два «Собрания Сочинений» Ш., одно в 8 т. (СПб., 1895), другое в 30 т. (СПб., редакция С. Трубачова, 1898). Почти все переводы неудовлетворительны. Книга Ш. о теории и технике романа изложена П. О. Морозовым в статье: «Шпильгаген и его теория романа» («Вестник Европы», 1883, № 4). Из публицистических трудов Ш. выдается газетная статья, переведенная в форме брошюры: «Открытое письмо к графу Льву Толстому» (СПб., 1896), очень резкая по тону, в которой Ш. упрекает Толстого за пропаганду отказа от исполнения воинской повинности. В этом письме Ш. гораздо снисходительнее относится к социал-демократии, чем в своих романах, и рекомендует их способ борьбы против милитаризма — способ борьбы парламентарной.

См. Z. Z. (К. Арсеньев), «Современный роман в его представителях. Фр. Шпильгаген» («Вестник Европы», 1879, № 7); Karpeles, «Fr. Sp.» (Лейпциг, 1889).