ЭСБЕ/Эйнгард

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Эйнгард
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Шуйское — Электровозбудимость. Источник: т. XL (1904): Шуйское — Электровозбудимость, с. 203—205 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : ADB


Эйнгард (Einhart, Einhard, Eginhardus) — знаменитый средневековый писатель, историк, один из младших деятелей так наз. «каролингского Возрождения», воспитавшийся под влиянием духовной атмосферы, созданной старейшими сотрудниками Карла Вел. по культурной работе, сильно увлекшийся движением и являющийся одним из блестящих представителей второго поколения этого «средневекового Ренессанса». Э. родился в восточной части франкского государства, в Зарейнской Германии (Maingau), в семье благородного происхождения, около 768—770 гг. Он получил образование в Фульдском монастыре; впоследствии исполнял там же обязанности «скриба» (в архиве монастыря сохраняются документы, связанные с его именем). Аббат Баугульф, оценив выдающиеся дарования юноши, отправил его (около 794 г.) ко двору Карла Вел. для пополнения его знаний. Он посещал там придворную школу семи свободных наук, а потом вошел в «Палатинскую академию» и сделался крупным носителем того умственного движения, которым она руководила. Друзья уважали его за ученость, любили за доброту и приветливый нрав, приятельски посмеиваясь над его некрасивой внешностью (так как он был мал ростом, его прозывали Homuncio или Nardulus). Теодульф в одной из своих поэм говорит, что «Нардул бегает мелкими шажками взад и вперед, как муравей, но в его маленьком тельце обитает великий дух». Э. был силен не только в прозе и поэзии, но и в пластике: он руководил постройкой императорского дворца в Аахене и был одно время, по-видимому, старшим придворным архитектором. Искусство его в зодчестве заслужило ему в Палатинской академии прозвище Веселила (имя библейского строителя скинии). Умом и эрудицией, а также честностью и справедливостью Э. завоевал привязанность и доверие императора, за что добросовестно платил ему постоянным служебным трудом и твердой верностью. На него возлагались нередко важные политические поручения: так, в 806 г. он был отправлен послом к Папе, чтобы выхлопотать одобрение предположенного Карлом раздела империи между сыновьями. Людовик Благочестивый, еще при жизни отца коронованный (кажется — по совету Э.) соимператором, относился к Э. с такой же благосклонностью, как и его отец, часто обращаясь к нему за советами и пользуясь во время распри с сыновьями его авторитетом, чтобы склонять последних к примирению и уступкам. В Мюльгейме-на-Майне Э. основал обитель Зеелигенштадт, в которой часто и подолгу живал, изредка возвращаясь ко двору. В 817 г. Людовик назначил Э. советником сыну своему Лотару; но когда Э. убедился, что обстоятельства запутываются все безнадежнее и шум междоусобий все более заглушает его голос, взывавший к праву и согласию, он окончательно удалился в зеелигенштадтское уединение, где и умер, занимая пост аббата, 14 марта 840 г. Главным источником для знакомства с жизнью Э. является предпосланный Walafrid’ом (его современником) тексту главного его сочинения интересный пролог (изд. Яффе). От Э. осталось несколько сочинений. Самым замечательным из них, несомненно ему принадлежащим и вполне законченным, является биография Карла Великого — «Vita Caroli». Ранке говорит, что было большим счастьем для Э. найти такой достойный объект для исторической работы: изображая жизнь Карла, он с благодарностью увековечивал духовный образ того, кто так много сделал ему добра, и одновременно создавал своим произведением для себя вечную память в потомстве. Задумывая писать биографию императора (она появилась вскоре после смерти последнего, до 820 г.), Э. не столько имел в виду дать точный и детальный рассказ о всей совокупности фактов царствования Карла, сколько стремился составить литературно-красивую характеристику и нарисовать психологически яркую фигуру своего героя. Обладая хорошим знанием древнеклассической литературы, Э. избрал для себя образцом биографии римских императоров Светония, подражая этому писателю и в языке, и в способе группировки материала, и в самой концепции исторической работы. Это стесняло самостоятельность творчества и, может быть, невольно ослабляло достоверность повествования внесением в построение и изображение известного риторического элемента. Но, с другой стороны, изучение римских историков, представителей высокой культуры, расширяло кругозор писателя и обогащало содержание произведения, обращая мысль таким вопросам и сосредоточивая ее около таких подробностей, которые, может быть, ускользнули бы от внимания средневекового человека. От рабского отношения к оригиналу Э. освобождало влияние того христианского мировоззрения, в котором он был воспитан и которое открывало ему новые точки зрения. Точно так же действовало на него и свежее чутье современной жизни, которым он, несомненно, был богато одарен. «Vita Caroli» — во всяком случае не официальный панегирик, а серьезное историческое сочинение, написанное не только горячо и любовно, но искренно и правдиво, с тем чувством меры, которое вместе с уважением к истине составляло фон натуры Э. Хотя в ней немало ошибок, хронологических и фактических, и хотя оно не обнаруживает в авторе твердого критического отношения к предмету и материалу — тем не менее, это очень ценный исторический памятник, освещающий личность и деяния великого человека и вышедший из-под пера превосходно осведомленного, талантливого и добросовестного автора. Ни в каком другом источнике нельзя также найти таких многочисленных и интересных сведений о жизни окружавшего Карла Великого двора. В литературном отношении «Жизнь Карла» — один из лучших продуктов каролингского Возрождения. Уже во время жизни Э. сочинение его приобрело известность. Еще молодой тогда Луп читал его с восхищением. Валафрид разделил его на главы и снабдил упомянутым выше важным предисловием. В продолжение всего средневековья оно оставалось одной из распространеннейших книг, о чем свидетельствует большое число до наших дней сохранившихся рукописей (свыше 80). Э. составил еще два второстепенных сочинения по церковной истории: «Translatio SS. Marcellni et Petri» (сост. в 830 г.) и «Acta SS. Marcellini et Petri». В них содержатся интересные данные о религиозных настроениях, верованиях и церковных обрядах эпохи Э. Затем он написал еще небольшой богословский трактат «De adoranda cruce» и оставил коллекцию писем (epistolae), интересных для изучения его личности, его друзей и окружающего его общества. Долго ему приписывалось участие в составлении обширного и важного исторического памятника, первостепенного источника для истории времени Карла Великого и его ближайшего преемника: так называемой, большой Лоршской летописи («Annales Laurissenses maiores»). Черты его руки находили в исправленной редакции текста этих аннал, заключающей повествование о годах 741—801, и в продолжении, рассказывающем о годах 801—829. Одно время эти части всего летописного целого и обозначались именем annales Einhardi. Впоследствии по этому поводу поднялась полемика, в которой приняли участие многие историки Германии и Франции (сущность и ход контроверзы изложены у Ваттенбаха (см. ниже). В результате, хотя еще и теперь существуют сторонники мнения о принадлежности Э. указанной части названной хроники, но большинство ученых (и на серьезных основаниях) склонно к отрицанию этой гипотезы и большие Лоршские анналы признаются плодом официально предписанной работы нескольких придворных летописцев (вероятно, клириков императорской капеллы), имевших доступ в государственные архивы; поэтому хроника теперь обыкновенно именуется annales regii.

Литература об Э. довольно обширна; она очень полно указана, равно как и издания его сочинений, с обозначением лучших, у A. Molinier, «Les sources de l’histoire de France» (т. I, П., 1902, стр. 197—200). См. еще W. Wattenbach, «Deutschlands Geschichtsquellen im Mittelalter» (6 изд., т. I, Б., 1893) и ст. С. Bayet: «Eginhard» в XV т. «Grande Encyclopédie» (у обоих богатая библиография).

Ив. Гр.