ЭСБЕ/Эльзас, герцогство

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Эльзас
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Электровозбудительная сила — Эрготинъ. Источник: т. XLa (1904): Электровозбудительная сила — Эрготин, с. 673—680 ( скан ) • Другие источники: ЕЭБЕ 


Эльзас — см. Эльзас-Лотарингия. История. Эльзас и Лотарингия представляли из себя два отдельные герцогства, позднее — две провинции Франции. Историю Лотарингии (см.).

1. Первоначальная история Э. и эпоха римского господства (58 г. до Р. Хр. — 496 г. по Р. X). Первоначально Э. населяли кельтские племена: раурахи на Ю, секваны далее на С и медиоматрики на крайнем С (в Нижнем Э. и частью Лотарингии). Уже в эту эпоху были известны города Augusta Rauracorum, ныне Аугст (близ Базеля), Vesontio (Безансон) и Argentoratum (Страсбург) в стране секванов, Divodurum (Метц) — в стране медиоматриков. Около 100 г. до Р. Хр. начались набеги на Э. неметров, трибоков и других германских племен. В 72 г. до Р. Хр. секваны в своей борьбе с эдуями призвали к себе на помощь Ариовиста, предводителя маркоманов и других германских племен под условием уступки ему значительной части своей земли. После победы над эдуями Ариовист со своими германцами, число которых простиралось до 120000, поселился в стране секванов, то есть в Верхнем Э. и соседних местностях нынешней Франции; с тех пор население Э. стало смешанным кельто-германским. Господство пришельцев скоро стало тяжелым для секванов, и они обратились за помощью к римлянам. В 58 г. до Р. Хр. в Э. проник из Гельвеции Юлий Цезарь и в битве при Фолькенсберге разбил германцев. В 57 г. его полководец Лабиен окончательно установил господство римлян как в Верхнем, так в Нижнем Э. При римлянах Э. входил в состав провинций Maxima Sequanorum и (северная часть) Germania prima. Культура страны быстро поднялась: было основано много значительных городов, в городах возникли фабрики и мастерские, между городами проложены римские дороги. Способы земледелия значительно улучшены; в. III в. по Р. Хр. в Э. введена культура винограда. Кельтская религия друидов частью слилась с религией победителей, которые, по их обыкновению, приняли местных богов в свой пантеон, частью была вытеснена ею. С начала II в. по Р. Хр. в Э. появились проповедники христианства. Епископы Фотин и Ириней, первый в 177 г., второй в 202 г., мученической смертью закрепили распространение христианства. В III в. св. Матерн, апостол Э., основал в Э. много церквей и при них христианских общин и вообще дал стране стройную церковную организацию. В IV в., вместе с торжеством христианства во всей Римской империи, оно укрепилось и в Э.; однако христианами все еще, по преимуществу, были жители городов и других центров, а в более глухих местах и в особенности в горах сохранялось язычество. Романизация распространилась и на язык, местные языки были вытеснены, образовался новый язык, представлявший смесь латинского с местными. В течение более чем двух столетий Э. пользовался относительным миром, но с III и, в особенности, с IV в. он стал подвергаться опустошительным нападениям алеманов. В 355 г. император Юлиан разбил алеманов у г. Цаберна (Tres Tabernae), в 357 г. — близ Страсбурга; на несколько лет это дало спокойствие стране, но после смерти Юлиана набеги алеманов возобновились. В 406 г. вандалы перешли через Рейн и подвергли страшному опустошению всю страну вплоть до Гельвеции; почти все города были сожжены, масса жителей перебита или попала в рабство. Еще губительнее было нашествие гуннов под предводительством Аттилы, который в 451 г. прошел по стране, сжигая города и деревни, топча поля и виноградники, угоняя скот, избивая жителей. Возвращаясь после поражения на Каталаунских полях, он вновь прошел через Э., подвергнув его новому опустошению. Что уцелело от ярости вандалов, то пало жертвой двойного нашествия гуннов; Страсбург был сожжен до тла. Культура страны погибла на многие годы, и вместе с ней была разрушена церковная организация христиан, потерявших большую часть своих церквей; язычество вновь подняло голову. В 496 г. Э. заняли франки, вытеснившие, без большого сопротивления, обессиленных римлян.

2. Господство франков (496—870). Когда после смерти Хлодвига его королевство было разделено между четырьмя его сыновьями (511), Э. вошел в состав Австразии, доставшейся Теодориху I. С 539 г. он обособился в особое герцогство, герцоги которого находились в ленной зависимости от королей Австразии. Тогда же появилось имя Э. (в различных памятниках VI—X в. имя Э. встречается в формах Helisaz, Elisâza; в латинских рукописях жители Э. называются alesaciones или alsaciones; после Х в. устанавливается форма Elsass). В 662 г. герцогство Эльзасское получил Этихо, родственник короля; потомки его, сохранившие на два столетия власть над Э., назывались Этихонами. Во время господства франков народным языком Э. стал один из германских языков, в дальнейшем развитии своем сблизившийся с остальными германскими языками, но, впоследствии, под французским влиянием ставший особым наречием немецкого языка. В VI в. в Э. вновь и окончательно распространилось христианство. В VII—VIII вв. там было основано много монастырей, которые получили от Этихонов значительные земельные владения. Во главе церковной организации стоял епископ страсбургский. При франкских королях в Э. водворился феодализм. При Карле Великом Э. был объединен с другими владениями франкских королей в одно большое государство. По Верденскому договору (843 г.), Э. вместе с Лотарингией и Италией достался императору Лотарю. В 845 г. Лотарь посетил Страсбург и подтвердил вольности эльзасских городов и монастырей. По Мерзенскому договору (870 г.) Э., как и другие говорящие по-немецки области, достался Людовику Немецкому. В договорном акте говорится о двух отдельных графствах, Нордгау (Нижний Э.) и Зундгау (Верхний Э); отдельно упоминаются Страсбург и 10 эльзасских монастырей, стоящих под защитой королевской Власти.

3. Германская эпоха (870—1648). В 873 г. пожар уничтожил архив страсбургского собора. По этому поводу епископ просил короля дать страсбургской церкви новую грамоту. Людовик Немецкий исполнил эту просьбу и в грамоте, имеющей важное значение в истории Э., подтвердил все прежние права епископов и даровал им новые, между прочим право чеканки монеты. Карл Толстый соединил Э. с Лотарингией и Швабией и образовал из них герцогство Алеманию, которое существовало до 1096 г. В 917 и 924 гг. Э. подвергся опустошительным нашествиям мадьярских орд. В 935 г. венгры вновь напали на Э., но были разбиты при Кольмаре гр. Лойтфридом, потомком Этихонов, и удалились, разграбив по пути только Мурбахское аббатство. В 982 г. епископ страсбургский Эрканбольд получил от короля Оттона II право юрисдикции в значительной части Э. Он дал Страсбургу первый дошедший до нашего времени муниципальный статут этого города, составленный на латинском языке; в XIII в. он был переведен на старонемецкий язык. Этот статут, представлявший из себя целый кодекс как административного, так и гражданского и уголовного права, послужил исходной точкой для развития эльзасского законодательства; статуты других эльзасских, а также некоторых лотарингских и швабских городов были составлены по его образцу. После распадения Алеманского герцогства Э. остался соединенным с Швабией, и герцоги швабские носили также титул герцогов эльзасских. Начиная с XII в. в Э., кроме независимых от герцогской власти монастырей, появляется также значительное число имперских сеньерий. Представителями имперской власти в стране были ландграфы и рейхсфехты. Ко времени междуцарствия (1254—1273) относится ожесточенная борьба между епископом страсбургским Вальтером Герольдсеком и эльзасскими городами — Страсбургом, Кольмаром и некоторыми другими. Епископы, охраняя интересы церкви, обременяли горожан тяжелыми поборами и пользовались своим правом юрисдикции в ущерб интересам городов. Между тем, города к этому времени стали значительнее, в них развились ремесла и торговля, и горожане стали стремиться к независимости от епископской власти. Выразителем их интересов и желаний был городской совет, сперва всецело находившийся в руках епископов, но к XIII в. в значительной степени эмансипировавшийся от них. В 1262 г. страсбуржцы восстали против епископа, разрушили его дворец и заставили его бежать из города. Он наложил на город интердикт, соединился с епископом трирским, аббатами мурбахским и санкт-галленским и многими светскими владетелями и с значительным войском двинулся на Страсбург. Страсбуржцы получили поддержку от Кольмара, Мюльгаузена и Базеля, от Рудольфа Габсбургского, владевшего значительными землями в Э., и от некоторых других владетелей. В городах не было, однако, полного единства; рядом с господствовавшей партией, враждебной епископу, существовала другая, отстаивавшая интересы церкви. В Кольмаре ей удалось произвести восстание и изгнать местного шультгейса Рессельмана. В сражении при Обергаусбергене (1262) епископ был на голову разбит и бежал, после чего он скоро умер. Новый епископ заключил с горожанами мир, в силу которого Страсбург перестал быть епископским городом и сделался вольным имперским городом. Победа страсбуржцев над епископом отозвалась и в других городах, не исключая Кольмара; власть монастырей была повсеместно подорвана. В XIV в. цеховая организация в городах все крепла и приобретала все более политической власти. В 1322 г. в Страсбурге после продолжительной борьбы была выбрана комиссия, которая выработала новый кодекс (Strassburger Stadtbuch), заменивший муниципальный статут 982 г. Новый кодекс состоял из 500 законодательных постановлений и являлся, подобно муниципальному статуту 982 г., и конституцией города, и уголовным, гражданским и судебным кодексом. Признавая значение цехов, он сохранял еще значительное преобладание рыцарского элемента, что не соответствовало действительному положению вещей. В силу этого конституция 1322 г. оказалась недолговечной. В 1332 г. произошла революция после кровопролитного сражения на улицах, в котором погибло немало рыцарей. Между враждующими партиями состоялось соглашение: старый городской совет был распущен и на место его поставлен новый, состоявший из 20 советников-горожан (bürgerliche Ratsherren), по одному от каждого цеха, и всего из двух представителей дворянства; во главе совета и города стоял староста (Ammeister), избираемый советом из горожан. Во время этой борьбы горожане были сторонниками императора (Людовика Баварского) и опирались на него, называясь красными; рыцари, искавшие опоры в Габсбургах, назывались черными. Восстания «красных» против господства или влияния «черных» произошли и в других эльзасских городах; новые конституции давали везде перевес цеховому элементу над рыцарским, хотя в подробностях довольно значительно отличались одна от другой; так, напр., городской совет г. Кольмара, в силу конституции 1360 г., состоял из 30 членов, из коих 20 были представителями цехов, а 10 — дворянства. В 1354 г. 10 городов Э. заключили между собой союз городов (декаполис); к нему не пристал только Мюльгаузен, заключивший в 1015 г. союз с Берном и Золотурном и вступивший таким образом в состав Швейцарской конфедерации, из которой он выделился только в 1798 г. В 1348—49 гг. Э. посетила «черная смерть» (чума) и опустошила всю страну, принадлежавшую тогда к числу наиболее густо населенных стран Европы; в одном Страсбурге, по показаниям эльзасского историка Кенигсгофена, погибло 16000 челов., то есть около одной трети тогдашнего населения города. Помимо общего обеднения населения, помимо понижения культуры, это имело непредвиденным последствием сильное антисемитическое движение. Евреев в Э. было довольно много, по преимуществу торговцев. В 1337 г. произошел первый в Э. еврейский погром; образовался отряд из трактирщиков, ремесленников и торговцев, который прошел по значительной части страны, грабя и убивая евреев; число убитых простиралось до 1500 человек. Еще тяжелее был погром 1349 г. Евреи, как утверждали тогда, почти не умирали от черной смерти; если это факт, а не суеверная фантазия их врагов, то он объясняется их более гигиеническим образом жизни. Возникли обвинения их в колдовстве и в отравлении колодцев. В январе 1349 г. состоялся в Бенфельде (в Нижнем Э.) съезд рыцарей и представителей городских советов, постановивший истребить евреев; только депутаты Страсбурга протестовали против этого решения и отрицали какую бы то ни было вину со стороны евреев. В силу состоявшегося решения повсеместно городские власти при помощи народной толпы подвергали аресту массы евреев и сжигали их или убивали иным способом. В самом Страсбурге несочувствие этому образу действий со стороны городского совета вызвало восстание, которое привело к смене состава городского совета и к увеличению в его числе представителей дворянства, настроенного более антисемитски. Новое управление города, исполняя постановление Бенфельдского съезда и желание значительной части горожан, захватило более 2000 евреев и приговорило их к сожжению; остались в живых лишь немногие евреи, которые в виду костра согласились креститься; дети по большей части были насильственно крещены. Ныне существующая в Страсбурге улица Brandgasse своим названием напоминает об этом событии. Вслед за тем евреям было запрещено жить в Страсбурге и других эльзасских городах; это запрещение сохраняло силу до великой французской революции. Император Карл IV, видевший в евреях полезный для страны торговый и денежный элемент, был недоволен как фактом погрома, так и запрещением жительства, но должен был примириться с тем и другим. В 1365 г. французский рыцарь Ангерран де Куси, претендовавший на значительные владения в Э., несправедливо, по его мнению, доставшиеся Габсбургам, и находившийся в близких родственных отношениях с английским королевским домом, собрал в Англии и во Франции войско в 40000 человек, вторгся с ним в Э. и произвел в нем страшное опустошение. В 1375 г. он повторил свое нападение, но был вынужден отступить перед превосходными силами Леопольда, герцога австрийского. Оба набега остались в народной памяти как набеги «диких англичан». В 1439 г. и потом в 1444—45 гг. Э. подвергся двум не менее опустошительным нашествиям шаек Арманьяков (см.); в первый раз ими предводительствовал гр. Арманьяк, во второй раз дофин французский Людовик, впоследствии король Людовик XI. Арманьяки были призваны в Э. императором Фридрихом III, желавшим воспользоваться ими против швейцарцев, но они преследовали свои собственные цели — расширение французских владений и просто грабеж. Их попытка взять Страсбург (весной 1445 г.) не удалась: страсбуржцы мужественно защищались и отбили их от своих стен. Не удалось также их нападение на Мюльгаузен, после которого они должны были удалиться во Францию. Эти бедствия, а также чума, после 1348 г. еще несколько раз посещавшая Э., замедлили рост благосостояния и культуры страны; в 1475 г. в Страсбурге было только 26000 жителей, то есть значительно меньше, чем перед черной смертью; уменьшилось число жителей и в других городах Э. Тем не менее в духовной жизни Германии Э. в XV в., как и ранее, играл довольно видную роль. Еще в XIII в. Э. славился своими миннезингерами: Рейнмар из Гагенау и Готтфрид из Страсбурга приобрели широкую известность. В конце XIV в. священник Яков Кенигсгофен написал на немецком языке хронику: «Aelteste teutsche sowol allgemeine als insonderheit Elsassische und Strassburgische Chronike», напечатанную впервые в 1698 г.; это — ценный литературный памятник, интересный как в литературном отношении, так и в историческом. Первые опыты книгопечатания посредством небольшого ручного пресса были сделаны Гутенбергом в Страсбурге; только позднее он переселился в Майнц. В 1439 г. в Страсбурге была окончена постройка знаменитого собора, одного из замечательнейших памятников средневековой архитектуры. В конце XV в. эльзасский монах Вейссенбург перевел евангелие на немецкий язык. Страсбургским деятелем с 1478 г. и до смерти был знаменитый проповедник Гейлер фон Кайзерсберг (1445—1510), который, несмотря на свой строгий католицизм, вследствие смелости своей критики, направленной против злоупотреблений в церкви, и выдвигания на первый план вопросов морали, может считаться одним из предшественников реформации. В 1450 г. в г. Шлеттштадте (в Нижн. Э.) была основана ставшая весьма известной со времени реформации шлеттштадтская школа, одним из профессоров которой с 1500 по 1528 г. был известный гуманист Вимфелинг. Реформация в городах Э. была встречена сочувственно; вследствие географической и политической близости к Швейцарии она приняла там форму более близкую к учению Цвингли, чем Лютера. В Страсбурге она связана с именами, главным образом, четырех деятелей, бывших там священниками: Матвея Целля (1477—1548), Вольфганга Капито (1478—1541), Мартина Бутцера (1491—1551), Каспара Гедио († 1552). Их проповеди увлекали городскую толпу. В 1529 г. страсбургский городской совет отменил католическую мессу. На Аугсбургском сейме 1530 г. Страсбург, вместе с Констанцем, Меммингеном и Линдау, отказался присоединиться к «Аугсбургском исповеданию» (составленному Меланхтоном) и представил особое так назыв. «Исповедание четырех городов» (Confessio Tetrapolitana), составленное Бутцером и Капито и отклоняющееся от учения Лютера в вопросе о причащении. В 1535 г. Страсбург вступил в Шмалькальденский союз. В 1546 г. он присоединил свои войска к войскам союза, за что, после поражения союза, был принужден уплатить контрибуцию в 30000 гульденов золотом. В 1548 г. его городской совет принял Аугсбургское Interim (см.). Другие города Э. тоже постепенно перешли к реформации, Мюльгаузен — уже в 1523 г., другие — позднее. Но во владениях Габсбургов католицизм стоял прочно; к реформации присоединилось не более четверти населения Э. Сильно затормозила её развитие и крестьянская война. Среди закрепощенного крестьянского населения проявлялось еще с конца XV в. недовольство своим положением; уже тогда среди него, как позднее в Швабии, образовался тайный союз, известный под именем Союза башмака (Bundschuh: знаком союза был крестьянский башмак, в противоположность рыцарскому сапогу). Во главе союза к началу реформации стояли бургомистр шлеттштадтский Ганс Улльман, Яков Гаузер и Николай Циглер. Крестьяне стремились к отмене духовной и светской сениориальной юрисдикции, к уменьшению повинностей, к изгнанию евреев из всей страны, к отмене многих злоупотреблений сеньоров и властей. Им удалось вооружиться и в начале 1525 г. начать восстание сперва на юге, потом и на севере Э. Вскорее значительная часть страны, за исключением городов, была в их руках; многие замки были ими взяты и разграблены; из городов ими был захвачен Цаберн. На подмогу местным владетелям явился Антон, герцог лотарингский. Он осадил Цаберн и склонил крестьян к капитуляции, в силу которой они выдавали оружие, но получали свободный возврат по домам. Когда крестьяне мирно вышли из ворот города, солдаты герцога Лотарингского бросились на них и произвели страшную резню: до 18000 крестьян было убито. Через несколько дней герцог Лотарингский одержал победу над другим отрядом крестьян при Шервейлере (близ Шлеттштадта), в этой битве пало до 10000 крестьян. Крестьянское движение было подавлено и крепостное право восстановлено в прежнем виде. — После реформации значительно развилась духовная жизнь в городах Э., особенно в Страсбурге В 30-х гг. XVI в., под влиянием городского советника Иакова Штурма (см.), в Страсбурге было секуляризировано значительное число монастырей, и их имущество употреблено на основание школ и библиотек. В 1538 г. основана в Страсбурге гимназия, сыгравшая видную роль в истории просвещения страны; первым ректором её был известный гуманист Иоганн Штурм (см.). Еще важнее было основание в 1566 г. академии, которая имела право давать академические степени до звания доктора включительно. В первый период тридцатилетней войны Э. был сравнительно мало затронут ею. Граф Мансфельд со своим партизанским отрядом в 1621 и 1622 гг. проник туда, чтобы бороться с католическими рыцарями, но большого значения его набеги не имели. Город Страсбург, несмотря на свой протестантизм, заключил в 1621 г. союз с императором, в награду за что император преобразовал его академию в университет. С 1632 г. для Э. начался очень тяжелый период. В этом году Страсбург заключил союз со шведами и дружески принял шведские войска под командой фельдмаршала Горна. Из Страсбурга Горн начал свой поход по стране, взял оставшиеся верными императору Бенфельд, Шлеттштадт, Кольмар, Гагенау и одержал несколько значительных побед над войсками имперцев. После того, как шведы в 1633 г. заключили союз с Францией, на территорию Э. вступили также войска французские. В 1634 г. шведы удалились. Обе враждующие стороны безжалостно опустошали страну в течение нескольких лет. К 1636 г. несколько сот городских и деревенских поселений были разрушены до основания, так что многие из них впоследствии не были восстановлены; трупы убитых и умерших валялись в домах и по дорогам не убранными; всевозможные эпидемии и эпизоотии уносили массу людей и скота; поля были потоптаны или даже не засеяны. В стране господствовала страшная дороговизна и нужда; пищей не редко служил не только скот, умерший от эпизоотий, но даже человеческие трупы; волки и лисицы забегали в города и смело нападали на людей. В следующие годы положение вещей стало несколько лучше. На помощь французам в Э. явился герцог Веймарский Бернгард. Имперцы были подавлены, и победители начали понемногу восстанавливать порядок (см. Тридцатилетняя война). Бернгард сделал попытку создать для себя из Э. самостоятельное княжество под суверенитетом Франции, но в 1639 г. он внезапно умер, быть может, от отравы. После этого единственными господами Э. остались французы, и фактически Э. вошел в состав французского королевства. По Вестфальскому миру 1648 г., дом Габсбургов за 3000000 ливров, которые должен был выплатить впоследствии Э., уступил все свои права на Э. французской короне, с тем, однако, чтобы была сохранена связь Э. с Германской империей; французская корона подтвердила все права и вольности эльзасского рыцарства. Страсбург и десять других городов сохранили самостоятельность и положение имперских городов. Они по-прежнему приносили присягу на верность императору. Епископ страсбургский, аббаты эльзасских монастырей, город Страсбург, местные графские фамилии, имперские города сохранили место и голос в германском рейхстаге. Таким образом для Э. было создано двойственное положение французской провинции и члена Германской империи.

4. Э. под властью Франции (1648—1871). Людовик XIV считал необходимым покровительствовать католикам; поэтому страсбургский и некоторые другие соборы были им возвращены. До отмены Нантского эдикта предписания Вестфальского мира о религиозной свободе все же соблюдались, и даже после его отмены религиозные преследования и стеснения в Э. не были особенно сильны. Таким образом, протестантизм и католицизм сохранили в Э. приблизительно те самые позиции, которые они занимали до Вестфальского мира. В других отношениях переход Э. к Франции не сразу произвел существенные изменения во внутреннем строе. Феодальные порядки сохранились вполне. Старинные конституции городов, с их почти полной независимостью от центральной власти, с их цеховым строем, были признаны Францией. Королевская власть Франция недолго, однако, могла терпеть местную независимость и свободу. Вопреки условиям Вестфальского мира, Людовик XIV в 1674 г. занял своими войсками 10 эльзасских имперских городов и отменил их конституции. В 1681 г. он придвинул войско к стенам Страсбурга; испуганный страсбургский городской совет поспешил, вопреки присяге на верность императору (о которой напоминали некоторые его члены), принести присягу на верность королю и отказаться от своей конституции. Людовик сохранил городу его протестантский университет, его гимназию, его цеховой строй, его доходы, а в известных пределах — и его муниципальное устройство, но юрисдикция города была значительно сужена и в административном отношении город объединен с остальным Э. В Страсбурге была построена крепость. Управление Э., который отныне представлял одну цельную провинцию (только без Мюльгаузена), сосредоточивалось в руках двух главных чиновников — бальи и интенданта; во главе каждого города стоял назначаемый короной претор, с правом голоса в городском совете. Высшая судебная власть была сосредоточена в королевском суде, находившемся сперва в Брейзахе (на правом берегу Рейна), а после потери Брейзаха Францией по Рисвикскому миру (1697) — в Кольмаре. Судопроизводство в большей части низших судов по-прежнему велось на немецком языке, но в королевском суде был обязателен язык французский, который был чужд большинству населения. Стремление офранцузить население было заметно и в других мероприятиях: так, в 1685 г. интендант Э. запретил горожанам ходить в немецком костюме и предписал французский покрой платья; это предписание исполнялось в течение нескольких лет, но затем постепенно было забыто, хотя до революции формально отменено не было. Рядом с этими мелочными предписаниями, которые, не достигая своей цели, могли только возбуждать население против Франции, принимались меры, содействовавшие развитию благосостояния страны и потому закреплявшие её связь с Францией. Значительная часть внутренних таможен была отменена (1680), но таможенная граница между самой Францией и Э. была сохранена. Был принят целый ряд мер для поощрения земледелия, виноделия, табаководства (культура табака введена в Э. в 1620 г.) и скотоводства; проложено много хороших дорог, улучшена почта, основано много учебных заведений. После тридцатилетней войны Э. сравнительно редко подвергался военным разгромам. В 1651 г. в Э. вторгся герцог Лотарингский. В 1672—79 г. Э. был театром военных действий между Францией, с одной стороны, и Нидерландами, Испанией и империей — с другой; во время военных действий французы по стратегическим соображениям дважды сожгли страсбургский мост через Рейн, хотя Страсбург, не присоединенный еще тогда окончательно к Франции, протестовал против этого, заявляя о своем нейтралитете. В 1673—74 г. маршал Тюренн зимовал с войсками в Э., производя суровые реквизиции. Это заставило Э. вновь пережить очень тяжелый голодный год. В XVIII в. Э. был затронут войнами за испанское и за австрийское наследство. Несмотря на все это, Э. со времени присоединения к Франции пользовался миром более прочным, чем ранее; экономическое благосостояние его поднялось, народное образование сделало значительный шаг вперед. Хотя меры, имевшие целью офранцузить население, и не достигли цели, хотя большая часть эльзасцев по-прежнему говорила особым эльзасским наречием немецкого языка (остальные говорили особым наречием французского), хотя народ в культурном и духовном отношении сохранял тесную и непосредственную связь с Германией, но в политическом отношении большинство эльзасского населения уже до революции чувствовало свою связь с Францией и не стремилось к восстановлению прежнего положения вещей. Еще прочнее закрепила эту связь революция. В генеральные штаты Э. послал 24 представителей, игравших заметную роль. Отмена всех феодальных прав и преимуществ и связанных с ними повинностей в знаменитую августовскую ночь преобразовала весь общественный строй Э., как и всей Франции. Остатки феодализма и крепостного права пали окончательно. Шесть германских князей и два епископа (шпейерский и базельский), у которых оставались владения в Э., подали в национальное собрание протест против нарушения их прав, ссылаясь на постановления Вестфальского мира и на принципы международного права. С 9 октября 1789 г. национальное собрание посвятило этому протесту несколько заседаний, но после горячих дебатов решило оставить его без внимания. Муниципальный закон 1789 г. отменил старый цеховой строй городов и заменил его новым; отныне коммуны управлялись мэрами и советами, избираемыми всеми активными гражданами (то есть плательщиками прямых налогов); зато вмешательство центральной власти в дела коммун стало чуть ли не более постоянным и мелочным, чем ранее. В 1790 г., при введении нового административного деления, Э. составил два департамента: департамент Верхнего Рейна (прежде Зундгау, с 1871 г. Верхний Э.) и департамент Нижнего Рейна (прежде Нордгау, с 1871 г. Нижний Э.). Таможенная линия, отделявшая Эльзас от Франции, была уничтожена. С 1789 г. в Эльзасе играли видную роль политические клубы. В эпоху господства Робеспьера террор распространился и на Э.; его проводил комиссар конвента, эльзасский якобинец Евлогий Шнейдер. Террор подавил всякие внешние проявления недовольства революцией, но вызвал значительную эмиграцию из Э. в Германию. В 1803 г. страсбургский университет был вновь преобразован в академию. Войны революционной и Наполеоновской эпохи не пощадили Э., который несколько раз был театром военных действий и сильно от них страдал (см. Революционные войны и Наполеоновские войны). Из эльзасцев в революционных войнах прославился генерал Клебер. В 1798 г. к Франции был присоединен г. Мюльгаузен. Когда в 1813 г. во всей Германии началось освободительное движение, направленное против Франции, то Эльзаса оно вовсе не затронуло: по народным симпатиям он был уже вполне французским и остался таким даже тогда, когда армии союзников вступили на его территорию. После падения Наполеона Э. в политическом отношении жил общей жизнью с Францией, несмотря на то, что его литература и господствующий в нем язык по-прежнему оставались немецкими. Война 1870 г. вновь затронула Э.; на его территории в первое время стояла армия Мак-Магона и произошли сражения при Вейсенбурге (4 августа 1870 г.) и при Верте (6 августа). После этих сражений Мак-Магон очистил Э., который был оккупирован германской армией и в котором уже 14 августа было установлено немецкое управление. Только в Страсбурге оставался еще французский гарнизон. С 13 авг. началась правильная осада города, длившаяся до 27 сентября. Страшной бомбардировкой 24—27 августа была уничтожена в высшей степени ценная библиотека Страсбурга с 2400 старинных рукописей и 350000 томов, поврежден собор, разрушено множество зданий. На выборах в национальное собрание в феврале 1871 г. Э. послал исключительно сторонников продолжения войны до последней крайности. По Франкфуртскому миру (10 мая 1871 г.) Э., вместе с частью Лотарингии, был уступлен Германии; только Бельфор и несколько других коммун были отделены от Э. и остались за Францией.

5. Э.-Лотарингия как имперская земля. (1871—1904). После присоединения прежних французских департаментов Верхнего Рейна, Нижнего Рейна и Мозеля к Германии они не составили особенного государства, которое входило бы в состав Германской империи, но не вошли также и в состав Пруссии или какого-либо другого государства, а образовали имперскую землю (Reichsland) под именем Э.-Лотарингия, которая являлась как бы провинцией империи. В союзном совете Э.-Лотарингия не имела представителей, но в рейхстаг она посылала депутатов, числом 15, то есть на равном основании с остальной Германией (по 1 на 100000 жит.). Тем же законом 9 июня 1871 г., в силу которого была образована эта имперская земля, диктатура в ней до 1 января 1873 г. (впоследствии этот срок продолжен до 1 января 1874 г.) была вручена императору германскому, действующему по соглашению с союзным советом (следовательно, с правом действовать без согласия рейхстага). В выборах 1871 г. в рейхстаг Э.-Лотарингия не принимала участия, и в течение первого законодательного периода (1871—1874) в рейхстаге, таким образом, не было представителей этой земли. Э.-Лотарингия была организована по образцу прусской провинции; во главе её поставлен обер-президент, назначаемый императором и непосредственно подчиненный имперскому канцлеру. Первым обер-президентом был Эдуард фон-Мёллер (Möller). Э.-Лотарингия, подобно прусским провинциям, была разделена на три округа (Верхний Э., Нижний Э. и Лотарингия), а округа — на уезды. Законом 30 декабря 1871 г. обер-президенту предоставлено право в случае опасности для общественной тишины и спокойствия самостоятельно принимать экстраординарные меры и для приведения их в исполнение прибегать в военной силе (так называемый Dictaturparagraph). Жителям Эльзас-Лотарингии, на основании Франкфуртского мира, было предоставлено право объявить до 1 окт. 1872 г., желают ли они быть французскими или германскими гражданами. 160000 чел. выразили желание остаться французскими гражданами, но выселилось из них только 50000; остальные претендовали на пользование правами иностранцев, главным образом, — свободой от воинской повинности. Германское правительство, не соглашаясь с таким толкованием условий Франкфуртского мира, призывало молодых Э.-лотарингцев к отбытию воинской повинности, чем вызывало в стране сильное недовольство. Для смягчения этого недовольства были приняты некоторые меры; так, в виде вознаграждения за убытки, причиненные войной, были истрачены довольно значительные суммы из французской контрибуции. Почта, телеграф и железные дороги были значительно улучшены. В 1871 г. введено обязательное обучение, ранее в Э.-Лотарингии не существовавшее. В 1872 г. восстановлен страсбургский университет. Вместе с тем, Германия задалась намерением уничтожить всякое французское влияние в Э.-Лотарингии и вполне германизировать её населением. Для этого старались стеснить употребление французского языка; право пользоваться им в своем делопроизводстве сохранили только 311 коммун (из 1697), тогда как в действительности французский язык был господствующим в значительно большем их числе (особенно в Лотарингии). Мэры и другие чиновники смещались, когда обнаруживали в каком-либо отношении французские симпатии. Школьные учителя преследовались крайне сурово, если не вполне сообразовались с желаниями победителей. Право собраний было не только не расширено сравнительно с прежним, но даже сужено; обер-президент, на основании диктатур-параграфа, широко практиковал административную высылку из Э.-Лотарингии; законы о печати сохранены прежние (Наполеона III), и обер-президент часто пользовался ими для преследования некоторых органов печати. Все это усиливало недовольство. Из трех бециркстагов в 1872—73 г. только один мог вступить в исполнение своих обязанностей, ибо в двух других значительная часть членов отказалась принести присягу на верность императору; то же самое произошло в восьми крейстагах. На выборах в рейхстаг 1874 г. вели борьбу, главным образом, две партии: партия протеста (Protestler), которая безусловно протестовала против присоединения Э.-Лотарингии к Германии, и более умеренная партия автономистов, примирявшаяся с присоединением к Германии, как с неизбежным фактом, но отстаивавшая более широкую автономию Э.-Лотарингии. Партия протеста собрала 190000 голосов, партия автономистов — 44000, а все остальные германские партии (национал-либералы и другие) всего 7000. Все 15 избранных депутатов принадлежали к партии протеста. В 1874 г. был создан особый избираемый населением орган для местного законодательства и для определения местного бюджета — Landesausschuss; первоначально он имел значение исключительно совещательного органа при обер-президенте, но в 1877 г. ему даны права законодательного органа, однако значительно меньшие, чем права других провинциальных сеймов. Законом 4 июля 1879 г. было реорганизовано управление Э.-Лотарингии: на место обер-президента, подчиненного канцлеру, поставлен наместник императора (Statthalter), при котором организовано особое Э.-лотарингское министерство. Первым наместником был фельдмаршал Мантейффель (1879—1885); при нем продолжалось и даже усилилось преследование всего французского в Э.-Лотарингии. Коммунальные советы и крейстаги беспрестанно распускались, избранные бургомистры замещались назначенными лицами; была проведена масса процессов о государственной измене; высылка французов и даже немцев практиковалась в широких размерах. В ландесаусшусе совершенно был запрещен французский язык. Результатом этого было то, что совершенно исчезла партия автономистов, усилившаяся было во второй половине 1870-х гг.; партия протеста приняла тогда название «эльзасской партии». После смерти Мантейффеля наместником Э.-Лотарингии был князь Гогенлоэ-Шиллингсфюрст (1885—1894), впоследствии канцлер; он продолжал политику своего предшественника, но в несколько смягченном виде. В 1887 г. было введено требование на Э.-Лотарингской границе с Францией паспортов с обязательной визой германского консульства, что крайне затруднило передвижение через границу. В 1891 г. эту меру, как стеснительную не только для эльзасцев, но и для немцев, едущих из Франции, пришлось отменить. Э.-Лотарингия во время присоединения её к Германии была одной из наиболее густо населенных областей Германии; перед войной на её нынешней территории жило 1579000 чел. В 1871 г. число жителей уменьшилось до 1549000; вследствие эмиграции к 1875 г. число жителей еще понизилось до 1531000; с тех пор началось повышение, но нерегулярное, с временными понижениями и, в общем, весьма медленное, сравнительно с размножением населения в остальной Германии. — Начиная с 1890-х гг. рейхстаг несколько раз высказывался за отмену диктатура-параграфа, но эта мера не находила поддержки в союзном совете. Тем не менее, совместная жизнь с Германией заставила население Э.-Лотарингии примириться с существующим фактом. Начиная с 1890 г. политические выборы в рейхстаг явственно говорят об упадке эльзасской партии. На выборах 1903 г. за нее подано только 102000 голосов из общего числа 282000, то есть 36 %; из 15 депутатов только 7 отныне принадлежат к эльзасской партии. Дух протеста, оставшийся в народе, направился в другую сторону: на тех же выборах 1903 г. 68000 голосов, то есть 24 %, подано за партию социал-демократическую. Вообще социал-демократы немало содействовали германизации Э.-лотарингского населения. Из остальных 40 % около половины голосов (18 %) были поданы за партии консервативную и национал-либеральную: это либо новые элементы населения, пришедшие из Германии (чиновники, отчасти купцы), либо (в небольшой части) элементы, совершенно примирившиеся не только с фактом присоединения Э:-Лотарингии к Германии, но и вообще с её положением. 10 % голосов поданы за свободомыслящих и демократов, 7 % за центр. В 1894 г. наместником Э.-Лотарингии назначен князь Герман Гогенлоэ-Лангенбург. Его политика носила характер до некоторой степени примирительный. При нем реформирована система податей. Вслед за распространением на территорию Э.-Лотарингии нового, общегерманского гражданского кодекса (1900), был издан новый закон о печати, соответствующий общегерманскому и впервые создавший в Э.-Лотарингии действительную свободу печати. В 1902 г. император Вильгельм II при посещении Э.-Лотарингии объявил, что он согласен на отмену диктатур-параграфа, которая вслед затем была принята союзным советом и рейхстагом (9 июня 1902); с тех пор Э.-Лотарингия находится под действием общего права. В том же 1902 г. рейхстаг постановил отменить имущественный ценз для права участия в выборах в Эльзас-лотарингский ландесаусшус, другими словами — ввести в Э.-Лотарингии всеобщее избирательное право, но союзный совет отказал в своей санкции. В том же 1902 г. в страсбургском университет рядом с старинным протестантским теологическим факультетом был учрежден католический богословский факультет, что было тоже уступкой эльзасцам. См. J. D. Schopflin, «Alsatia illustrata» (Кольмар, 1751—1761); Strobel und Engelmann, «Vaterländische Geschichte dos Elsass» (Страсбург, 1840—49); Spach, «Histoire de la basse Alsace et de la ville de Strasbourg» (Страсбург, 1860); «Moderne Kulturzustände im Elsass» (Страсбург, 1863—71); О. Lorenz und W. Scherer, «Geschichte des Elsasses» (3 изд., Берл., 1885); L. G. Glöckler, «Das Elsass. Kurze Darstellung seiner politischen Geschichte» (Фрейбург, 1876, в сильно клерикальном и германофобскому духе); J. Rathgeber, «Elsässische Geschichtsbilder aus der Revolutionszeit» (Базель, 1886); его же, «Die Geschichte des Elsass» (2 изд., Страсб., 1882); Mitscher, «E. L. unter deutscher Verwaltung» (Берл., 1875); Du Prel, «Die deutsche Verwaltung im Elsass 1870—79» (Страсб.. 1879,1-й вып.; следующие не выходили); Weltmann, «Gesch. d. deutschen Kunst im Elsass» (Лпц., 1875); Schmidt, «Histoire littéraire de l’Alsace» (П:, 1879); Petersen, «Das Deutschtum in Elsass» (Мюнхен, 1902); A. Schricker, «Elsass-Lothringen im Reichstag» (Страсб., 1873); Gust. Schmoller, «Strasshurgs Blüthe und die volkswirtschaftliche Revolution im XIII Jahrh.» (Страсб., 1875); его же, «Strassburg zur Zeit der Zünftkämpfe» (Стр., 1875); H. Зибер, «Общинно-поземельные отношения крестьян Эльзаса в средние века» («Собрание Сочинений Зибера», т. 1, СПб., 1900).

В. В—в.