ЭСБЕ/Эмиссионные банки

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭСБЕ
Перейти к навигации Перейти к поиску

Эмиссионные банки
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Электровозбудительная сила — Эрготинъ. Источник: т. XLa (1904): Электровозбудительная сила — Эрготин, с. 765—769 ( скан ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные

Эмиссионные банки — учреждения краткосрочного кредита, занимающиеся выпуском или, технически, эмиссией банковых билетов (банкнот), соответствующих нашим кредитным билетам. Система обеспечения безостановочного размена банкнот, в связи с мероприятиями, направленными к ограждению общественного хозяйства от последствий чрезмерных выпусков, составляет задачу законодательного вмешательства. Пути, по которым шли в этом вопросе отдельные законодательства, были неодинаковы; образовалось несколько друг от друга отличных систем ограничения и обеспечения банкнотной операции. Главные из них — система обеспечения размена (германская и североамериканская) и система пресечения чрезмерных выпусков (английская и французская).

Германская система или система так называемого частичного покрытия состоит в требовании, чтобы выпущенные банкноты имели, по крайней мере в одной третьей части, покрытие кассовой наличностью, а в остальной части — краткосрочными векселями. Это ограничение носит безусловный характер; германский имперский банк ни в каком случае не в праве переступать его. Второе ограничение заключается в определении суммы, далее которой банк в праве делать непокрытые выпуски только под условием уплаты 5%-ного налога (система так называемого косвенного контингентирования, в отличие от английского безусловного контингентирования). Имея свои неудобства и страдая в некоторых случаях механичностью, германская система выступает, в несколько смягченном виде, в том случае, когда правительство (Нидерланды. Бельгия) оставляет за собой право в зависимости от обстоятельств понижать норму требуемого покрытия. Вследствие введенных законом 1875 г. стеснений многие банки в Германии отказались от производства эмиссионных операций. В первый год действия германского имперского банка (1876 г.) средняя сумма обращения банкнот упала до 921 миллиона, из которых 684,4 млн приходились на долю имперского банка, а 237 млн на все остальные. Выпуски последних, по мере сокращения их числа с 32 до 7, упали в последние годы до 180 миллионов. Минимальная купюра банкноты германского имперского банка не должна быть ниже 100 марок (германские банкноты не следует смешивать с так называемыми Reichs Kassenscheine — государственными кредитными билетами, выпускаемыми Э. банками в Германии, достоинством в 520 и 50 марок и размениваемыми, по предъявлении, на монету; общее количество таких бумажных денег не должно превышать 120 млн марок).

Североамериканская система, созданная законами 1863—1864 и 1875 гг., представляет собой ту же систему частичного покрытия, как и германская, с той разницей, что к требованию звонкой наличности в размере определенной доли всего выпущенного в обращение количества банкнот (25% в центральных пунктах и 15% в остальных местах) присоединяются: 1) требование залога в форме государственных бон (unions bons), который 90% своей биржевой или номинальной цены (смотря по тому, которая из этих цен ниже) покрывал бы предполагаемый выпуск банкнот, и 2) требование, чтобы общая сумма выпущенных банкнот не выходила за пределы 90—95% складочного капитала (если он составляет от 1/2 млн. до 3 млн долларов) и 60%, если он превышает 3 миллиона долларов. Эта система вызвала подражание в Швейцарии, где, по закону 1881 г., банкноты должны иметь покрытие: в 2/5 суммы обращения (которая не должна превышать двойной суммы складочного капитала) — звонкую наличность, а в остальных 3/5 — либо гарантию кантона, либо представленные в залог ценные бумаги, либо, наконец, учтенные векселя.

Английская система определяется в настоящее время банковым актом Роберта Пиля, введенным в 1844 г., и заключается в безусловном (непосредственном) контингентировании непокрытых звонкой наличностью банковых билетов, устанавливая предельную сумму, на которую они могут быть выпускаемы в обращение без металлического покрытия, и требуя, чтобы каждый выпускаемый сверх этой суммы банковый билет был покрыт звонкой наличностью сполна. Размен банкнот на звонкую монету, в случае заявления об этом требований, производится из металлического фонда; по мере сокращения этого фонда уменьшается количество банкнот, которые могут быть выпущены в обращение, а следовательно, и резервный их фонд. Этот резервный фонд может быть пополняем передачей в эмиссионное отделение золота, под обеспечение коего усиливается выпуск банкнот на соответствующую сумму. При значительном сокращении фонда и невозможности пополнить его указанным порядком, банк прибегает к возвышенно учетного процента, а в крайнем случае, — приостанавливает действие банкового акта. Деятельность английского банка не распространяется на Шотландию и Ирландию, где есть свои эмиссионные банки. В Шотландии имеются в настоящее время 10 Э. банков, с 949 отделениями, в Ирландии 6 таких же банков, с 353 отделениями. В общем результате, с 1887-го года право выпуска банкнот принадлежало в Великобритании 162 учреждениям, из коих 146 в Англии с Валлисом, 10 — в Шотландии и 6 — в Ирландии. Количество банкнот, которые эти учреждения могут выпускать без металлического покрытия 30,6 миллионов фунт. стерл., из коих 16,2 млн фунт. стерл. приходятся на английский банк. По числу народонаселения это обращение составляет около 1 фн. стерл. (около 26 франков) на человека, тогда как во Франции находящиеся в обращении банкноты составляют в среднем 75 франков на человека.

Французская система характеризуется тем, что устанавливается максимум банкнотного обращения, а в пределах этого максимума французскому банку предоставляется полная свобода действий. При учреждении своем в 1800 г. он Э. привилегией не пользовался и получил ее лишь в 1803 г. по отношению к Парижу, сроком на 15 лет. В 1810 г. она была распространена на все города, в коих банк имел свои отделения. Срок привилегии, истекавший в 1818 г., был продолжаем в 1843, 1867 и 1897 гг. Вместе с тем ограничивалась деятельность частных Э. банков в департаментах. В 1803 г. постановлено, что учреждение таких банков дозволяется не иначе как с разрешения правительства, а в начале 1848 г. оно поставлено в зависимость от разрешения законодательной власти. В том же году департаментские банки слились с национальным банком, который и остался, таким образом, единственным Э. банком Франции. Выпуск им банкнот не ограничен какой-либо правительственной регламентацией, завися всецело от администрации банка. Требование металлического обеспечения в каком-либо определенном отношении к количеству находящихся в обращении банкнот не существует. Единственное ограничение Э. операции заключалось в том, что в эпохи политических катастроф устанавливались предельные нормы выпусков. В настоящее время существует предположение об увеличении этой нормы с 3½ до 4 миллиардов франков.

В Италии банковым билетам (банкнотам) присвояется легальный курс там, где банки, выпустившие их, имеют разменную кассу.

Испанскому банку законом 1 июля 1891 г. предоставлено право выпускать банкноты до суммы в 1500 млн песет, с обязательством иметь в своей кассе металлический фонд на 1/3 находящихся в обращении банкнот, в слитках и монете, причем наполовину фонд должен заключаться в золоте. Самые банкноты должны быть достоинством не ниже 25 песет. Привилегия банка истекает в 1921 г. Взамен предоставленных банку преимуществ, он обязался ссудить государственному казначейству 150 млн песет без процентов. Не имев возможности выдать эту ссуду из собственных средств, он должен был прибегнуть к заграничному займу, продолжая увеличивать выпуск банкнот. Вообще издание закона 1891 г., коим расширены были Э. операции банка, отразилось неблагоприятно на курсе банкнот, терявших в начале при переводах на франки всего около 2%, а к концу прошлого столетия — от 15 до 18%.

Начала, положенные в основу английской системы, нашли применение и в некоторых континентальных законодательствах (Австро-Венгрии, Дании, Норвегии и Швеции).

В России Э. операция сосредоточена в центральном казенном кредитном учреждении — государственном банке, который один выпускает кредитные билеты, регулируя таким образом денежное обращение страны. Бумажные деньги были введены в России указом 29 декабря 1768 г о выпуске ассигнаций. Екатерина II руководствовалась убеждением, что выпуск ассигнаций может дать народному хозяйству такое орудие обращения, которое во многих случаях может доставить больше удобств, нежели монета. Были учреждены сначала два ассигнационных банка в Петербурге и Москве для размена самых ассигнаций на монету, а затем — и конторы этих банков в других пунктах (Твери, Пскове, Новгороде), для тех же целей размена. Увлекшись успехом выпуска ассигнаций, которые вначале стояли на одном уровне (па́ри) с монетой, правительство уже в 1786 г. выпустило таких ассигнаций на 60 млн руб., из коих 33 млн были предназначены для ссуд дворянству и городам, а остальные пошли на нужды правительства. Увеличив означенным выпуском с лишком на 25% сумму находившихся в обороте денег и боясь чрезмерных выпусков, Екатерина II постановила, что сумма ассигнаций никогда не должна превышать 100 млн руб. Постановление это оказалось неисполнимым: к концу её царствования сумма их в обращении достигла 150 млн, а в 1799 г. — 210 млн руб. Войны с Наполеоном сделали неизбежным увеличение внутренних долгов, среди коих около 580 млн составляли ассигнации (в 1812 г. бумажный рубль стоил 23½ коп. серебром). Канкрин направил все внимание на восстановление ценности бумажных денег, хотя и раньше были безуспешно принимаемы меры против обесценения ассигнаций. В 1812 г. ассигнации были сделаны всеобщим платежным средством по их биржевому курсу и им было дано свойство бумажных денег. Ценность бумажных денег была восстановлена в период времени 1839—43 гг.: 1 июля 1839 г. серебряный рубль снова был сделан главным платежным средством и было установлено его отношением к ассигнационному рублю, как 1:3½. Постепенно ассигнации были извлечены из обращения и заменены по курсу государственными кредитными билетами, которых до 1848 г. было выпущено на сумму около 230 млн руб. и которые обеспечивались всем достоянием государства; постоянный их размен должен был быть поддерживаем металлическим фондом, составлявшим приблизительно 1/6 всего выпущенного их количества. Крымская война вызвала новые выпуски бумажных денег, сумма которых достигла в 1857 г. 700 миллионов рублей. Для поднятия их цены в 1858 г. было уничтожено кредитных билетов на 60 млн руб., а в 1862—1863 гг. государственный банк сделал попытку уменьшить лаж возобновлением размена, но истощил свой металлический фонд, не достигнув цели. По вычислениям Гольдмана, банк уничтожил кредитных билетов только на 45 млн руб., а вся операция, принимая в расчет сделанный для этого за границей заем, стоило государству 107 миллионов. Последняя русско-турецкая война, при неполноценности наших бумажных денег, нанесла им дальнейший чувствительный удар. Сохраняя еще около этого времени стоимость около 85% своей нарицательной цены, они испытали дальнейшее довольно быстрое обесценение, вследствие выпуска перед войной новых 400 миллионов руб. В 1878 г. кредитных билетов было в обращении на 1200 млн руб.; лаж превышал 40%. С целью изъять из обращения излишние бумажные деньги, Высочайшим указом от 1 января 1881 г. повелено государственному казначейству вносить в государственный банк по 50 млн р. в год для погашения 400 млн руб. кредитных билетов. Первые 30 млн были сожжены в 1883 г.; в 1884 г. было вновь сожжено билетов на такую же сумму. К началу 1891 г сумма кредитных билетов уменьшилась до 907 млн руб., но в 1891 г. было опять несколько выпусков, которые довели сумму бумажных денег до 1054 млн руб. К 1 января 1893 г. она возросла до 1196295384 руб. По закону 29 авг. 1897 г. кредитные билеты выпускаются государственным банком в размере, строго ограниченном настоятельными потребностями денежного обращения, под обеспечение золота. Сумма золота, обеспечивающая кредитные билеты, должна быть не менее половины общей суммы выпущенных в обращение кредитных билетов, когда последняя не превышает 630 млн. Кредитные билеты, находящиеся в обращении свыше этой нормы, должны быть обеспечены золотом, по крайней мере, рубль за рубль, так, чтобы каждым 15 руб. в кредитных билетах соответствовало обеспечение золотом на сумму не менее одного империала. Каковы гарантии эмиссионной операции государственного банка в этом направлении — неизвестно; но, судя по официальным сведениям, со времени установления нормы в 600 млн руб. государственный банк всего два раза выпустил сверх нормы кредитных билетов: в августе 1903 г. — на 25 млн руб., которые вслед затем, по миновании в них надобности, были извлечены из обращения и уничтожены, и 31 января 1904 г. — на 50 млн руб., что было вызвано событиями на Востоке. Сам закон, изменивший эмиссионную операцию государственного банка, действует так недавно, что для суждения о его целесообразности и долговечности еще нет данных. Не имеется данных для уверенности в безостановочном размене кредитных билетов в будущем, не только при каких-либо внешних чрезвычайных событиях и усложнениях, но и при наличности других причин, могущих вызвать усиленный отлив золота (платежи за границей больших сумм по займам, сравнительная ограниченность добычи золота в России, колебания в международном расчетном балансе и пр.). С отрицательной стороны реформа эта сказалась уже в 1899 г., когда потерпели крушение многие обширные предприятия и целый ряд данных свидетельствовал о том, что запас денежных знаков уменьшился в России несоответственно потребностям оборота. С одной стороны, экономическая политика была направлена, главным образом, на то, чтобы посредством высоких таможенных пошлин развить разные отрасли туземной промышленности, чему должно соответствовать и увеличение запаса денег в хозяйстве, а, с другой стороны, денежная реформа препятствовала этому увеличению, низведя сумму денег с 17 руб. на 1 жителя России (в 1892 г.) до 10 руб. на жителя в настоящее время.

Из-за своего важного влияния на общественное хозяйство эмиссионные банки не могут пользоваться широкой свободой возникновения и функционирования. По своим функциям банкноты приближаются к деньгам гораздо ближе, чем другие кредитные знаки, они имеют самую тесную связь с разменными бумажными деньгами, в особенности когда они снабжены принудительным курсом (Голландия и, еще очень недавно, Австрия и Россия). Потеря банкноты равносильна для владельца потере денег, чего нельзя сказать о потере, напр., векселя, чека и т. п. Ввиду чрезвычайной обращаемости банкнот, становящихся средством платежа, следует считать выпуск их делом не частным, а государственным. Выпуская банкноты, банк открывает кредит, приносящий пользу как ему, в виде процентов, так и небольшому кругу его должников, преимущественно из крупных промышленников и торговцев; огромная масса населения не извлекает выгод из этого выпуска. Выпущенные банкноты, имея всеобщее распространение, являются всеобщим платежным средством. Таким образом, потребность общества в платежном средстве удовлетворяется лишь в той мере, насколько велики размеры кредита, открываемого банками, то есть насколько они выпускают банкнот. Поэтому в хозяйстве могут быть колебания вследствие излишка банкнот как орудия обращения или их недостатка. Необходимо, чтобы орудия обращения доставлялись только государственной властью, которая может выпускать разменные бумажные деньги, но не для удовлетворения финансовых надобностей, вместо займов, и не в видах ссуды, а исключительно тогда и в такой мере, в какой это необходимо для увеличения орудий обращения, хотя бы и трудно было уловить те признаки, когда это оказывается нужным. — В более узком и специальном смысле под Э. банками разумеют такие кредитные учреждения, которые выступают в качестве, так сказать, оборудователей крупных финансовых и капиталистических начинаний. Эта обширная группа банковых операций обнимает: 1) реализацию государственных, земских, городских, акционерно-паевых и всяких вообще облигационных займов; 2) реализацию конверсий; 3) посредничество в деле увеличения складочного капитала той или другой компании; 4) учредительство, в форме превращения единоличного или товарищеского предприятия в акционерное (Umwandlungsgeschäft), слияния (фузионирования) или раздробления предприятий и т. п.; и 5) учредительство в форме основания новых предприятий. Услугами Э. банков (в смысле выпуска — эмиссии — соответственных ценностей) охотно пользуются в этом направлении потому, что они располагают обширной клиентурой и, до известной степени, господствуют на денежном рынке, по конъюнктурам которого тщательно определяются банками момент эмиссий, эмиссионный курс (цена) ценностей и другие условия выпуска. Очень часто в этом направлении выступает не один какой-нибудь Э. банк, а так называемый консорциум (синдикат) банков, и притом либо на началах комиссии, либо на началах откупа. В первом случае банки пользуются заранее выговоренным комиссионным вознаграждением, не принимая на себя ответственности за успех подписки, а во втором покупают заем в свою пользу и вступают, таким образом, во все права, заемщика. О юридической стороне таких Э. операций см. Endemann, «Handbuch des deutschen Handels-, See- und Wechselrechts» (III, стр. 869).

Литература. Кроме литературы, указанной под словом Банки, см. еще: Schanz, «Notenoder Zettelbanb» («Wört. d. Volksw.», 11, 317); Model, «Die grosse Berliner Effectenbanken» (Йена, 1897); Obst, «Notenbankwesen in d. verein. Staaten v. America» (Лпц., 1903); Mayer, «Die Emission von Wertpapieren» (Вена, 1900); Thiwissen, «Das Emissiongeschäft» (Крефельд, 1900); «Die Reichsbank. 1876—1900» (юбилейное издание, посвященное 25-летию германского имперского банка); G. Francois, «Les banques démission» (П., 1896); E. Meyer, «Les Banques d’émission suisses» (Лилль, 1901); Гамбаров, «Двадцать пять лет деятельности германского имперского банка» (Рига, 1902); Сергеев, «Русский рубль, его история, экономическое значение и предстоящая реформа» (Одесса, 1896); «Реформа денежного обращения в России» (доклады и прения в III отд. Имп. вол.-экон. общ., стенографический отчет, СПб., 1896); Ю. Филиппов, «Банки» («Словарь юридич. и госуд. наук», т. I); Фельдеш, «Охрана металлических запасов» (1896); Гурьев, «Реформа денежного обращения» (1896); Кашкаров, «Денежное обращение в России» (1898); Эпштейн, «Австрийские бумажные деньги» (1895); Endemann, «Rechtsgutachten in der Banknoten-Frage»; M. Grunwald, «Geschichte d. italienischen Zwangskurses und d. Wiederherstellung der Valuta» (Штуттгарт, 1893); P. Gygax, «Kritische Betrachtungen über das schweizerische Notenbankwesen mit Beziehung auf den Pariser Wechselkurs» (Цюрих, 1901); «Protokoll über die Verhandlungen der engeren Expertenkommission betr. d. Gesetz über d. Errichtung einer centralen Notenbank» (Берн, 1899); «Protokoll d. Verhandlungen d. Kommission d. Nationalates f. d. Bundesgesetz über d. Errichtung einer centralen Notenbank» (Берн, 1899); F. Wuhrmann, «Kritische Beleuchtung Revision des Bundesges. über d. Ausg. u Emlös. von Banknoten» (Цюрих. 1890), G. Bunzel, «Das moderne Geld- und Creditwesen» («Zeitschrift f. Volkswirtschaft, Socialpolitik und Verwaltung», t. VII, Вена, 1898); «Gutachten über die Fortführung der Valutareform in Oesterreich, gesammelt und herausgegeben von der Gesellschaft oesterreichischer Volkswirte in Wien» (Вена, 1896), Charles F. Dunbar, «Chapters on the Theory and History of Banking» (Нью-Йорк и Лондон, 1893), L. С. Probyn, «Indian Coinage and Currency» (Л, 1897); Charles A. Conant, «A history of modern banks of issue» Нью-Йорк и Л, 1896; очень ценно по данным, касающимся вне европейских банков); Kanju Kiga «Das Bankwesen Japans» (Лпц., 1904; указана литература по банковому делу и денежному обращению в Японии); Landmann, «La question des banques d’émission en Suisse» («Revue d’économie politique», № 12, 1903, 17-й г. изд.). О бельгийском законе 26 марта 1900 г. относительно бельгийского национального банка см. «Zeitschrift für das gesammte Handelsrecht von Goldschmidt-Laband», т. 54, N. F. 39, стр. 581.