ЭСБЕ/Эскимосы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Эскимосы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Эрдан — Яйценошение. Источник: т. XLI (1904): Эрдан — Яйценошение, с. 59—62 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Эскимосы (европейское искажение индейского слова eskimatsic или askimeg, означающего «употребляющие сырое мясо»; сами Э. называют себя просто innuit, т. е. люди) — типичнейшее арктическое племя, разбросанное на огромной территории по всему полярному побережью материка Северной Америки от Лабрадора до Аляски. Самый северный пункт их распространения — возле форта Конджера в Гренландии, под 81°44′ северной широты, самый южный — у Гамильтона (55° северной широты) на Лабрадоре. Их делят на 1) гренландских, из которых одни, живущие под датским управлением, значительно цивилизовались; наоборот, гренландцы крайнего севера, ныне почти вымершие, самое первобытное по своей культуре племя Э.; 2) лабрадорских, наиболее цивилизованных; 3) центральных, занимающих морское побережье от Гудзонова залива до острова Бартера; 4) западных, простирающихся от этого последнего до Берингова пролива, и 5) азиатских (намолло или ю-ите). Последние, судя по заброшенным становищам, исследованным Врангелем и Норденшельдом, некогда занимали все побережье Чукотской территории; в настоящее время встречаются лишь отдельными становищами на берегах и островах Берингова моря. К западным Э. причисляют и алеутов, родственных Э. по языку, но несколько отличных от них по типу (короткоголовы) и некоторым особенностям в нравах и обычаях; большинство из них значительно обрусело.

Все эти племена, несмотря на свою разбросанность по огромной территории и полное отсутствие сообщения между более или менее отдаленными пунктами, обнаруживают поразительную общность не только в языке и культуре, но и в соматических особенностях. В этнологическом отношении Э. представляют величайший интерес. Происхождение их и расовое положение по отношению к другим народам составляет предмет живейшего, не разрешенного еще спора. Приближаясь в лингвистическом отношении к народам американским, по культуре — к азиатским гиперборейцам, по чертам лица — к монголам, они по строению черепа, резко длинному и высокому, решительно отличаются как от азиатских монголов, несомненно короткоголовых, так и от всех почти американских племен, принадлежащих скорее к средне- и короткоголовым типам. Единственные из племен американского материка, с которыми по строению черепа Э. более всего сближаются — такие же окраинные народы Южной Америки: огнеземельцы, тегуельчи, ботокуды. Доисторическая археология бросает свет на этот поразительный факт. Черепа неолитического периода обнаруживают присутствие обоих типов, как длинно-, так и короткоголового, между тем как ископаемые остатки наиболее древнего, палеолитического периода, найденные в Южной Бразилии и Аргентине, обнаруживают только один тип — длинноголовый; иначе говоря, первобытным населением всего Американского континента была раса длинноголовая. Отсюда явствует, что Э. — остатки древнейшего, самого первобытного населения Америки. Одни, как Топинар, представитель полигенистов, полагают, что вторгшаяся через Берингов пролив в неолитический период раса короткоголовых азиатов оттеснила более стойкую часть длинноголовых на окраины северной и южной частей Американского материка, образовав с остальными расу среднеголовых; другие, как моногенист Кин (Keane), думают, что длинноголовая раса еще в палеолитический период пришла в Америку из Европы через Гренландию и впоследствии была вытеснена монголами, явившимися через Берингов пролив. Оба мнения сходятся на том, что Э. — древнейшее население Америки. Вирхов, Энгель, Латер и др. полагают, что форма черепа Э. могла явиться результатом образа жизни, а именно исключительного употребления мясной пищи в сыром виде; оно требует напряжения жевательных мышц. Рост Э. — ниже среднего (1,62 м), в частности у лабрадорских и гренландских Э. = 1,58 м, а на Южной Аляске = 1,66 м. Кожа темная, буровато-желтая; волосы интенсивно черные, толстые, гладкие и прямые; растительность на лице скудная. Нос, особенно у мужчин, резко сплющенный. Глаза блестящие, черные, с характерно узким разрезом и типичной монгольской складкой. Лицо широкое, что обуславливается выдающимися скуловыми костями. Губы большие и толстые. Весь ансамбль лица — монгольский. Монгольские черты заметны и в пропорциях строения тела. В сравнении с низким ростом, голова большая, туловище длинное, конечности короткие. Форма черепа типично длинноголовая, особенно у менее смешанных гренландских и центральных Э.: у центральных Э. — 70—72, у гренландских — 76,8, но на Аляске — 79. «Черепа высокие, необычайно длинные и узкие, с ладьевидной формой черепной крышки» (Вирхов о лабрадорских Э.).

Образ жизни самых даже наиболее отдаленных друг от друга племен более или менее тождествен, под влиянием общих арктических условий их территории. Растительный мир скуден и едва доставляет несколько сортов мхов, корней и ягод, служащих скорее приправой, чем настоящими пищевыми продуктами. Важную роль играет олень, охота за которым возможна только в короткие летние месяцы; он снабжает Э. ценными теплыми шкурами для одежды, дающими ему возможность с успехом бороться с арктическими стужами. Истинным кормильцем эскимосов является море, с его несметными стаями тюленей, моржей, китообразных, столь же несметными массами рыбы, главным образом лососевых, которые со вскрытием рек устремляются в море. Морские млекопитающие, особенно тюлени, удовлетворяют почти всем потребностям Э. Мясо их — основной пищевой продукт, шкуры идут на одежды, жир отчасти в пищу, отчасти на отопление и освещение; даже кишки, пузырь и желудок утилизируются как материал для непромокаемой одежды, а кости в местах, где мало сплавного леса, идут на постройки и всевозможные изделия. В связи с этими условиями существования поселения Э. расположены исключительно на морском побережье; в глубь страны Э. никогда не удаляются далее нескольких десятков верст. Кочевания Э. связаны с миграцией животных, служащих главным источником их существования, и носят более или менее правильный характер.

Культура Э. при всей ее внешней примитивности (орудия из кости и камня), сближающей ее с культурой человека неолитического периода, при данных условиях среды и борьбы за существование представляет образец приспособляемости и изобретательности. Западные Э., при отсутствии леса и костей, умудряются строить куполообразные жилища из снежных глыб, причем даже дверь и нары для сиденья и спанья делаются из того же материала. Вместо окон — глыбы льда; вместо костра на очаге — каменная лампа с ворванью и фитилем из мха. Стены обвешаны шкурами, ими же прикрыты нары, и в таких жилищах так тепло, что обитатели часто сидят в них голыми. В других местах стены дома складываются из камней, остов крыши — из китовых ребер и шестов, обвешанных шкурами; окна — из прозрачных кишок и пузырей морских животных. Восточные Э. строят землянки, подземная часть которых составлена из костей или деревянных шестов, крытых шкурами, землей и дерном. Кроме жилищ обыкновенных, чаще всего для одной семьи, реже для 2-х или 3-х, строят иногда огромные дома для собраний и празднеств целого селения. Летние жилища — конические шалаши, крытые шкурами. Туземное оружие — не считая огнестрельного, сравнительно недавно и не везде введенного, — состоит из сложного лука, так называемого американского типа, в средней части дугообразно выгнутого; стрел с наконечниками костяными или каменными, реже железными, оправленными медью; метательной дощечки с длинными стрелами; копий и, наконец, гарпунов на длинных древках с подвижными наконечниками, прикрепленными к ремню и отделяющимися от древка после вонзания в тело животного; к ремню привязаны поплавки из пузырей или надутых воздухом цельных шкур тюленей, служащие указателями местонахождения раненого животного и вместе с тем не дающие ему погружаться на дно. Отделка оружия, несмотря на несовершенство орудий обработки, самая тщательная не только в смысле целесообразности, но и изящества. Ножи, топоры и другие орудия, каменные и костяные, — такой же совершенной отделки. Посуда — каменная, костяная (например, из позвонков кита), глиняная, ручной работы. Важную роль играет каменная лампа — неглубокий сосуд вроде плоской тарелки, с продольным выступом посередине для фитиля, наполняемый ворванью; она служит как для освещения, так и для отопления и варки пищи. Средства передвижения: на суше — легкие санки, запряженные собаками, на море — крытые шкурами лодки; те и другие — верх изобретательности и целесообразности. Санки состоят из двух продольных брусков-полозьев, деревянных или костяных, связанных ремнями так, что саням можно придавать любую ширину, с поперечниками поверх них, на которых укладывается груз. Спереди они выгнуты дугообразно для раздвигания снега; сзади, в виде высокой спинки, укреплены оленьи рога вместе с челюстью, служащие ручкой для поднимания саней и местом прикрепления ремня от груза. Лодки двух типов: одна — узкая с плоским дном, состоящая из легкого переплета деревянного или костяного, сплошь обтянутого твердой шкурой моржа (за исключением тесного круглого отверстия для седока, наглухо заделываемого), крайне упругая, совершенно непроницаемая для воды даже в перевернутом виде, управляемая двулопастным веслом — это каяк, мужская охотничья лодка для преследования морских зверей; у западных Э. она делается и двух-, и трехместная (байдара). Другая — умиак — так называемая женская лодка, тоже обшитая по дну и бортам шкурами, но широкая и открытая, для перевозки грузов при кочевках. Лыжи Э. — небольшие эллиптические деревянные обручи с ременным переплетом. Одежда мужчин и женщин очень сходна. Она состоит из меховых широких штанов, плотно входящих в сапоги и завязываемых так, чтобы не пропускать воды, меховой рубашки без ворота, но с капюшоном, и шапки. У женщин штаны и сапоги иногда составляют одно целое; на спине мешок для ношения детей. Одежда, особенно у женщин, украшается крашенными кожаными вышивками, утиными шейками, лисьим и беличьим мехом и т. д. Материалом для одежды служат преимущественно шкуры оленей, затем тюленей, собак, полярных лисиц и птиц. Характерна верхняя непромокаемая одежда из кишок и пузырей млекопитающих, изготовляемая с большим вкусом и изяществом, точно так же, как и одежды из птичьих шкурок. Распространена у Э. татуировка лица и рук, особенно у женщин. Красящим веществом служит сажа. Характерны носовые украшения из колец, стержней пера, бус, осколков раковин; подобные предметы вставляются также в разрезы под нижней губой, иногда в целый ряд, заполняемый пуговицами из раковин и напоминающий второй ряд зубов. Пищу Э. предпочитают вареную, но охотно едят и сырое мясо, особенно в замороженном виде. Любимые кушанья — оленье мясо, кровь, содержимое желудка оленя, головы рыб и т. п. В обиходе Э. играют роль и культурные продукты — оружие, мука, спирт, посуда, получаемые либо от цивилизованных соседей, либо от экипажей китобойных судов в обмен на меха или за личные услуги. Правительство Соединенных Штатов в Аляске в последние годы пыталось поднять благосостояние Э. введением оленеводства, которое издавна существовало на крайнем севере Азии, но совершенно неизвестно в Америке.

Социальный строй Э. покоится на семейно-родовом начале. Семья → группа, живущая в одном доме, → группа односельчан: вот три следующих друг за другом составных элемента социального строя, в основе которых лежат родовые узы. Крупных племенных организаций нет. По большей части в селении 1—2 дома. Селения в 10—12 домов, с населением душ в 150 — большая редкость. Родовые нормы носят черты матернитета (матриархата). Муж, по общему правилу, переходит в дом жены. После смерти жены муж возвращается в дом своих родителей, а дети остаются в доме жены; но если дети уже взрослые, отец остается с ними. Родство по женской линии — самое близкое и важное. Браки заключаются чаще всего в детском возрасте; во всяком случае требуется согласие отца или братьев жены. Брачные обряды сопровождаются имитацией похищения. Полигамия встречается редко, только в тех случаях, когда семья устраивается самостоятельно от родителей жены. Дозволяется уступать жену на время или обмениваться женами в знак дружбы. Во время предвесенних празднеств обмен женами даже обязателен. Женщина, под охраной материнского рода, в значительной степени гарантирована от грубого обращения со стороны мужа. Отношение к детям очень гуманное. Детоубийство практикуется редко. Муж и жена обладают раздельным имуществом. Наследует после отца старший сын, живущий с родителями. Элемент политической власти совершенно отсутствует. Некоторым авторитетом пользуются так называемые pimain’ы, т. е. лица, все отлично знающие, решающие вопросы о кочевании, иногда распределяющие между поселением зимнего стойбища те или другие роды охоты; но их авторитет не носит обязательного характера. Родовая месть часто сводится к единоборству двух представителей враждующих родов. У центральных Э. существует обычай опрашивать сородичей общественно-вредного лица, согласны ли они на его умерщвление; и при согласии их опрашивающий безнаказанно убивает его. Очень характерны взгляды Э. на собственность и обычаи охотничьего права, часто цитируемые в трактатах о первобытном праве.

Религия Э. в общих чертах обычно анимистическая. Как и у наших инородцев, мир, по воззрению Э., управляется целым рядом антропоморфных существ, хозяев (см. Хозяин), так называемых inua, являющихся владыками больших и малых областей природы, включая и области духовные, как сила, искусство, та или другая способность. Индивидуальные предметы также имеют хозяев: душа — inua человеческого тела. С этими воззрениями тесно связан культ животных и тотемизм. Для борьбы со злыми духами, причиняющими болезни, существуют так называемые angakok — шаманы, действующие помощью своих духов-помощников (tôrnak), имеющих в свою очередь хозяина (tornarsuk). Мифология Э. необычайно богата и оригинальна. Празднества обнаруживают черты сложных мифологических концепций. Особенно интересен предвесенний праздник, в лицах представляющий борьбу зимы с весной, сопровождающийся очень сложными церемониями и заканчивающийся временным обменом женами по указанию двух замаскированных лиц. Маски в празднествах играют большую роль.

Язык эскимосов характеризуется полисинтетизмом, т. е. слиянием целых предложений в одно цельное слово; сингуляризмом, т. е. существованием особых названий для различения одного и того же предмета по виду, полу, возрасту, употреблению, например для ловли каждого вида рыб, для, всевозможных форм льда и т. п.; далее, двойственным числом, отсутствием родов, неупотреблением согласных б, д, ф, г, л, р, ц в начале слов, изменением речи с помощью жестов, легких придыханий и т. п. Диалектические различия настолько незначительны, что гренландцы и обитатели Аляски, по словам Якобсона, легко могут объясняться друг с другом.

Э. принадлежат к числу очень даровитых народов, свидетельством чему служит их замечательная материальная культура, столь хорошо приспособленная к суровым условиям их существования и в своем роде совершенная. Они отличные рисовальщики и резчики по кости. Их резьба по кости, от них распространившаяся и на северо-восточную Азию, по реализму и художественности славится как исключительное явление среди первобытных народов и лишь немного уступает знаменитым изделиям Мадленской эпохи. Их богатый фольклор обнаруживает пылкое воображение и большую силу творчества. Они любят сказки, пение, пляски, общительны, жизнерадостны, проявляют веселость и юмор, несмотря на мрачные условия существования. В Гренландии и на Лабрадоре большинство Э. грамотны на родном языке, обученные миссионерами. Много книг издано на эскимосском языке, преимущественно в Дании. Есть небольшие типографии и в Гренландии. С 1861 г. издается на эскимосском языке литературный журнал с иллюстрациями, под названием «Atuagagldliutit nalinginarmik tusaruminásossumik univkat» («Кое-что для чтения, отчеты обо всем интересном»). Как ремесленники и как рабочие на фабриках Э. приобрели репутацию искусных и понятливых работников. Численность Э. — свыше 40000 душ.

Литература. Rink, «The eskimo Tribes, Medelel om Groenland» (т. XI); другие работы того же автора перечислены у Bahnson, «Ethnographien» (I, 223, Копенгаген, 1894); Boas, «The central Eskimo» («6-th Ann. Rep. Bur. Ethn.», Вашингтон, 1888); E. Petitot, «Monogr. Esquim. Tchiglet du Mackenzie» (П., 1876); F. Hansen, «Eskimo life» (Л., 1894); Dix Bolles, «Eskimo collect.» («Rep. U. S. Nation. Mus. for 1887»); Peary, «Northward over the Great Ice» (Нью-Йорк, 1898); A. H. Keane, «Ethnology» (Кембридж, 1901); путешествия Норденшельда, Врангеля, Нансена, Parry, Lyons, Franklin, Collinson, M’Clure, Graah, Kane и др. Словари и грамматики Фабрициуса, Вашингтона, Клейншмидта, Янсена, Ринка.

Л. Ш.