ЭСБЕ/Юридические нормы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Юридические нормы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Эрдан — Яйценошение. Источник: т. XLI (1904): Эрдан — Яйценошение, с. 413—415 ( скан · индекс )


Юридические нормы — правила, определяющие порядок поведения людей, живущих в обществе; во всей своей совокупности, имеющей применение в данном обществе, они называются объективным правом данного общества, в отличие от субъективного права. Различают две группы норм: технические и социальные. Под техническими разумеют правила, по которым человек может достигнуть желаемого воздействия на окружающую его природу и отдельных людей, как обособленных единиц. В основании этих норм лежит знакомство с явлениями и законами природы. Социальные нормы — те, при помощи которых живущие совместно люди сообща достигают поставленных общежитием целей, определяя порядок и характер взаимных между собой отношений, между прочим, и в случаях применения технических норм к борьбе с себе подобными. Наличность социальных норм — необходимое условие существования общества. Общественная связь между людьми состоит в том, что люди, в сознании общих целей, преследуемых данным союзом, или вынужденные необходимостью, признают себя обязанными следовать определенным, более или менее одинаковым для всех членов общества нормам поведения. По наличности определенного поведения мы судим о наличности общественной связи. Когда люди обмениваются поклонами, это значит, что они связаны между собой определенной связью, составляют определенный круг знакомства. Когда люди определенным образом обмениваются между собой товарами и деньгами, они стоят в торговых отношениях. Целая совокупность подобных действий слагает людей в гражданское общество. Более сложные отношения взаимной зависимости и подчинения, выражающиеся в определенных актах поведения, согласованных с обязательными для всех нормами, слагают людей в государство и т. д. Всякая норма есть состояние сознания, говорящего о том, что так или иначе поступать нужно; господство норм в обществе указывает на единство психических процессов у людей, составляющих общество. В этом смысле все нормы суть явления психические, и существо общественной связи есть единство или большая или меньшая одинаковость психических состояний его членов. Но эти психические состояния не суть стимулы первоначальные; наличность определенного поведения среди людей не указывает еще на то, что все члены данного общества одинаково разделяют мнение о безусловной необходимости таких-то норм, действующих в данном обществе, или таких-то согласных с этими нормами поступков. При основании того или иного общественного союза люди сговариваются о его целях и вступают в него сознательно, поскольку союз сразу же не основывается на подчинении одних лиц другому по началу силы. В дальнейшем развитии, когда вновь вступающие члены застают уже сложившиеся порядки, они подчиняются им в силу необходимости. И в каждый данный момент лишь определенные общественные классы или группы, держащие в своих руках средства производства, защиты и принуждения, сознательно поддерживают тот или иной порядок. Остальные следуют установившимся нормам поведения или бессознательно, в силу необходимости, или и при ясном сознании его несправедливости. В этом смысле нормы — явление социальное, характеризующее данный общественный строй и независимое от состояния индивидуальной психики. Социальные нормы разделяются на этические и Ю.; иногда социальные нормы называют вообще этическими, различая между ними этические (нравственные) в собственном смысле и Ю. Но этический характер Ю. норм не во всех отношениях может быть прослежен. Ю. нормы суть нормы, имеющие по преимуществу внешнюю санкцию; большая часть социальных норм, которым подчиняются в силу необходимости, суть нормы Ю. Нравственные нормы более соответствуют индивидуальному сознанию, вызывая поступки, согласные с убеждениями лица или традициями, имеющими безусловный внутренний авторитет (религия, абсолютные веления совести, сложившиеся в нормы, происхождение которых совершенно забыто и которые рассматриваются как элементарные правила, сами собою понятные). Отсюда другое существенное различие между нормами нравственными и Ю. Нормы нравственные претендуют на безусловную обязательность (безусловное долженствование), нормы Ю. относительны. Они говорят не столько о том, что должно, сколько о том, что можно и чего нельзя делать в данном обществе. Всякое отклонение от правовой нормы лица обязанного может быть устранено внешним принуждением или подвергнуто пене, но далеко не всегда все управомоченные члены общества обязываются действовать юридически (платить долг нужно, но взыскивать долги не обязательно). Нравственные веления требуют обязательного подчинения в силу внутреннего авторитета (кредиторы должны взыскивать долги, чтобы приучить должников к исполнению обязательств, без которых немыслимо общественное благосостояние). Отсюда новое существенное различие. Ю. нормы имеют принудительную санкцию («организованную защиту» [суд и другие учреждения] против их нарушения), нравственные покоятся прежде всего на уверенности в подчинении им в силу настоятельности велений совести и потому прямо не вынуждаются; их защита, «неорганизованная» — косвенные влияния на сознание и совесть. Этот признак — наиболее характерный для отличия норм Ю. от нравственных, хотя в литературе он далеко не общепризнан. Каждый член общества может рассчитывать на то, что при нарушении порядка, установленного Ю. нормами, он добьется принудительной охраны своих прав. Права без санкции, написанные только в сознании, имея некоторое, впрочем, очень малое, общественное значение в смысле психического влияния на ход общественной жизни, — для общего порядка отношений почти равны несуществующим нормам. Общество, где написанные в источниках права нормы не действуют и соответствующее им поведение не может быть вынуждено, есть общество, построенное на произволе, а не на правовых началах. Борьба за право есть, поэтому, прежде всего борьба за такой общественный порядок, при котором каждое право нашло бы себе действительную поддержку в органе власти, и последняя была бы обязана восстановить право по требованию гражданина. Указанные различия Ю. и нравственных норм, однако, относительны. Если Ю. нормы далеко не всегда носят этический характер, то, несомненно, в общественном сознании живет требование, чтобы границы между юридическими и нравственными нормами постепенно сливались, чтобы и те, и другие все более и более основывались на убеждении всей совокупности членов данного общества в необходимости определенного порядка и чтобы этот порядок был устанавливаем вполне согласно с общими и высшими целями общежития, с одной стороны, и индивидуальными качествами и стремлениями людей к равенству и счастью — с другой. Ю. нормы, действующие в данном обществе, находят свое выражение в особых формах, имеющих внешний авторитет и называемых «источниками права» (см.). В зависимости от свойств этих «источников» различается область действия и применения норм. См. также Закон, Право, Право обычное.

Литература. Коркунов, «Лекции по общей теории права» (СПб., 1904); Муромцев, «Определение и основное разделение права» (М., 1883); Гримм, «Курс римского права» (СПб., 1904); Регельсбергер, «Общее учение о праве», русский перевод под ред. Гамбарова (М., 1899); Меркель, «Юридическая энциклопедия», перевод под ред. Грибовского (СПб., 1899); Stammler, «Wirtschaft und Rechte» (1896); «Die Lehre v. richtigem Rechte» (1902).

В. Н.