ЭСБЕ/Юридическое и физическое лицо

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Юридическое и физическое лицо
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Эрдан — Яйценошение. Источник: т. XLI (1904): Эрдан — Яйценошение, с. 415—419 (индекс)
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Юридическое и физическое лицо различают в праве ввиду того, что далеко не всегда возможно в каждом отдельном случае разграничить права и обязанности людей, истинных субъектов права (см.) и носителей правоспособности (см.), так как часто права приобретаются, осуществляются и защищаются целыми союзами людей или определенным образом организованными учреждениями. В этом последнем случае говорят о юридическом лице, как особом субъекте права, отличном от лица физического. Правоспособность физического лица начинается, по постановлениям современного права, с момента рождения («с окончанием родов», как определяет ее точно германское гражданское уложение, а не «со дня рождения», как выражается проект русского гражданского уложения). До момента рождения предоставляемые имеющему родиться ребенку права существуют лишь условно, на случай появления его на свет живым, и в этой надежде охраняются, но не родившееся еще существо субъектом прав не считается; поэтому в случае рождения зачатого ребенка мертвым или в случае выкидыша этот факт никаких изменений в правовой сфере не производит, и мертворожденный считается никогда не существовавшим. Жизнеспособности родившегося для наступления его правоспособности не требуется; достаточно минуты жизни после отделения от тела матери, чтобы ребенок получил связываемые с его появлением на свет права и передал их в порядке законного наследования своим наследникам. Факт рождения живым может быть доказан перед судом всеми возможными способами; особых признаков живорожденности (крик ребенка, открытие глаз и т. п. примет, имевших место в старом праве) закон не устанавливает. Современное право не знает бесправных личностей (рабов); поэтому всякий человек, в силу рождения человеком, приобретает качества лица или субъекта прав, имеет правоспособность. Последней не лишены даже «лишенные всех прав состояния»; и в этом последнем случае люди могут иметь целую совокупность прав, а дети их пользуются общей полнотой прав каждой человеческой личности. Ограничения правоспособности физического лица затрагивают, поэтому, не ее существо, а лишь отдельные ее проявления. Отдельные физические лица могут быть лишены способности приобретать те или другие права, но не могут быть лишены правоспособности вообще. Физические свойства и качества человека точно так же не оказывают влияния на его правоспособность. Женщины, дети, больные, слепые и глухие, сумасшедшие и т. д. имеют полную правоспособность и ограничены, за исключением женщин, лишь в дееспособности (см.). Неравенство в составе и количестве прав мужчин и женщин зависит в настоящее время гораздо более от социального и экономического положения женщин, чем от их пола. Что касается социальных и политических ограничений правоспособности физического лица, то они сохранились лишь в русском праве. Во всех западных законодательствах постановление ст. 2 общей части проекта русского гражданского уложения: «Каждое лицо пользуется всеми гражданскими правами без различия пола, вероисповедания, происхождения и состояния, с теми лишь изъятиями, кои положительно указаны в законе» — существует без всяких изъятий, о которых говорят подчеркнутые слова. Своевременность устранения этих изъятий и у нас хорошо выяснена в особом мнении члена редакционной комиссии, вырабатывавшей проект гражданского уложения, К. И. Малышева, и комиссией отвергнута лишь по формальным соображениям. Ограничениям правоспособности у нас подчинены: иностранцы, евреи, лица польского происхождения, язычники, магометане, раскольники и все иноверцы в области брачного права по отношению к православным, крестьяне в целой совокупности отношений. Начавшаяся с рождением правоспособность физического лица продолжается до его смерти, момент которой устанавливается на основании физиологических данных и экспертизы. Труп перестает быть лицом и теряет правоспособность. К смерти во многих случаях приравнивается безвестное отсутствие (см.). Что касается лиц юридических, то тот факт, что союз лиц или организованное учреждение рассматривается как некоторое единство, самостоятельный субъект прав, независимый от отдельных лиц, их составляющих, породил огромную литературу, старающуюся выяснить вопрос о том, каким образом союзы людей и учреждения могут быть субъектами прав и допустимо ли вообще признание рядом с физическим лицом, с реальной человеческой личностью, еще особого идеального субъекта. Основываясь на некоторых выражениях источников римского права, Савиньи признавал в союзах и учреждениях наличность особого фингированного субъекта прав, но благодаря именно этому фиктивному характеру Ю. лица Савиньи отказывал ему в дееспособности, восполняемой, как и при несовершеннолетних и других недееспособных субъектах права, представительством и опекой — функциями, которые в Ю. лице принадлежат его органам. Против этого учения, долгое время господствующего, было высказано (Бринцем), что признание наличности особого фиктивного субъекта прав, рядом с реальным лицом, не ведет ни к каким практическим последствиям и потому совершенно излишне. Гораздо проще сказать, что есть случаи, когда права существуют без субъекта — когда имущество или определенная цель сами группируют около себя юридические отношения, соединяемые умственно с какими угодно существами и предметами. Третье мнение выходит из признания реальности Ю. лиц, как таковых, доказывая, что союзы и корпорации, как и учреждения, не фикции, а реальные величины и силы, что общество, как таковое, отлично от отдельных людей, его составляющих, что оно имеет свой особый разум, проявляет себя в деятельности особой единой волей, отличной от суммы воль отдельных лиц или воли большинства и т. д. С точки зрения этой теории (главный представитель ее — Гирке), рядом с людьми есть особые реальные же субъекты прав: общества и учреждения. Но и эта теория убедительна только для тех, кто рассматривает общество как особый организм, а не как совокупность отдельных единиц, связанных между собой лишь психической связью (см. Общество). Попытки разрешить при помощи изложенных конструкций Ю. лица различные частные вопросы, связанные с его организацией, вызвали ряд новых конструктивных попыток, очень многочисленных и очень разнообразных (они изложены в русской литературе в указанной ниже книге профессора Суворова). Наиболее интересны из них те, которые стремятся найти в строе Ю. лиц действительные, реальные субъекты, возникающих вместе с ними юридических отношений. По мнению Иеринга истинные субъекты Ю. лиц — те реальные лица, в интересе которых существуют связанные с ними правоотношения. В союзе (корпорации) такими субъектами являются члены союза, а в учреждениях (богадельни и т. п.) — те, ради которых учреждение создано (дестинатеры, как говорит Иеринг). Само Ю. лицо есть лишь искусственная организация, дающая возможность этим лицам выступать вовне в качестве единства; каждое же отношение, взятое с точки зрения внутренних отношений союза или учреждения, легко разлагается на отдельных лиц, составляющих союз, обнаруживая этим истинные субъекты. С личными видоизменениями и дополнениями теория Иеринга принимается и другими писателями (новейший — Мейрер). Чтобы разобраться в этих и других теориях, следует принять во внимание прежде всего то, что права в смысле юридических отношений имеют свою основу в моменте обязанности, в связанности воли тех или других членов общества по отношению к управомоченным (см. Отношение юридическое и Право обязательственное). Вещное право состоит не в праве на вещь, а в том, что в силу его все лица обязываются воздерживаться от вторжения в область обладания управомоченного; обязательственное право — в том, что должник обязывается совершить действия в пользу управомоченного. Право, таким образом, существует тогда, когда есть налицо обязанные лица. С этой точки зрения возможны если не бессубъектные права, то права с неопределенными субъектами, если только существуют некоторые средства и органы, которые могут и управомочены требовать исполнения со стороны обязанных к тому лиц возложенных на них действий. Можно установить права не только в пользу имеющего родиться и уже зачатого ребенка, но и еще не зачатого, — не только в пользу определенных бедных А. и Б., но и в пользу бедных вообще. Пока налицо будут как органы (опекуны или иные учреждения, государство, земство и т. д.), управомоченные к требованию совершения в пользу несовершеннолетних, бедных и т. д. определенных действий, так и сами несовершеннолетние, бедные и т. п. — будут налицо и права. Точно так же можно установить права, т. е. обязать известных лиц в пользу определенной цели, имеющей быть теми или иными людьми достигнутой в будущем. Во всех этих случаях для наличности права важна не только наличность обязанных лиц, но и органов, которые могут требовать исполнения обязанностей. Капитал, оставленный просто «на добрые дела» или на «служение Богу», без определенной организации, будет капиталом ничьим, и правоотношений, его касающихся, не будет. Обыкновенно люди, устанавливающие права, сами ими пользуются и сами ими распоряжаются. Это нормальный порядок отношений «лиц физических». Но бывает и так, что права устанавливаются в пользу лиц существующих или будущих, с обязательством их употреблять эти права на осуществление указанных целей. Существо Ю. лиц и заключается в том, что права и обязанности устанавливаются в пользу других лиц и ввиду целей, имеющих быть достигнутыми в будущем, а за невозможностью самому установителю прав и обязанностей следить за осуществлением этих целей, создается та или иная организация для осуществления целей и прав, как и для их защиты. Различают два вида Ю. лиц — союзы (корпорации) и учреждения (установления, институты, Anstalt, Stiftung). Но не всякий союз — Ю. лицо. Товарищество — союз, но в нем права и обязанности установляются в пользу самих же товарищей, ими осуществляются и защищаются, причем каждый товарищ активно участвует в установлении, осуществлении и защите прав, лично или через доверенных лиц. В акционерной компании, наоборот, лица, выделяющие часть своего имущества или труда для достижения той или иной хозяйственной цели, передают избрание средств для достижения этой цели и распоряжение своими деньгами некоторой организации, в которой они являются участниками (общее собрание, правление), но с обязанностью подчинения воли каждого воле большинства. В учреждении достижение целей, ради которых оно учреждено, и заботы о людях, для блага которых оно создано, предоставляется, независимо от последних, особому установлению. Различие между союзом (корпорацией) и учреждением заключается в том, что первое основывается на начале самоуправления, а второе организовано на административном начале; но это не устраняет признание истинными субъектами права, как в корпорации, так и в учреждении, лиц, ради интересов которых они существуют. Дестинатеры учреждения в этом отношении подобны несовершеннолетним; они имеют право на блага, доставляемые учреждениями, но управление и распоряжение принадлежит органам управления (опеке), а не им самим. Для функционирования в обороте в качестве особого субъекта прав Ю. лицо нуждается в соблюдении известных условий, которыми определяется его возникновение в качестве правоспособного лица. Для возникновения Ю. лица требуются: а) наличность воли установителя прав в пользу Ю. лица, выраженной в договоре участников (для союза) или особом акте, например завещании (для учреждений); б) установление определенной организации управления и защиты. Для корпорации она определенно установляется в законе, для учреждений — волей учредителя, но с соблюдением определенных указаний закона (ст. 86 германского уложения, ст. 23 русского проекта, где приведены и постановления действующего русского права); в) утверждение устава (договора) или учредительного акта государственной властью. Оно имеет двоякую цель. С одной стороны, это надзор государства за деятельностью частных лиц из опасения нарушений интересов государства и общего блага, а также и полицейских соображений, играющих большую роль при разрешении общественных союзов. С другой стороны — это необходимая гарантия для самих членов союза и дестинаторов учреждений. Первых оно охраняет от нарушения их основных прав, определенных в уставе, волей большинства, а вторых — от злоупотреблений со стороны администрации учреждения. Утверждение может быть дано или в виде прямого пожалования юридической личности отдельному союзу или учреждению (концессионная система), или в виде обязательства зарегистрировать возникшие с соблюдением основных положений закона союзы в подлежащем учреждении в установленные для того книги (явочная система). Та и другая системы имеют свои достоинства и свои недостатки. По отношению к союзам, преследующим идеальные цели, концессионная система стоит в связи с отношением государства к вопросу о свободе ассоциаций. Степень опасений, внушаемых такими союзами, определяет размеры действия концессионной системы. По отношению к союзам экономического характера концессионная система имеет в своем основании соображения об охране интересов как участников самого союза, так и в особенности третьих лиц, входящих в сношения с таким союзом. Предприятия с союзной организацией в современной общественной жизни очень часты и крайне разнообразны. Установить общие начала для их возникновения с указанной точки зрения крайне затруднительно. Состав участников, размеры капитала и долей членов, обширность предприятия, большая или меньшая зависимость его от других предприятий — эти и другие подробности его строя прямо отражаются на положении его в обороте и, следовательно, на интересах третьих лиц. Концессионная система и стремится вместо выставления общих начал для всех предприятий или их групп основать разрешение предприятий на тщательном изучении каждого из них путем исследования не только формальных, но и материальных основ предприятия. Эта система отвечала бы своей цели, если бы такого рода исследование можно было в действительности сделать достаточно быстро, своевременно, на основании достоверных данных и надлежаще поставленными органами. Но при большом количестве предприятий, часто рисковом их характере, лишь приблизительной достоверности данных, на которых покоится предприятие, невозможности сделать поверку достаточно гласной и привлечь к ней всех заинтересованных лиц и неизбежном при таких условиях бюрократическом ее характере выдача концессий затягивается, что сильно отражается на развитии экономической жизни; поверка притом носит случайный характер и часто сопровождается целым рядом нежелательных влияний. Кроме того, концессионные предприятия получают некоторую нравственную санкцию государства в смысле своей хозяйственной благонадежности, гарантировать которую при указанном, часто неустранимом рисковом характере предприятий государство совершенно не в силах. Эта цель не может и по существу составлять его задачи при свободе экономической деятельности. Поэтому, несомненно, нормативная или явочная система заслуживает во многих случаях предпочтения. Вопрос о взаимном отношении и ценности этих систем был предметом горячих дебатов во время составления германского гражданского уложения, которое в конце концов приняло следующий порядок разрешения юридических лиц. Общества, не имеющие хозяйственных целей, утверждаются порядком явочным, если притом они по своему характеру не относятся к числу недозволенных в отдельных государствах Германии и не преследуют политических, социально-политических или религиозных целей. Общество, имеющее целью ведение хозяйственного предприятия, приобретает правоспособность, если нет особых имперских постановлений, через концессию от правительства того союзного государства, в пределах которого общество имеет свое местопребывание. Тот же концессионный характер (утверждение) применяется и к учреждениям. Русское право держится строго концессионного порядка по отношению ко всякого рода обществам — порядка, обставленного притом рядом формальностей (см. Ассоциации, Корпорации, Товарищества). Русский проект гражданского уложения сохраняет концессионную систему для всех союзов, за исключением товариществ полного и на вере, которые под понятие Ю. лица не вполне подходят. Союзы, преследующие идеальные цели, должны быть утверждены подлежащим министром или губернатором. Тот же порядок принимается и для учреждений, правила о которых в проекте (общая часть) подробно разработаны. Так как Ю. лицо имеет своей главной целью выступить в качестве особого субъекта в обороте, то о его возникновении должно быть объявлено публично с обозначением характера и оснований его деятельности. Эта публикация делается способами обнародования уставов обществ и гражданско-правовых событий, принятыми в каждом государстве. Раз возникнув, Ю. лицо должно точно сообразоваться со своим уставом, нарушения которого подлежат обжалованию в суде. Изменения устава совершаются тем же порядком, как и его первоначальное утверждение.

Прекращение Ю. лица. Естественной смерти, подобно лицу физическому, Ю. лицо не имеет, но ее заменяет достижение цели, ради которой предприятие учреждено. Поскольку цель может быть преследуема без ограничения срока или наступления какого-либо события, Ю. лицо может существовать вечно. С другой стороны, оно может прекратить свое существование в каждый данный момент при отпадении того или иного основания, на котором покоится его существование. Союз лишается правоспособности, если число его членов спускается ниже трех, если он становится несостоятельным, если действует с нарушением устава, и эти нарушения устава являются опасными в интересах общественных. Сюда относятся также, по германскому уложению, случаи, когда союзы, не имеющие права преследовать политические, социально-политические или религиозные цели, начинают преследовать такие цели. Прекращение учреждения наступает вследствие несостоятельности или невозможности достижения цели, вследствие изменившихся обстоятельств. Для обращения имущества на другое назначение требуются согласие учредителя или его наследников и особый акт утверждавшей учреждение власти, а иногда и законодательное постановление.

Правоспособность Ю. лиц ограниченнее правоспособности лиц физических. Некоторых личных, всех семейных и некоторых наследственных прав Ю. лица иметь не могут. Сфера их правоспособности — сфера имущественных отношений, вещных и обязательственных. Поэтому в случае прекращения Ю. лица не может быть перехода его имущества по общим правилам наследования по закону. Вместо наследования по прекращении Ю. лица наступает ликвидация его имущества. Задача ликвидации состоит в том, чтобы разложить союз на составные части и призвать к принятию имущества Ю. лица его истинных субъектов, управомоченных на это имущество физических лиц. Эти лица могут быть указаны в уставе или определены, по постановлению устава, общим собранием членов. При отсутствии постановлений устава в союзах, преследовавших хозяйственные цели, имущество переходить к наличным членам его. В других случаях, а также при отсутствии членов общества, наступает отношение подобное выморочности, и имущество идет в казну, если не указано специального его назначения в уставе. Тот же порядок имеет место и относительно учреждений, если не последовало изменения цели учреждения установленным порядком. О состоявшейся ликвидации делается соответствующая публикация.

Ю. лица публичного права. Понятие Ю. лица, взятое в широком смысле, обнимает не только союзы и учреждения гражданско-правового характера, но и всякого рода союзы и учреждения права публичного, выступающие в своей деятельности в качестве правоспособных единств. Само государство есть Ю. лицо, корпорация или учреждение, смотря по строю правления. Государства конституционные слагаются вполне по типу корпорации, государства абсолютные — по типу учреждения. Отличие государства от гражданско-правового Ю. лица состоит лишь в том, что его уставы и основные законы не имеют санкции высшего органа и покоятся лишь на нравственном основании. В своей гражданско-правовой деятельности государство (казна) функционирует обыкновенно в качестве учреждения. Другие публично-правовые союзы (общества дворянские, земские, городские, архиерейские дома и т. д.) точно так же склоняются к тому или иному типу, смотря по своей внутренней организации. Во внешней деятельности все они правоспособны и приобретают имущества на имя Ю. лица, а не лиц физических, его составляющих. Наоборот, такие формы, как общинное землевладение (см.), во многом началам Ю. лица не отвечает. Отдельные представители казны, ведомства и учреждения, самостоятельного положения Ю. лиц в гражданском обороте не имеют, хотя номинально приобретают на свое имя имущества и распоряжаются ими. В спорах между собой по имуществу они, поэтому, не подлежат ведению судебных учреждений, а управляются административным порядком. При спорах с посторонними частными лицами и общественными корпорациями ответчицей является казна, а отдельные ведомства и учреждения, с которыми происходит спор — лишь представители казны.

Литература. Кроме указанной под ст. Корпорация, см. Суворов, «Об Ю. лицах по римскому праву» (М., 1900); Дювернуа, «Чтения по гражданскому праву» (I, СПб., 1902); Meurer, «Die juristischen Personen nach deutschem Reichsrecht» (Штутгарт, 1901); «Проект русского гражданского уложения, с объяснениями, ч. I. Положения общие» (СПб., 1903).

В. Н.

См. также[править]