ЭСБЕ/Японско-китайская война

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Японско-китайская война
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Яйцепровод — Ижица. Источник: т. XLIa (1904): Яйцепровод — Ѵ, с. 795—797 ( скан · индекс )


Японско-китайская война 1894—1895 г. была вызвана столкновением притязаний Японии и Китая на Корею. Для Японии Корея представлялась ближайшим и удобнейшим рынком, которым она стремилась овладеть исключительно в свою пользу; Китай же издавна смотрел на Корею, как на вассала, и, несмотря на свою слабость, не желал поступаться своими правами сюзерена. Впрочем, сюзереном Кореи могла себя считать до некоторой степени и Япония; по крайней мере корейское правительство при вступлении нового сиогуна издавна посылало ему поздравления и подарки. В 1872 г. оно вместо подарков отправило японскому правительству письмо с насмешками над ним за его раболепство перед иностранцами. Письмо это едва не вызвало войны, но Ивакура и другие члены японского посольства, ездившего в то время в Европу, по возвращении оттуда убедили правительство, что Япония не готова к войне и война ее разорит. Япония предпочла завладеть корейской торговлей исподволь. В 1875 г. корейцы без достаточных оснований стреляли в одно японское судно, которое отвечало и сожгло одно корейское поселение. После этого завязались переговоры. Корея извинилась и согласилась на заключение договора 1876 г., в силу которого Япония получила право держать в Корее консулов и основывать фактории на южном берегу Кореи; порт Фузан открыт для японской торговли. В 1880 г. открыт для нее и Гензан и право основания факторий распространено на восточный берег Кореи, а потом и на западный. О волнениях 1882 и 1884 гг. в Корее, дальнейших отношениях к Японии и Китаю и объявлении войны (1 августа 1894 г.) Японией Китаю см. Корея. Еще до объявления войны Китаю, когда последний не ответил на требование Японии об удалении войск с корейской территории, а корейский дворцовый караул в Сеуле не пожелал впустить во дворец японский отряд, требовавший этого впуска для охраны корейского императора, японский отряд взял дворец штурмом; при этом было убито 17, ранено 70 корейцев, убит 1, ранено 2 японца (23 июля). Корейский император, попавший таким образом под охрану японцев, вынужден был поручить им очищение корейской территории от китайских войск. Через несколько дней японские крейсера напали близ Чемульпо (у зап. берега Кореи) на английский пароход Cawshing, везший 1200 чел. китайских солдат, — и потопили его; затем они встретили несколько китайских военных судов в Асаньской бухте (к югу от Чемульпо) и обратили их в бегство. Только через 3 дня после этого (1 авг. 1894 г.) была формально объявлена война. Война застала Китай врасплох; напротив, японцы поразили Европу тем, что у них был тщательно выработанный план кампании и они сумели привести его в исполнение без отступлений, с значительной твердостью, мужеством и искусством. В течение 6 недель с 1 авг. в Корею была высажена 40000-ая японская армия, прекрасно вооруженная, с хорошей артиллерией, под командой ген. Ямагата. У китайцев к 15 сент. было сосредоточено в Пень-Ньяне (в сев. Корее) только 15000 плохо дисциплинированных солдат, грабивших окрестное население, с плохой артиллерией, частью даже без ружей, а только с холодным оружием (в том числе луками), частью с ружьями устарелых систем. Не дожидаясь подкреплений, ген. Нодзу с 16-тысячным передовым отрядом 15 сентября штурмовал Пень-Ньянские укрепления, и после упорного боя, в котором китайские потери (убитыми, ранеными и пленными) определяются в 5000 чел., японские — только в 633, взял их; китайцам удалось пробиться на север только благодаря хитрости, с которой они вступили в переговоры о сдаче и затянули их до ночи. В Пень-Ньяне японцы нашло до 400000 таэлей деньгами, брошенную китайцами артиллерию, запасы риса. 17 сентября произошло морское сражение близ устья р. Ялу. Китайская эскадра, только что высадившая на берег 5000-й отряд, не поспевший вовремя к Пень-Ньяну, имела перевес над японской, благодаря наличности двух броненосцев, тогда как у японцев были только крейсера; но военно-морское искусство и тут дало перевес японцам, хотя и не столь явный. Китайцы потеряли 5 судов и были принуждены к отступлению; у японцев пострадало 4 судна, но все они были впоследствии починены. После этого японцы господствовали в Корее и на Желтом море, так что могли свободно высаживать десант там, где это было всего удобнее. Из Пень-Ньяна ген. Ямагата с 28 тыс. войском двинулся на север, переправился, не встретив сопротивления, через р. Ялу близ Тюренчена, напал там 26 октября на китайские позиции и обратил китайцев в бегство, захватив весь их лагерь, 32 орудия и множество пленных. Японцы потеряли около 200 чел. убитыми и ранеными. После этого Ямагата по болезни передал командование армией генералу Нодзу. Армия двинулась частью на Мукден, частью к Дагушану. В то же время, 25 октября, вторая японская армия, под командой маршала Ойямы, была высажена в Бицзыво (на востоке Ляодунского полуо-ва) и двинулась к Порт-Артуру. 4 ноября без сопротивления была взята крепость Цзинь-Чжоу, 5 ноября — Талиенван; 21 ноября взят штурмом, продолжавшимся 24 часа, Порт-Артур. Японцам досталось там 100 орудий, запасы пороха, угля и продовольствия. Потери китайцев при этом штурме определяются в 5000 чел., японцев — в 500. 19 дек. первая армия (Нодзу), занявшая перед тем Хайчен, встретилась к западу от него с 11000 китайской армией под командой ген. Суна, занимавшей хорошо укрепленную позицию, не допускавшую обхода — обычного тактического приема японцев. Три японские атаки были отбиты, но в четвертый раз деревня взята штурмом. Китайцы отступили. Глубокий снег помешал японцам преследовать их; между тем к Суну подошли подкрепления и в его распоряжении было уже 34000 чел. (т. е. вдвое больше, чем было у Нодзу) хотя и растянутых на пространстве от Гайпинга (Гайчжоу) до Ляояна. Сун не сумел воспользоваться преимуществом своего положения, допустил японцев первыми перейти в наступление против его правого фланга и взять Гайчжоу (Гайпинг), обратив в бегство защищавший его 10000-ный отряд. Только снег помешал Нодзу довершить победу. Благодаря взятию Гайчжоу обе японские армии пришли в соприкосновение друг с другом. Если потери японцев во всех сражениях до 1 января не превзошли 2400, то различные болезни, свирепствовавшие в их армии, в степени гораздо большей, чем в армии китайской, вырвали из нее до 18000 чел, и это давало китайцам надежду на то, что торжество в конце концов останется на их стороне. Но это не случилось. В конце января 1895 г. третья японская армия высадилась близ Чифу и двинулась на Вейхайвей, блокировав его в то же время с моря и заперев в его гавани остатки китайской эскадры, уцелевшие в битве у устьев Ялу. Видя безвыходность своего положения, китайский адмирал Тинг предложил сдать флот со всеми портовыми сооружениями, выговорив свободный выход всему экипажу. Адм. Ито, командовавший японским флотом, и маршал Ойяма приняли это условие. Тогда Тинг принял яд и задушил себя шелковым шнурком; его примеру последовали ген. Тай (командир сухопутной армии) и несколько офицеров. Затем флот и Вейхайвей были сданы японцам (14 февр. 1895 г.). 4 марта первая японская армия (Нодзу) взяла штурмом Ньючжуан (на севере от Инкоу, на западе от Хайчена), рассеяв армию Суна. Этим была открыта дорога на Пекин, но не прекращавшиеся еще морозы и снега мешали наступлению на него. Поэтому японцы произвели нападение на Пескадорские о-ва (между Формозой и материком) и заняли их 24 марта. Китай уже несколько раз начинал переговоры о мире, посылая для того своих уполномоченных в Японию; но они являлись туда без формальных полномочий, имея в виду только оттянуть время, и потому японцы отказывались вести с ними переговоры. В начале марта Китай решил серьезно просить о мире и послал Ли-Хунг-Чанга с формальными полномочиями в Симоносеки; но и он сперва пытался добиться не мира, а перемирия, рассчитывая затянуть время. Между тем и Японии нужно было кончить войну. Она вела ее без займа, на бюджетные остатки; теперь ее касса была пуста. Вся армия ее была уже мобилизована. Занятие ею Пескадорских о-вов решило дело, и 17 апр. 1895 г. был заключен в Симоносеки мир, на следующ. условиях: 1) Китай признавал независимость Кореи, 2) уступал Японии о-в Формозу, о-ва Пескадорские, Ляодунский полуо-в с Порт-Артуром, 3) уплачивал в течение 7-летнего срока 200 миллионов таэлей (около 400 милл. руб.) контрибуции, 4) открывал для японской торговли три новых порта, 5) предоставлял в них Японии все преимущества наиболее благоприятствуемой нации, 6) оставлял в руках Японии Вейхайвей впредь до уплаты контрибуции. Россия, поддерживаемая Францией и Германией, заявила протест против этого мира, ввиду того, что обладание Японии Ляодунским полуо-вом «было бы вечной угрозой Китаю, делало бы призрачной независимость Кореи и было бы вечным препятствием прочности мира», и заставила Японию отказаться от него. Ляодунский полуо-в с Порт-Артуром и Вейхайвей были возвращены Китаю (после чего были арендованы первый — Россией, последний — Англией), за что контрибуция Китая увеличена на 70 милл. таэлей. Формоза и Пескадорские о-ва остались за Японией, но первую нужно было еще завоевать: местное население встретило японцев враждебно; победа в партизанской войне с народом, а не с армией, оказалась для японцев довольно трудной, и только к концу 1895 г. они овладели островом, расправившись с сопротивлявшимися им крайне жестоко. См. Kunowsky und Fretzdorff, «Der japanisch-chinesische Krieg» (Лпц., 1895); Müller, «Der Krieg zwischen China und Japan» (Берлин, 1895); Inouye, «Der japanisch-chinesische Krieg» (нем. перев. с японского, Дрезден, 1895); Sauvage, «La guerre Sino japonaise» (П., 1897); Покотилов, «Корея и японско-китайское столкновение» (СПб., 1895); Симанский, «Японо-китайская война» (СПб., 1895).