ЭСГ/Английский язык (дополнение)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭСГ
Перейти к навигации Перейти к поиску

Английский язык
Энциклопедический словарь Гранат
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Абиссиния — Баренцово море. Источник: доп. т. 1 (1936): Абиссиния — Баренцово море, стлб. 453—459 ( скан ) • Другие источники: БСЭ1 : ЭЛ


Английский язык, в настоящее время переживает значительные сдвиги, которые со временем, когда они станут яснее, составят важную главу в его истории. Самой характерной чертой является обильное внедрение в современный литературный язык slang’а, понимаемого не только как профессиональный язык какой-нибудь замкнутой социальной группы (язык матросов, солдат, спортсменов, студентов и т. д.), но и более широко, как выражения разговорного языка, очень распространенные, но до самого последнего времени считавшиеся «низкими», «вульгарными», а потому недопустимыми в литературе и в разговорном языке так наз. «хорошего общества». Викторианская Англия была чопорно строга в этом отношении. Но империалистическая война внесла в язык, как и в другие сферы материальной и духовной жизни страны, громадные сдвиги: slang слышится теперь не только в разговорной речи самых различных классов, но и в прессе, художественной литературе, парламентских дебатах и т. д. Выражения эти имеют различные источники: из военного быта — camouflage (прежде военная, теперь всякая маскировка), to go west — умирать, dud — неразорвавшаяся бомба, теперь — ч.-н. неудачное; из спортивного языка — not cricket — неладно, так нельзя, crest-fallen — унылый, как в воду опущенный; заимствованное и нами bluff взято из карточной игры; из языка амер. рабочих взято boss — хозяин; известно много сокращений вроде студенческого exam вм. examination, актерского props вм. properties — сценический реквизит — или super вм. supernumerary — статист. Для большинства слов источника указать нельзя, напр. toff — видная фигура, «шишка», или swank — хвастать, или для таких выражений, как to pull one’s leg — морочить кого-н., to talk through one’s hat — преувеличивать, врать, и множество других. Slang вызывает осуждение в одних, другие, как, напр., Уэлльс, Шоу, Голсуорзи — приветствуют его как свежее и необходимое обновление словесного запаса. В «Саге о Форсайтах» последнего перед читателем наглядно выступает разница между языком «отцов» и выросших во время войны «детей». Соумз Форсайт в ужасе от выражений дочери и зятя. Одно из них (she is the limit — она невыносима) ведет к судебному процессу, на котором адвокат спрашивает истицу: You are not stuffy? (Вы не чопорны?). Судья не понимает. «Это слово очень употребительно в современном обществе, милорд», объясняет ему адвокат. — «Что оно значит?» — «Strait-laced, mylord» (чопорный, пуритански строгий; «Silver Spoon», ч. III, гл. 5). Благодаря slang’у современный литературный А. я. представляет более пеструю и более трудную для понимания иностранца картину, чем лет 25—30 назад. Slang сильно демократизирует англ. литературный язык и хорошо отражает обострение классовых противоречий в современном англ. обществе.

В области синтаксиса наблюдается ряд явлений, идущих в разрез с тем, что еще недавно считалось правилом; это делает англ. грамматику еще менее догматичной и более гибкой, чем прежде. Сюда относится распространение так назыв. родительного саксонского, что многими приписывается обилию этих форм в газетных подзаголовках; все более частое отнесение предлога на конец предложения; более произвольное употребление shall и will, should и would, приближающееся к практике языка шекспировской эпохи; распространение так наз split infinitive, т.-е. случаев, когда to отделяется от формы глагола какими-нибудь другими словами или целым предложением; напр., I want to once more see etc; it seems to partly depend on etc. Здесь будет кстати упомянуть, что авторы и научных, и школьных грамматик А. я. стали теперь больше считаться с разговорным языком, чем прежде.

В области фонетики мы попрежнему встречаемся с многочисленными и иногда мелко-дробящимися диалектами, из которых получил признание образцового литературного и разговорного языка (Standard English) южный диалект наиболее образованного класса англичан, прошедших через один из университетов (особ. Лондона, Оксфорда, Кембриджа) или одну из больших public schools. Это произношение зафиксировано в произносительном словаре проф. Джоунза: An English Pronouncing Dictionary by D. Jones (London, Dent, 1917), и имеет своим теоретическим центром возглавляемое Джоунзом фонетическое отделение лондонского University College. Это произношение по своему значению для англичан соответствует московскому в русском языке. Оно широко распространяется по стране благодаря школе, радио, сцене (в Англии нет особо нормализированного стандарта сценического произношения, подобного Bühnendeutsch в Германии), а также все убыстряющимся средствам железнодорожного, пароходного и воздушного сообщения и общему наступлению города на деревню. Тем не менее, диалекты держатся, и, напр., среди более мелких слоев буржуазии Лондона и его окрестностей попрежнему процветает диалект Cockney; школьные отчеты констатируют, что дети этого класса, особенно мальчики в школах для приходящих, в лучшем случае временно усваивают стандартное произношение на ряду со своим диалектом и утрачивают его ради последнего по выходе из школы.

Еще более сильная центробежная сила действует на далекой периферии в языке бывших и настоящих британских колоний. Особенно это относится к языку США, где происходят глубокие изменения уже не только разговорного, но и литературного языка; изменяется и синтаксис, и фонетика, и морфология, но особенно сильно дифференцируется словарь, вобравший в себя ингредиенты языка индейцев, негров, соседних испанцев и французов, а позже разноплеменных иммигрантов: немцев, голландцев, норвежцев, итальянцев и т. д. Расхождение с языком англичан идет и другими путями: одна из сторон забывает какое-нибудь слово, удерживаемое другой, или утрачивает старое значение, или вводит новое значение слова, которое другая сторона соответственно сохраняет или забывает. Напр., fall в значении «осень» характерно для американцев, а в Англии употребительно только в северных диалектах; homely у англичан значит домашний, простой, у американцев также некрасивый; sick у англичан употребляется преимущественно в суженном значении — чувствующий тошноту, у амер. в старом значении больной; store у англ. склад товаров, у амер. магазин; corn у англ. хлебный злак и пшеница, у амер. маис; железнодорожная терминология у американцев развилась почти независимо от английской, напр. багаж в Англии называется luggage, в США baggage, вагон в Англии carriage, в США car, кондуктор в Англии guard, в США conductor, железная дорога в Англии railway, в США railroad и т. д. Долгое время язык Старого Света был авторитетом для Нового, но за последние 30—40 лет эмансипация становится все более заметной; особенно часто американцы упрекают англичан в слишком косном следовании традициям; нет недостатка во взаимных обвинениях в искажении родного языка; дело доходит до такой резкости тона и каждая из сторон имеет так много сказать в свою защиту, что едва ли организованный в 1927 г. представителями более умеренных точек зрения International Council for Standard English (по 50 членов с каждой стороны) добьется искомого компромисса и остановит начавшуюся дифференциацию. Уже сейчас в Америке не редкость выражение «американский язык» (особ. резко у Менкена, см. ниже библиографию), и дело дошло до предсказаний (со стороны американцев) о предстоящем распаде А. я. на ряд самостоятельных языков: английский, американский, канадский, австралийский, как это было с латинским и романскими языками. Еще в 1783 г. эта мысль была высказана Вебстером, будущим автором известного Словаря. Насколько она основательна, сейчас сказать трудно, но нельзя не отметить, что колоссальные успехи техники, быстрота сообщения, радио, подводный телефон и пр., не остановили процесса, который именно в последние десятилетия развивался быстрее. Уже много раз отмечалось, что для туристов обоих стран издаются маленькие англо-американские и американо-английские словарики.

Что касается других частей света, то надо признать, что А. я. — географически наиболее распространенный язык на земном шаре, но не следует забывать, что язык, при помощи которого англичане и американцы объясняются с туземцами — не английский, а смешанные языки, в лексическом составе которых англ. элемент, правда, обычно преобладает. Таковы Pidgin English в Китае (испорченное в устах китайца Business English), Beach-la-Mar English на островах Тихого океана, Kru-English — смесь англ. и португальских слов с языком негров на Гвинейском и Либерийском берегах Африки и т. п. Как бы то ни было, вполне вероятно, что из всех мировых языков А. я. по количеству людей, его изучающих как иностранный, стоит на первом месте.

Еще большему его распространению попрежнему мешает крайняя архаичность его орфографии, принимаемая обыкновенно за капризность его произношения. Эта орфография отражает язык в том виде, в каком он был закреплен типографским станком в XV веке. Громадные изменения, происшедшие в языке с тех пор, почти не нашли себе отражения в орфографии; изменения были ничтожны: y вместо окончания ie, несколько больше последовательности в употреблении букв v и u, прибавка конечного e во многих словах для означения долготы предшествующего гласного — вот главные из изменений, совершенно не коснувшиеся того сдвига, который испытали между XV—XVIII веками все англ. гласные, особенно долгие, когда почти ни один из них не остался на прежнем месте. Отсюда такой разрыв между звуком и буквой, отсюда тот факт, что буква a может означать 9 различных звуков (land, last, late, care, many, war, wash, ago, cottage). Необходимость реформы сознается всеми (педагогическими и коммерческими кругами особенно), были предложены различные частичные реформы, отдельные лица производили их в личном, индивидуальном порядке (напр., филолог Ферниваль), возникли специальные общества: Simplified Spelling Board в Нью-Йорке в 1906 г. и вскоре затем в Англии Simplified Spelling Societi (sic!) и Spelling Reform Society. В 1914 г. и снова в 1924 и 1926 годах возбуждались ходатайства перед министром просвещения о назначении парламентской комиссии для подготовки реформы в законодательном порядке, но решительного шага не сделано до сих пор. Частичное упрощение не решит вопроса, а радикальной реформе мешает не один английский консерватизм, но и объективные трудности, напр., хотя бы моносиллабизм большинства коренных англ. слов, допускающий гораздо меньшее количество звуковых сочетаний, чем более длинные в общем слова других европейских языков: write, rite, wright, right звучат совершенно одинаково, как и pair, pear, pare; фонетическая реформа сольет слова разного рода на письме вместе. Главная трудность реформы, конечно, в гласных; уничтожение мертвых букв вроде w перед r, k перед n, gh, конечно, никакой трудности не представляет, но дело зашло слишком далеко, чтобы частичные реформы могли существенно помочь.

Библиография. Новейшими историческими грамматиками являются: Wright, An Elementary English Grammar (три части: Old English, Middle E. и Modern E.), Oxford, 1923; Luick, Historische Grammatik der englischen Sprache (с 1913 г.; не окончено). Популярно и талантливо написаны Jespersen, Growth and Structure of the English Language, 5 изд., Lpz., 1926, и Bradley, Making of English, 1904. Историю ново-англ. разговорного яз. дает Wyld, A History of Modern Colloquial English, London, 1920; Murison, Changes in the Language since Shakespeare’s Time, в XIV томе Cambridge History of English Literature, 1922. Множество интересных наблюдений над современным языком у Spies H., Kultur und Sprache im neuen England, 2 Auflage, Leipzig, 1928. О языке США: Meneken, The American Language, New-York, 1919, нем. пер. Spies’а, 1927 (резко америк. точка зрения); Krapp, The English Language in America, 2 voll., N. Y., 1925. Самая важная новинка англ. лексикографии — сокращение материала монументального издания Murray’s, New English Dictionary в двух больших томах, The Shorter English Dictionary on Historical Principles, edited by C. T. Onions, Clar. Press, 1933,4°. Исчерпывающую библиографию по всем отделам англ. филологии с XVII в. дает Kennedy, A Bibliography of writings on the English Language, Harvard University, 1927.

В. Мюллер.