ЭСГ/Насекомые

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭСГ
Перейти к навигации Перейти к поиску

Насекомые
Энциклопедический словарь Гранат
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Минеральные воды — Наугейм. Источник: т. 29 (1914): Минеральные воды — Наугейм, стлб. 651—667 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕ


Насекомые (Insecta), название самого многочисленного по числу видов класса животного царства, входящего в состав типа членистоногих (Arthropoda). Некоторые сравнительные анатомы предлагают не считать Н. самостоятельным классом, a лишь подклассом класса Opisthogoneata (т. е. имеющих заднее половое отверстие), в котором объединяются Н. с другим подклассом Chilopoda (часть многоножек, см.). Другой класс — Progoneata (т. е. имеющие переднее половое отверстие) совместно с Opisthogoneata составляют вместе большую группу Antennata, т. е. членистоногих с одной парой усиков. Это соединение Н. с частью многоножек является уступкой чрезмерной схематизации, не считающейся со многими существенными реальными чертами строения. Большинством зоологов эта классификация не приемлется, и Н. считаются самостоятельным классом, который отличается от других членистоногих присутствием одной пары усиков, делением тела на голову, грудь и брюшко, тремя парами грудных ножек и крыльями, которые, хотя и отсутствуют у многих H., но присутствуют только у них и не выражены даже в виде намека ни у одного представителя иных групп членистоногих. Тело Н. в зародышевом состоянии состоит из ряда однородных члеников, из которых каждый несет на себе парные зачатки конечностей (рис. 1). Этот ряд спереди замыкается большим головным члеником, не несущим придатков и непохожим на остальные; такой же замыкающий, непохожий на остальные, членик лежит и на заднем конце тела. Наличность придатков на каждом членике, кроме двух концевых, делает зародыш Н. на ранней ступени развития похожим на многоножку, и можно с большим вероятием сказать, что сходство это не случайное, a служит выражением отдаленной кровной связи между этими группами. При дальнейшем развитии (рис. 2) зачатки брюшных конечностей исчезают почти на всех члениках, кроме задних. Членики тела зародыша постепенно складываются в три отдела тела — голову, грудь и брюшко, при чем голова всегда представляет собою сплошную, нечленистую коробку, грудь делится на три членика, которые иногда плотно срастаются между собою, a иногда передний подвижно сочленен со вторым, a брюшко состоит из разного числа члеников: наибольшее 12 (у группы Protura и 10 у всех остальных), наименьшее 5. Большое количество члеников брюшка и большая однородность и самостоятельность всех вообще члеников тела считаются признаком первобытным, малое количество и специализация и слитность члеников — признаком вторичным. Придатками головы по порядку спереди назад (рис. 1 и 2) являются усики, жвалы или верхние челюсти, нижние челюсти и нижняя губа (вторая пара нижних челюстей). Все эти придатки развиваются весьма различно у разных H., при чем та или иная форма является характерной для целой группы. Различные формы усиков, показанные на рис. 13 и 14, служат хорошим систематическим признаком для семейств, более же мелкие их особенности являются родовыми признаками. Замечательным исключением является полное отсутствие усиков у представителей отряда „бессяжковых“ (Protura), что надо считать вторичным признаком, следствием атрофии. Разнообразие в строении ротовых придатков носит характер приспособления к тому или иному способу питания. Простейшей и исходной формой ротовых придатков являются придатки жующего типа (рис. 11): за пластинчатой, непарной верхней губой, которая у всех Н. непарна и к числу измененных конечностей причислена быть не может, следуют всегда нечленистые жвалы, членистые нижние челюсти и членистая нижняя губа, которую рассматривают как результат слития второй пары нижних челюстей. При изменении этого первобытного типа ротовых придатков в тип придатков сосущих, нижняя губа превращается в желобок, куда вкладываются стилетообразные нижние и верхние челюсти; верхняя губа тоже принимает удлиненный вид и иногда является тоже колющим стилетом (см. двукрылые, рис. 2). У полужесткокрылых (см.) в сосущем хоботке нижняя губа сохраняет членистость. У бабочек (см.) наблюдается почти полное недоразвитие значительной части ротовых придатков, и лишь нижние челюсти принимают участие в образовании хоботка. На груди, которая состоит из трех члеников, каждый из них несет пару ножек, которые у разных Н. устроены весьма разнообразно в соответствии с образом жизни (рис. 12). Здесь мы видим ряд интересных примеров полного соответствия формы органа с его отправлением, и для изучения подобных соотношений Н. представляют чрезвычайно богатый материал. На брюшке никогда не бывает настоящих ножек, но у некоторых низших Н. (Campodea, Machilis) на нем имеются маленькие придатки, значение которых для жизни нам не ясно и которые считаются за сохранившиеся зачатки брюшных ножек, которые у других Н. исчезли. За видоизменения этих ножек считают также широко распространенные у прямокрылых (см.) хвостовые придатки (cerci) и расположенные тоже на заднем конце тела грифельки (styli). Ho наиболее обычным видоизменением зачатков задних брюшных конечностей Н. являются половые придатки, особенно женские — яйцеклад (рис. 15) и жало (см. пчела), которое есть видоизменение яйцеклада для целей нападения, при чем следует заметить, что эти органы развиваются отчасти за счет зачатков конечностей задних члеников, a отчасти за счет самих члеников. Некоторые части мужских органов спаривания тоже считаются за измененные зачатки брюшных конечностей. Крылья, которые расположены парно на среднем и заднем членике груди или на одном среднем (двукрылые; см.), развиваются как выпячивающиеся складки кожи, стенки коих сближаются между собою, так что в конечном развитии крыло представляет обычно очень тонкую двустенную пластинку. Лишь надкрылья жуков (см.) бывают довольно толсты. Внутрь крыловых выростов врастают дыхательные трубочки (трахеи), которые, располагаясь и ветвясь особенным образом, образуют крыловые жилки (рис. 6 и 8), которые имеют весьма важное значение для систематики Н. и которые называются определенными названиями. К сожалению, специалисты по систематике различных отрядов Н. давали в разное время одним и тем же жилкам разные названия, что делает весьма трудным сравнительное изучение жилкования. Относительно жилкования можно сделать общее замечание, что чем оно первобытнее, тем больше продольных, от корня крыла отходящих жилок, и число жилок вообще в этом случае велико, a чем более крыло специализировано и удалилось от первобытного типа, тем меньше в нем жилок вообще и тем меньше их отходит от основания крыла; в таком случае наблюдается ветвление жилок, в небольшом количестве отошедших от корня крыла. У некоторых Н. (напр., в семействах Chalciidae и Proctotrypidae из наездниковых, см.) жилки совсем или почти совсем исчезают, что представляет собою явление вторичное. Крылья могут вовсе отсутствовать у H., при чем для низших групп (Apterygota) это считается признаком первичным, a для целого ряда форм из разных отрядов — признаком вторичным. Иногда наблюдается бескрылость только одного пола, самки. Обычна бескрылость у форм пещерных, горных, островных. Последний факт очень интересен, как пример действия отбора: летуны легко попадали в море и вымирали, не склонные летать выживали, a от неупотребления орган атрофировался. Поверхность тела Н. покрыта кожей, верхний слой которой, являющийся выделением ниже лежащих клеток, состоит из особого вещества, называемого хитином, которое отличается чрезвычайной стойкостью и не разрушается даже действием горячего раствора едкого кали или натра. Этим пользуются для изучения хитинного остова H., вываривая их в названных веществах, разрушая при этом все, кроме хитина. Поверхность кожи несет разнообразные хитинные выросты в виде шипиков, волосков, щетинок, чешуек. В коже Н. в изобилии развиваются кожные железы. Они могут развиваться в самых различных местах, показывая этим, что вся кожа есть железистый орган, и назначение их самое разнообразное: есть железы восковые (см. пчела), вонючие (защитные), смазочные и проч. В связи с жалом стоят ядовитые железы, сложно устроенные, но тоже кожного происхождения. Стоящие в связи с глоткой сложные слюнные железы, число коих доходит до 6 пар, тоже кожного происхождения. Из хитина состоит стенка дыхательных трубочек (трахей), развивающихся как впячивания кожи и пронизывающих собою в бесчисленном количестве все тело Н. (рис. 18). Главные стволы этой дыхательной или трахейной системы расположены вдоль тела и сообщаются с наружной средой с помощью поперечных трубочек, открывающихся наружу отверстиями (дыхальцами или стигмами). Тончайшие разветвления трахей проникают во все ткани и даже внутрь клеток, уподобляясь своим бесконечно мелким ветвлением волосным сосудам кровеносной системы высших животных. Наоборот, кровеносная система (рис. 3 и 4) у Н. развита весьма слабо, не представляя собою сети сосудов. Кровь наполняет собою всю полость тела и приводится в движение замкнутым на заднем конце спинным сосудом, который в брюшке разделен на камеры (сердце), a в груди и голове камер не имеет (аорта). Сокращаясь сзади наперед, сердце прогоняет кровь в полость головы, откуда она обратным током идет по полости тела назад, при чем распределителями кровяного потока являются две перегородки, спинная и брюшная (рис. 4). Проходя сквозь скважистую спинную перегородку, кровь через особые отверстия, при расширении сердца, поступает в его полость.

Прилегая к стенкам тела и к внутренним органам, в полости тела Н. расположено значительное количество особой ткани, называемой жировым телом. У зимующих насекомых оно является с осени большим складом запасных веществ, гл. обр. жировых, за счет которых происходит питание во время зимовки (комары, самки ос, шмелей). В обычное время в этой ткани тоже находятся капли жира, но, кроме того, клетки ее имеют способность осаждать внутри себя различные вещества из крови. Поэтому в жировых клетках мы находим мочекислые соли, a в особых, вкрапленных среди жировых, клетках (эноцитах) — скопления пигментированных зернышек, являющихся результатом жизнедеятельности организма, отбросами, которые складываются в эноцитах, как в мусорных ящиках, и остаются там до смерти Н. Около сердца находятся особые перикардиальные (околосердечные) клетки, которые обладают тоже способностью внутриклеточного выделения и отлагают в себе введенные в полость тела вещества, что заставляет нас считать их тоже участниками сложного процесса обмена веществ в теле Н. Наконец, по бокам спинного сосуда некоторых Н. описаны скопления амебовидных клеток, обладающих свойствами фагоцитов. Эти скопления считают фагоцитарными или лимфатическими органами Н.

Кишечный канал состоит из трех отделов: передняя кишка, имеющая хитиновую внутреннюю выстилку (рис. 3), делится на трубчатый пищевод и расширенный зоб; иногда обособляется еще особый т. наз. жевательный желудок, с хитиновыми зубцами внутри. Средняя кишка, не имеющая хитиновой выстилки, служит местом, где совершается пищеварение, и переходит в выстланную хитином заднюю кишку. На границе средней и задней кишки помещаются своеобразные органы выделения, т. наз. мальпигиевы сосуды, которые построены совершенно иначе, чем выделительные органы типа нефридий, встречающиеся у кольчатых червей, некоторых близких к ним групп червей (см.), части членистоногих (см.) и моллюсков (см.). Они имеют вид слепо оканчивающихся трубок, открывающихся в полость кишечника.

Нервная система состоит из узлов, каждый из которых есть следствие срастания двух зародышевых узлов (рис. 2). От одного узла к другому идет парная соединительная перемычка, a по бокам от узла отходят сильно ветвящиеся нервные тяжи. В голове помещается большой сложный надглоточный узел (рис. 5), называемый обычно мозгом, хотя, если уже применять это обозначение к H., то правильнее называть мозгом совокупность надглоточного и подглоточного узлов. Надглоточный узел устроен весьма сложно, состоит из трех главных отделов. В переднем отделе помещаются особые образования, т. наз. стебельчатые тела, представляющие собою одно из проявлений высокой дифференцировки в строении надглоточного узла. Они развиты не у всех Н. (нет или слабо развиты у полужесткокрылых и особенно сильно развиты у пчел, муравьев и иных перепончатокрылых (см.), отличающихся высоким развитием сложных инстинктов). Клеточное строение нервной системы Н. и в особенности надглоточного узла чрезвычайно сложно и отличается в этом последнем изобилием отдельных нервных центров и проводящих путей между ними, что стоит в связи с сложной психической деятельностью, хотя она ограничивается главным образом сложными инстинктами, не возвышаясь или лишь редко возвышаясь до области настоящего разума. Надглоточный узел иннервирует простые и сложные глаза и усики, подглоточный — ротовые придатки. Сложные глаза состоят из отдельных зрительных элементов, каждый из коих имеет свою роговицу, свой преломляющий конус, пигментные клетки и элементы сетчатки. Полагают, что каждый составной элемент сложного глаза дает изображение части поля зрения (мозаичное зрение). Некоторые Н. (напр., кузнечики, саранчевые) имеют весьма сложно устроенные органы слуха, заметные снаружи (у саранчевых на брюшке, у кузнечиков на ножках). У некоторых H., напр., у пчел, найдены внутри ножек незаметные снаружи органы, которые считают за органы слуха, устроенные по типу органов кузнечиков, a у многих Н. органов слуха вовсе не найдено. Органы осязания разбросаны по разным участкам тела и состоят из выростов кожи (щетинки, волоски), связанных с нервами. Кроме таких более грубых воспринимателей внешних раздражений, в глубине кожи Н. заложены в особых ямках в разных местах более тонкие восприниматели в виде чувствительных клеток или нежных выростов, стоящих в связи с чувствующими клетками. Подобного типа восприниматели раздражений, расположенные на усиках, считаются за органы обоняния, a расположенные в ротовой полости — за органы вкуса. Надо при этом помнить, что мы вообще не можем иметь точных представлений о том, какие чувства доходят до сознания животных, устроенных совершенно не сходно с нами, т. к. о характере ощущений мы можем судить только путем самонаблюдения. Чем дальше от нас животное по своему строению, тем менее мы можем судить о его чувствованиях, строение же Н. со строением позвоночных ничего общего не имеет. Тем не менее, многочисленные наблюдения над Н. ясно показывают, что обоняние в их жизни играет важную роль; что же касается чувства вкуса, то о нем мы, собственно говоря, ничего не знаем.

Органы размножения Н. устроены весьма сложно и разнообразно в подробностях и весьма просто и однообразно в схеме. Парные железы — семенники у самцов, яичники у самок — имеют парные выводные протоки, которые обычно сливаются в непарный, открывающийся выходным отверстием на заднем конце тела, рядом с заднепроходным. Лишь в виде исключения (поденки) выводные протоки открываются парными отверстиями. Семенники Н. устроены весьма разнообразно, яичники же состоят из различного количества яйцевых трубочек, разделенных на камеры, при чем в каждой развивается одно яйцо. Иногда такие яйцевые камеры чередуются с желточными, где находятся питательные клетки. Важной частью женского полового аппарата является семяприемник, куда попадают живчики самца при спаривании и где они хранятся, иногда в течение долгого времени, расходуясь постепенно на оплодотворение (см. пчела). И мужские и женские органы размножения Н. в изобилии снабжены разнообразными придаточными железами, которые или дают примешивающуюся к живчикам слизь, или выделяют вещество, нужное для образования кокона, или являются смазочными железами. Самцы и самки Н. нередко сильно отличаются друг от друга своими внешними признаками (половой диморфизм). Отличия эти выражаются во всех чертах строения и, конечно, касаются и внутренних органов, но это пока мало прослежено. По величине самка обычно больше самца, что связано с необходимостью развивать внутри большое количество яиц. Самки некоторых Н. отличаются меньшею подвижностью, чем самцы, что находит свое высшее выражение в том, что у них вовсе или в значительной степени атрофируются крылья (напр., бабочка Orgyia antiqua). У бабочек „мешечниц“ (Psychidae) у самок атрофируются не только крылья, но и ноги. В семействе пластинчатоусых жуков (Lamellicornia), в противоположность указанному, самцы крупнее самок и имеют разнообразные выросты на голове и первом членике груди (общеизвестный жук-носорог) или очень сильно развитые челюсти (жук-олень). Интересно, что эти мужские признаки бывают неодинаково выражены у разных особей: попадаются самцы более или менее женственного типа, иногда трудно отличимые от самок. Эта сильная изменчивость превращает половой диморфизм в полиморфизм. В еще более своеобразной форме выражен половой полиморфизм у некоторых бабочек, (напр. Papilio Memnon), у которых при одной форме самца существует несколько форм самок. При различии полов в окраске часто самец бывает ярче самки, но иногда диморфизм окраски сказывается в том, что полы окрашены различно, но нельзя сказать, чтобы один превосходил другой яркостью. Половой процесс у многих Н. является главным жизненным актом взрослой стадии, а иногда (например, бабочки-шелкопряды, поденки) взрослые Н. даже не принимают вовсе пищи, и вся их жизнь сводится к процессу спаривания, процесс же питания сосредоточивается в стадии личинки. Весьма часто самцы погибают после спаривания, a самки — после откладки яиц. При кладке яиц самки Н. весьма часто откладывают их в таких условиях, чтобы выведшиеся личинки немедленно нашли себе необходимую пищу. Так, яйца травоядных Н. откладываются на кору или листву деревьев, на стебли и внутрь стеблей трав; яйца древоточащих — внутрь стволов, яйца навозных обитателей — в навоз, яйца тех видов, личинки коих питаются трупами животных, — в трупы и т. п. Особенно интересны случаи откладки яиц внутрь живых H., в которых личинки, выведшиеся из этих яиц, паразитируют (см. наездниковые). Яйца Н. покрыты плотной оболочкой, иногда весьма тонкой и нежной, a иногда очень толстой и прочной, хорошо защищающей их от вредных влияний окружающей среды. У большинства Н. выведшиеся личинки предоставляются самим себе, но у живущих семьями, т. наз. общественных Н. (термиты, муравьи, осы, шмели, пчелы) личинки выращиваются внутри гнезд, выкармливаются и пользуются специальным уходом.

Некоторые Н. по выходе из яйца постепенно растут, не претерпевая никаких превращений (Insecta ametabola). Сюда относятся низшие Н. У других наблюдается превращение, наиболее наглядно сказывающееся в том, что выходящие из яйца формы (личинки) бескрылы, a взрослые крылаты, но при этом нет резкой разницы в общем виде между личинкой и взрослым или совершенным H. (imago) и нет промежуточной покоящейся стадии куколки. Такое превращение называется неполным (Insecta anamorpha или hemimetabola). При полном превращении (рис. 17) личинка совершенно не похожа на взрослое H. (imago), и есть покоящаяся промежуточная стадия куколки, которая не принимает пищи (Insecta epimorpha или holometabola). Весьма часто личинка перед окукливанием плетет себе кокон. По виду и строению личинки бывают весьма разнообразны. Они бывают и подвижные, с хорошо развитыми ротовыми частями и конечностями, при чем ведут деятельный образ жизни (рис. 7), но бывают они и безногие, и безголовые, совершенно лишенные способности самостоятельно отыскивать себе добычу, как, напр., личинки мух (см. двукрылые). При полном превращении существует резкое различие между строением личинки и куколки и слабое различие между куколкой и совершенным H., строение коего уже намечено в куколке. Переход из личинки в куколку кажется на первый взгляд как бы резким скачком, но в действительности у личинок уже заложены зачатки будущих органов взрослого Н. (рис. 9 и 10) в виде так назыв. имагинальных дисков, которые при превращении в куколку постепенно развиваются, a некоторые специально личиночные органы (кишечник, прядильные железы) подвергаются клеточному распаду (гистолизу).

Развитие многих Н. сопровождается своеобразными явлениями. Во-первых, надо отметить способность целого ряда форм к девственному развитию (партеногенезу), которое известно, как обычное явление, у тлей, у орехотворок, a также у пчел, где особенность заключается в том, что из неоплодотворенных яиц выводятся только самцы. Это девственное размножение иногда есть лишь один из этапов перемежающегося размножения, в той его форме, когда при чередовании партеногенетических и обоеполых поколений наблюдается значительное несходство между этими поколениями (гетерогония), как, например, у тлей (см.) и орехотворок. Своеобразной формой размножения является педогенез, т. е. личиночное размножение, наблюдаемое у некоторых комариковых (Cecidomyidae); явление состоит в том, что внутри личинок развиваются другие личинки. Причиной является чрезвычайно раннее развитие женских половых элементов в яйце. Эти зачатки яиц достигают еще в личинке полной зрелости и начинают развиваться партеногенетически, так что педогенез есть как бы лишь частный случай партеногенеза.

Внешний вид и раскраска Н. бесконечно разнообразны, нередко весьма оригинальны и красивы, что делает их, и издавна делало, излюбленным объектом для собирателей коллекций. Трудно даже представить себе все богатство и разнообразие форм, рисунка и колорита, наблюдаемых в этой группе. Нередко та или иная своеобразная форма тела является приспособлением к определенному образу жизни. Так, например, тело плавающих Н. несомненно удобно для плавания, форма тела жуков-короедов весьма приспособлена для делания ходов в дереве и т. п., но, с другой стороны, весьма часто одна и та же способность связана с совершенно различным строением: так, например, длинно- и тонкотелые и длиннокрылые стрекозы являются хорошими летунами наравне с коротко- и широкотелыми и короткокрылыми слепнями и иными двукрылыми. Весьма часто в разнообразии формы Н. нам не удается видеть приспособления к определенной цели. Еще в более резкой форме возникает вопрос о значении разнообразия окраски. Несомненно, что во многих случаях окраска подходит под цвет окружающей среды (гомохромия) и в этом отношении может быть полезна H., как средство защиты (охранительная, подражательная окраска). В некоторых случаях выработались такая форма тела, такой рисунок и такая окраска, которые весьма сходны с формой, рисунком и окраской другого вида, хорошо защищенного специальными свойствами от врагов (подражательное, охранительное сходство; см. мимикрия). Но в весьма большом числе случаев мы не можем дать никакого объяснения значения окраски и рисунка. Особенно хорошие примеры дают в этом отношении бабочки (см.). Виды, сходные по образу жизни, который к тому же до крайности прост и не представляет нам никаких проявлений сложных инстинктов, выглядят совершенно различно, при чем природа не поскупилась на пестроту и разнообразие рисунка и расцветки. Некоторые авторы (Эймер) пытаются путем тщательного анализа рисунка на крыльях H., специально бабочек, наметить ход специального процесса эволюции этого рисунка, — процесса, идущего в определенном направлении в силу законов органического роста и развития (ортогенезис).

Количество видов Н. чрезвычайно велико и с трудом поддается даже самому приблизительному учету, т. к. ежедневно описывается много новых видов. Можно с уверенностью сказать, что число описанных в настоящее время видов Н. не менее 300 тысяч. Некоторые авторы, принимая во внимание непрерывное появление описаний новых видов, оценивают общее число живущих на земном шаре видов Н. более, чем в миллион. Бесспорно, это — самый многочисленный изо всех классов животного царства, широко распространенный по всему земному шару, представители которого живут в самых разнообразных условиях, при чем многие из них размножаются в несметном количестве, чем и обусловливается возможность нанесения ими существенного вреда человеческому хозяйству (см. вредные H.). Обилие H., их разнообразие, интересные особенности образа жизни многих из них и наносимый ими вред — все это было причиной того, что число зоологов, посвящавших свое внимание H., было всегда велико и все увеличивается и что изучение их уже давно выделилось в особую отрасль зоологии под названием „энтомологии“ (entomon = насекомое). К числу лиц, занимающихся энтомологией, принадлежит громадное количество любителей, многие из которых являются исключительно собирателями коллекций, a не научными работниками. К услугам таких собирателей развилась обширная торговля H. (см. бабочки). Вследствие обилия видов и незначительности отличий между многими из них, a также вследствие громадного объема энтомологической литературы по систематике и фаунистике, при чем среди этого изобилия не мало работ невысокого качества, занятие научной систематикой Н. является делом трудным, требующим большой специализации. В настоящее время не только нельзя думать о том, чтобы знать систематику Н. вообще, но трудно даже знать полностью отдельные отряды, и создаются специалисты по подотрядам, по группам семейств и даже по отдельным семействам. Было время, когда систематика Н. была почти исключительно искусственная, основанная на изучении внешних признаков, направление, созданное Линнеем (1758 г. „Systema Naturae“). Постепенно, в особенности за последнее время, систематика Н. перерабатывается на основах естественной системы, пытающейся установить распределение форм по группам на основании всестороннего изучения не только их внешних признаков, но и строения и развития.

Ископаемые Н. известны, начиная с отложений каменноугольного периода, при чем, чем моложе слои, тем большее количество ископаемых Н. из них известно. Всего в настоящее время известно более 7.600 видов. Изучение ископаемых Н. ничего не выясняет нам по вопросу о происхождении их от какой-либо иной группы животного царства, что, вероятно, зависит от того, что самые древние предки этого класса нам неизвестны. В каменноугольных отложениях Н. появляются в виде крылатых форм с типичными признаками современных Н. Даже для понимания родственных отношений между отрядами Н. палеонтология дает немного.

Значение Н. в природе весьма велико. Их питание растениями может сильно отражаться с вредной стороны на благополучии этих последних (см. вредные H.), но, с другой стороны, они являются опылителями растений, и роль в этом отношении многих H., особенно перепончатокрылых, a также двукрылых и чешуекрылых, весьма велика и благотворна (см. пчелы, шмели). Разнообразные приспособления цветов к опылению их Н. послужили предметом специальных исследований. Поедая трупы, навоз и иные разлагающиеся вещества, Н. в известной степени являются санитарами в природе, но, с другой стороны, при этом они же являются разносителями заразы (см. мухи). Паразитируя в других H., многие виды являются естественными ограничителями их чрезмерного размножения (см. наездниковые, мухи) и, если это касается вредных Н., то друзьями человека. Велико значение Н. как пищевого материала для насекомоядных птиц, млекопитающих и иных животных. Этим кладется ограничение их чрезмерному размножению. Прямую пользу человеку приносят пчела (см.), шелковичный червь (см.), червецы (см. полужесткокрылые), орехотворки (см.).

Деление современных Н. на отряды понимается довольно различно разными авторами, при чем количество их доходит по Брауеру до 18. Мы приводим здесь классификацию нашего известного энтомолога Н. А. Холодковского.

Первый подкласс и совпадающий с ним I отдел. Низшие Н. (Insecta apterygota, ametabola, epimorpha). Сюда относятся формы, не имеющие вовсе превращений и отличающиеся первобытностью своего строения. 1 отряд. Бессяжковые (Protura) — открытая в 1907 году своеобразная группа низших H., напоминающих отчасти многоножек, откуда и одно из названий этой группы Myrientomata (Берлезе). Число члеников брюшка, в отличие от всех остальных H., 12, усики, в противоположность всем остальным Н., отсутствуют. Голова несет признаки атрофии, глаз нет. Роды Acerentomon, Eosentomon. Живут в пнях. Найдены в разных местностях Европы. 2 отр. Хвостоножки (Collembola) — мелкие бескрылые H., строение коих указывает не на первобытность, a на весьма большую специализацию. Членики брюшка весьма малочисленны. На конце брюшка своеобразная прыгательная вилка, на нижней поверхности брюшка, особый выпячивающийся трубчатый брюшной орган, вероятно, служащий для прилипания к гладким поверхностям. Живут эти Н. во мху, в пнях и т. п., в сырых местах. Нередко попадаются в цветочных горшках. Роды Podura, Sminthurus. 3 отр. Вилохвостые (Diplura) — небольшие, бескрылые, безглазые Н. с двумя длинными хвостовыми придатками (Campodea) или двумя хвостовыми щипцами (Japyx). Первый из названных родов с единственным видом C. staphylinus отличается многими первобытными чертами строения, широко распространен по земному шару, живет в земле, попадается и в цветочных горшках. Japyx, живущий в теплом климате, замечателен зачаточными брюшными придатками. 4 отр. Щетинохвостые (Lepismatina) — наиболее высоко организованные из низших H., наиболее близкие к прямокрылым, с сложными глазами, тогда как у всех остальных низших Н. или вовсе нет глаз, или только простые глазки.

Второй подкласс — высшие H. (Pterygota) делится на два отдела. II отдел. Н. с неполным превращением (Insecta anamorpha, hemimetabola). Вышедшая из яйца молодь бескрыла и достигает окончательного развития и крылатости путем последовательных линек, не проходя покоящейся стадии куколки. 5 отр. Прямокрылые (Orthoptera, см.). 6 отр. Ложносетчатокрылые (Pseudoneuroptera, см.). 7 отр. Пузыреногие (Physopoda) — мелкие H. с четырьмя узкими нежными крылышками, по краям которых сидят нежные волоски. На концах лапок вместо когтей своеобразные колбовидные вздутия, служащие для присасывания. Типичный род Thrips (трипс). В изобилии встречаются на растениях, преимущественно на цветах. Многие виды вредят культурным растениям. Limothrips cerealium Halid. вредит колосьям ржи и пшеницы. 8 отр. Лжехоботные (Pseudorhynchota) — паразитные бескрылые Н. с своеобразными колющими и грызущими ротовыми придатками. Сюда относятся в качестве особого подотряда многочисленные пухоеды (Mallophaga), живущие на шерсти млекопитающих и на перьях птиц. Второй подотряд составляют вши (см.). 9 отр. Полужесткокрылые (Hemiptera, Rhynchota).

III отдел. Н. с полным превращением (Insecta metamorpha, holometabola). Вылупившаяся из яйца молодь сильно непохожа на взрослые формы, есть промежуточная покоящаяся стадия куколки. 10 отр. Сетчатокрылые (Neuroptera). 11 отр. Ручейники (Trichoptera). 12 отр. Чешуекрылые, или бабочки (Lepidoptera). 13 отр. Жесткокрылые, или жуки (Coleoptera). 14 отр. Веерокрылые (Strepsiptera). 15 отр. Блохи (Aphaniptera). 16 отр. Двукрылые (Diptera). 17 отр. Перепончатокрылые (Hymenoptera; об отр. 5, 6, 9—17 см. соответств. статьи).

Как видно из этого перечня, большинству отрядов Н. посвящены самостоятельные статьи, где и изложены многочисленные данные по строению, биологии и систематике этого интересного класса, при чем иногда отдельные группы семейств или даже отдельные семейства дали материал для самостоятельных статей, на которые имеются ссылки в описании отрядов. Относительно географич. распространения Н. можно заметить, что, будучи широко представлены во всех зоогеографических областях, они дают нам в то же время много характерных примеров эндемизма, т. е. ограничения распространения определенной областью, не только для видов, но даже и для родов. Что же касается видов, то по отношению к ним эндемизм проявляется часто на сравнительно небольшом участке земного шара, не в областях, a в отдельных частях областей, в зоогеографич. провинциях. В пределах Российской империи богаты эндемическими видами Крым, Кавказ, Туркестан и отдельные участки их, Восточная Сибирь. Фауна средней России в широкой мере сливается в одно целое с фауной средней Европы и бедна эндемическими формами. Вдаваться в какие-либо подробности о географич. распространении Н. здесь нет возможности. Можно только еще заметить, что жаркий климат всего земного шара отличается чрезвычайным богатством и разнообразием форм, большой величиной их и яркостью окраски. С охлаждением климата фауна Н. заметно беднеет во всех отношениях. На далеком севере (Новая Земля и другие северные острова) весь состав энтомологической фауны ограничивается приблизительно двумя сотнями видов. Нужно еще отметить, что среди Н. много видов, характерных для местностей с определенными физико-географическими условиями (т. наз. станций): виды пустынные, степные, горные, водяные, лесные.

Литерaтурa. Н. А. Холодковский, „Курс энтомологии“. 2 тома (3-е изд. Спб. 1912); Давид Шарп, „H.“. Пep., обработка и дополн. Н. Я. Кузнецова (Спб. 1910); Карпентер, „H., их строение и жизнь“ (Спб. 1903); Packard, „Textbook of Entomology“ (1898); Henneguy, „Les Insectes“ (Paris, 1904); A. Berlese, „Gli Insetti“ (1909); Chr. Schröder, „Handbuch der Entomologie“ (1912—1913); Handlirsch, „Die fossilen Insecten und die Phylogenie der recenten Formen“ (1906—1908). В означ. сочин. имеются весьма полные указатели по обширной энтомолог. литературе. Фабр, „Инстинкт и нравы H.“, 2 тома (Спб. 1898); H. Müller, „Die Befruchtung der Blumen durch Insecten“.

Г. Кожевников.