ЭСГ/Потебня, Александр Афанасьевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Потебня
Энциклопедический словарь Гранат
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Поляновский мир — Пуазель. Источник: т. 33 (1916): Поляновский мир — Пуазель, стлб. 145—147 ( скан ) • Другие источники: РБС : ЭСБЕ


Потебня, Александр Афанасьевич, знаменитый филолог, основатель философского и психологического направления в русском языкознании, род. 10 сент. 1835 г., получил научное образование в харьковск. унив., курс которого окончил в 1856 г. Уже тогда по своим научным воззрениям П. примыкал к тому направлению немецкой филологии, которое было представлено Штейнталем и Лацарусом и требовало проникновения в языковое творчество и в психологию народного духа. Этими интересами определилось сразу научное творчество П. Его магистерская диссертация „О некоторых символах в славянской народной поэзии“ (1860) послужила только введением к многочисленным последующим работам П. в том же направлении, из которых надолго останутся классическими его исследования: „Слово о полку Игоревом“ (1877, 2-е изд. 1914) и „Объяснения малорусских и сродных народных песен“ (2 т., 1883 и 1887). В 1862 г. П. был командирован за границу для изучения санскритского языка, но вскоре вернулся на родину. Ум чрезвычайно самостоятельный и творческий, П. тяготился пассивным изучением санскрита; его тянуло к самостоятельным исследованиям, и с этого времени начинается непрерывный ряд его печатных работ. Среди русских ученых, довольно мало производительных, П. и тогда уже являлся блестящим исключением. Труды его составляли всю его жизнь, не богатую внешними событиями: до самой своей смерти (29 ноября 1891 г.) П. оставался профессором харьковского университета. Труды П. разделяются на несколько категорий: 1) исследования по русской диалектологии и фонетике; 2) работы по русскому синтаксису, где особенно блестяще обнаружилось умение автора проникать в дух языка; 3) исследования по теории словесности, народной поэзии и русской литературе. К первой категории относятся составившие эпоху „Два исследования о звуках русского языка“ (1866), где помещены статьи „О звуковых особенностях русских наречий“ и „О полногласии“, и „К истории звуков русского языка“ (1876). Введя в свои исследования обширный диалектологический и историко-языковый материал, П. установил явление „второго полногласия“, свойственного русскому языку. Повидимому, ближе философским интересам П. были исследования по вопросам об отношении языка к мысли. При этом его так занимало разнообразие человеческого выражения одной и той же мысли, что каждый отдельный пример, как продукт индивидуального творчества речи, представлял для него интерес. Отсюда вытекает обилие примеров в его синтаксических исследованиях, выходивших под общим заглавием: „Из записок по русск. грамматике“ („Введение“, как I часть. „Составные члены предложения и их замены в русском языке“, ч. II. „Об изменении значения и заменах существительного“, как III посмертная часть, 1899) и „Значение множ. ч. в русском языке“ (1888). Наконец, к третьей категории относятся чрезвычайно тонкие наблюдения над отношениями видов поэзии („Из лекций по теории словесности“, 1894) и недавно напечатанные, извлеченные из бумаг П., его заметки о Толстом и Достоевском („Вопросы теории и исихологии творчества“, т. V, 1914). По разносторонности, оригинальности и глубине своих взглядов П. значительно опередил свою эпоху, и поэтому „школы“ при жизни своей он не создал. Но теперь его взгляды, а главное — его научные стимулы, все шире проникают в науку. Его последователями являются Д. Н. Овсянико-Куликовский, критик Горнфельд и мн. друг. К его взглядам примыкает харьковское издание „Вопросы теории и психол. творч.“.

А. Погодин.