Юнга (Ленау; Ливертовский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Юнга («Как дикий конь, во весь опор…»)
автор Николаус Ленау, пер. Иосиф Моисеевич Ливертовский
Язык оригинала: немецкий. — Опубл.: ?. Источник: Век перевода


1.
Как дикий конь, во весь опор,
Несётся, взмыленный от шпор,
Дорогой стёртою вперёд, —
С ухаба и на крутизну
Взлетает судно на волну
И с треском снова вниз идёт.
Не умолкает ветра вой,
Склонилась мачта над волной.

Морских высоких волн игра
10 Шумит огнём под кораблём.
Матросы смелые на нём
Кричат восторженно ура.
Штурвал в ладонях моряка.
Верна штурвального рука.
15 На взмахах волн бусоль сверкает,
А штурман смотрит и мечтает:
При штиле деньги сосчитал он.
Поют в ушах его смычками
Морские пьяные кварталы,
20 Где ходят девки с моряками.

Там юнга верёвочной лестницей лёгкой
На мачту взбирается быстро и ловко.
Он смело поднялся над пеной валов
К высокому самому из парусов.
25 А мачта такая — порвёт облака,
Луну зачеркнёт, — до того велика.
Но вдруг… оборвался канат гнилой
С испуганным криком. Над водой
Проносится юнга. В море упал.
30 Прошёл по нему тяжёлый вал.

Бросьте, матросы, юнгу спасать:
Вам из пучины его не достать!
Голодными бестиями набегают
Над жертвою волны, и стонут, и лают.
35 Одна проглотила его, сатанея,
Другие, завидуя, мчатся за нею.
Бушуют и пенятся, рвутся на части,
Кричат, открывают голодные пасти.

Опять восходит солнце в небеса.
40 Морская синь прозрачна, как роса.
Угрюмые матросы всё сильней
Грустят над зыбкой участью своей.
И как невинный солнцем осиян
Молчит, убийца древний, — океан.

2.
45 Наступила оттепель, и вскоре
Утонуло горе в шумном море.
Помнит юнгу лишь одна вода.
Грёзами его валы играют,
Он весне и дорогому краю
50 Не пошлёт привета никогда.

Никакие вести не летели
Из кораллового подземелья,
Где зелёный бродит полумрак.
Может быть, русалки над водою
55 Собрались весёлою толпою
В ту пещеру, где уснул моряк?

Может быть, они его ласкают,
Раковины в кудри заплетают,
Розы в их слепящей белизне?
60 Или их от скал, повитых горем,
Тянет к солнцу яркому над морем
И к земной сияющей весне?