Capri (Лозина-Лозинский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Capri
автор Алексей Константинович Лозина-Лозинский (1886—1916)
Из сборника «Благочестивые путешествия (Петроград, 1916)». Источник: Противоречия. Собрание стихотворений, 2008[1] • Цикл стихотворений
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


  1. 1. «Капри подымается, как крепость…»
  2. 2. «О, виноград, цветы и пышность Феба!..»
  3. 3. «Чертоза дряхлая (восьмое чудо света)…»
  4. 4. «Сегодня видел я во дворике чужом…»
  5. 5. «Прямой и мёртвый срез надменно туп и страшен…»
  6. 6. «Белый дом на сером и высоком…»
  7. 7. «В кафэ Hiddigeigei всегда ужасно много…»
  8. 8. «Нини Карачьоло и Бьянка поутру…»


CAPRI


1. «Капри подымается, как крепость…»


Капри подымается, как крепость,
Черными отвесами из вод.
Как хочу я замолчать на год
И забыть, что жизнь моя нелепость,
Сотканная из пустых забот!

Быть простым и чутко-осторожным,
Изучать оттенки вечеров,
Полюбить веселье кабачков,
И процессиям религиозным
Следовать средь глупых рыбаков-

2. «О, виноград, цветы и пышность Феба!..»


Canton le tenere sirene amabili Grazie del mar…



О, виноград, цветы и пышность Феба!
Прекрасно жить во имя красок дня!
Ведь каждый день меня встречает небо,
Как женщина, влюбленная в меня!

И чуть проснусь, как тихая гитара
О bello Napoli уже поет…
Сегодня я со стариком Спадаро
Поеду в синий и волшебный грот.

3. «Чертоза дряхлая (восьмое чудо света)…»


Чертоза дряхлая (восьмое чудо света)
Совсем заброшена. В ней солнце, сон и сор…
Какой бассейн, бассейн для солнечного света
Огромный монастырский двор!

И ровно-медленно (как в музыке andante)
Я шел и ждал – средь мраморных колонн
Покажется монах, высокий капюшон,
Лицо Савонароллы или Данте.

И было сладко мне, что вечный мой вопрос –
Как жить – был далеко, за монастырской дверью…
И спрятал я лицо в букет душистых роз,
А душу погрузил в душистые поверья.

4. «Сегодня видел я во дворике чужом…»


Puri sermonis amator...
С. J. Caesar. Versus



Сегодня видел я во дворике чужом
Седого падрэ и старуху.
Она, иссохшая, с коричневым лицом,
Таинственно к его склонившись уху,

Губами тонкими, ужасно торопясь,
Шептала что-то… Падрэ рядом
Стоял и слушал речь, порой слегка смеясь…
Тяжел и толст, но с очень острым взглядом.

Я видел, что они нечисты и умны,
Но… солнце, дворик, эта поза!
И донеслись слова, едва-едва слышны:
«Да, padre, он… И булочница Роза»…

5. «Прямой и мёртвый срез надменно туп и страшен…»


О Maria del buon Consiglio,
Doice Maria, to le saluto



Прямой и мертвый срез надменно туп и страшен.
Кустарник кое-где в его морщинах вьется.
Тяжелый пласт навис, как выступы у башен,
И кажется, сейчас он на меня сорвется.

А в гроте, под скалой – наивная Мадонна,
Лампада зажжена, висит для бедных кружка;
И к ним, рассыпавшись, ползет по камням склона
Ручное стадо коз и дикая пастушка.

6. «Белый дом на сером и высоком…»


Et toi, la derniere venue,
Je t'aime moins, que l'inconnue,
Que demain me fera mourir.



Белый дом на сером и высоком,
На громадном и квадратном камне.
Я ходил туда, взволнованный пороком,
И она глядела там в глаза мне.

Там была беседка винограда
И лучи сквозь зелень проникали…
А у девушки была наивность взгляда…
Мне хотелось, чтоб меня ласкали.

По тропинке каменистой пробирались
Мы под древнюю разрушенную арку.
Далеко зеленые сады спускались…
Как хотел я девушку-дикарку!

Там вдвоем рождали мы сказанья
Про зверей, про гномов, про руину…
Я любил отдаться шепоту сознанья,
Что сомну я чистоту и кину.

7. «В кафэ Hiddigeigei всегда ужасно много…»


В кафэ Hiddigeigei всегда ужасно много
Маэстро маленьких всех толков, наций, рас…
Там хвалят футуризм и Гёте судят строго,
Играют в шахматы и пьют абсент, как квас.

Потом я стал скучать на этих шумных сходках…
Искусство! Истина! Как эти фразы злят!
А наши, русские в своих косоворотках,
О революции всё время говорят…

Но подружился я с одним испанцем старым.
Он фокусником был. Я раз ему сказал:
«Ваш хлеб, дон-Мигуэль, дается вам не даром»…
«Зато свободен я», – старик мне отвечал.

8. «Нини Карачьоло и Бьянка поутру…»


Нини [6] Карачьоло и Бьянка поутру
Зашли, чтоб посмотреть, как я живу, «artista»…
Друзьями были мы. Я прозван был Mephisto,
Нини – морским коньком, а Бьянка – кенгуру.

Я кофэ им сварил и дал им папиросы.
Им нравился мой дом: «в нем мудро и темно».
Врывалася листва в старинное окно,
Вдали виднелись пик и замок Барбароссы.

– «Ах, черт бы Капри взял! Mephisto, мы поэты!
Поедем в Индию! Там пагоды, гашиш…»
– «Морской конек не прав; уж ехать, так в Париж!»
– «Но кенгуру, зачем?» – «Чтоб сделать туалеты!»



Примечания

  1. Алексей Константинович Лозина-Лозинский Противоречия: Собрание стихотворений. 2008 в серии Серебряный век. Паралипоменон. lib.rus.ec