Акварели (Чюмина)/1905 (ВТ:Ё)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Акварели
автор Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
Из цикла «Акварели», сб. «Новые стихотворения 1898—1904». Дата создания: 1898, опубл.: 1905. Источник: О. Н. Чюмина. Новые стихотворения. 1898—1904. — СПб.: Типография т-ва «Общественная Польза», 1905. — С. 48—55.

Редакции


  1. «Я иду тропой лесною…»
  2. «Дни бывают… Сладкой муки…»
  3. «Ранней юности безумье…»
  4. «Сумрачный день. Всё в природе как будто заснуло…»
  5. «Светлой грёзой, лаской нежной…»
  6. Перед грозой
  7. Ранняя осень («Ярче — зелень, дни — короче…»)
  8. «Листва желтеющая — реже…»

Цикл на одной странице


[48]
Акварели
1

Я иду тропой лесною.
И, сплетаясь надо мною,
Ветви тихо шелестят;
Меж узорчатой листвою
Блещет небо синевою
И притягивает взгляд.

У плотины в полдень знойный
Словно дремлет тополь стройный;
Где прозрачней и быстрей
10 Ручеёк бежит в овраге —
Он купает в светлой влаге
Серебро своих кудрей.

На пруде волшебно сонном,
Камышами окаймлённом,
15 Распустился ненюфар[1],
Тишине я внемлю чутко,

[49]

И таинственно, и жутко
Обаянье этих чар…

Меж зелёными лугами
20 И крутыми берегами
Дремлют тихие струи;
Словно в грёзах сновиденья,
Ждёшь невольно появленья
Очарованной ладьи.

25 Не причалит ли неслышно
К камышам расцветшим пышно
Чёлн волшебный, — и меня
Не умчит ли он с собою
В мир, за далью голубою —
30 В царство радостного дня?


2

Дни бывают… Сладкой муки
Сердце чуткое полно,
И заветных песен звуки
В сердце зреют, как зерно.

Засияв среди ненастья
Тёмной ночи грозовой,
В мёртвый холод безучастья
Вторгся луч любви живой.

Всё, что сердцу смутно снилось,
10 Что бесплодно я зову —

[50]

Предо мною всё открылось,
Всё предстало наяву.

Над собой не чую гнёта,
Снова дышится вольней:
15 Что-то плачет, шепчет что-то
И поёт в душе моей.


3

Ранней юности безумье
Здесь на память мне приходит;
Вновь печальное раздумье
На былое мысль наводит.

Предо мной оно всплывает
В бледном золоте заката,
Тихой грустью обвевает
В дуновеньях аромата.

Вновь отчётливо и ярко
10 Всё воскресло: лица, речи…
И в густых аллеях парка
Словно жду я с кем-то встречи.

Что-то веет меж листвою,
И с надеждою во взорах —
15 Словно слышу за собою
Я шагов замолкших шорох.

[51]


Озираюсь я, — готово
Сердце вновь поверить чуду!
Но, увы, лишь тень былого
20 Вслед за мною бродит всюду.


4

Сумрачный день. Всё в природе как будто заснуло,
Глухо звучат отголоски шагов,
Запахом сена с зелёных лугов потянуло,
С дальних лугов.

Светлое озеро в рамке из зелени дремлет,
Тополь сребристый в воде отражён;
То же затишье тревожную душу объемлет,
Чуткий, таинственный сон.

Грезятся сердцу несбыточно дивные сказки
10 Юных доверчивых лет;
Грезятся вновь материнские кроткие ласки,
Дружеский тёплый привет.

Вмиг позабыты — суровой борьбы безнадежность,
Боль незаживших, всегда растравляемых ран,
15 В сердце воскресли любовь, прощенье, и нежность —
Солнечный луч, пронизавший холодный туман.

[52]


5

Светлой грёзой, лаской нежной —
Веет давнее былое
И бежит души мятежной
Всё холодное и злое.

Горечь мук, судьбы удары —
Забываются на время,
Отступают злые чары,
Легче — жизненное бремя.

Снова сердце чутко внемлет
10 Тихой речи примиренья,
Светлый мир его объемлет,
Принося успокоенье.

Образ милый и священный
Дышит кроткою мольбою,
15 Шепчет голос незабвенный:
— Успокойся! Я с тобою.

Из заоблачного края
Я схожу — лучём денницы,
С алой зорькой догорая,
20 Воскресая с песнью птицы.

В горький час печали жгучей
Я витаю здесь незримо,

[53]

Вместе с тучкою летучей
Проношусь неуловимо.

25 Я туманом лёгким рею
Над тобой во мраке ночи
И прохладой тихо вею
На заплаканные очи.

Удручённому сомненьем,
30 Истомлённому борьбою,
Я шепчу с благословеньем:
— Не один ты! Я — с тобою!


6
Перед грозой

Падают, как слёзы, капли дождевые,
Жемчугом дробятся слёзы на стекле,
Низко опустились тучи грозовые,
Даль как будто тонет в засвежевшей мгле.

Отблеском багровым молнии излома
Ярко озарился тёмный свод небес,
Глухо прогремели перекаты грома,
Вздрогнул, встрепенулся пробуждённый лес.

Дрогнуло и сердце вместе с первым громом,
10 Рвётся к заповедной радостной стезе,
И былое шепчет голосом знакомым:
— Кончено затишье… В сердце — быть грозе!



[54]
7
Ранняя осень

Ярче — зелень, дни — короче,
Лист виднеется сухой,
И во тьме безлунной ночи —
Близость осени глухой.

На заре в тумане влажном
Блещет моря полоса
И шумят о чём-то важном
И таинственном леса.

Не похож на вешний лепет
10 Однозвучный этот шум,
В нём — суровой силы трепет,
Отголоски зрелых дум.

Лето близится к исходу
И среди ненастной мглы
15 Грудью встретят непогоду
Величавые стволы.

Пусть развеет ураганом
Густолиственный убор —
Под грозою и туманом
20 Устоит дремучий бор.

И о том, прощаясь летом,
Тихо шепчется листва,

[55]

Но ловлю я в шуме этом
Сожаления слова.

25 И в душе, перед разлукой
С ярким светом и теплом,
Ощущаю с тайной мукой
Сожаленье о былом.


8

Листва желтеющая — реже,
С зарёй — обильнее роса,
Утра́ безоблачны и свежи,
Прозрачно ярки небеса;
Как будто те же и не те же
Стоят задумчиво леса.

Так и былого обаянье
Становится с теченьем дней
Ещё прекрасней, но — грустней.
10 Оно живёт в воспоминанье,
Как ранней осени дыханье,
Как отблеск меркнущих огней.




Примечания

  1. Ненюфар — водяная лилия. (прим. редактора Викитеки)