Акварели (Чюмина)/1905 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Акварели
авторъ Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
Изъ цикла «Акварели», сб. «Новыя стихотворенія. 1898—1904». Дата созданія: 1898, опубл.: 1905. Источникъ: О. Н. Чюмина. Новыя стихотворенія. 1898—1904. — СПб.: Типографія т-ва «Общественная Польза», 1905. — С. 48—55.

Редакціи


  1. «Я иду тропой лѣсною…»
  2. «Дни бываютъ… Сладкой муки…»
  3. «Ранней юности безумье…»
  4. «Сумрачный день. Все въ природѣ какъ будто заснуло…»
  5. «Свѣтлой грезой, лаской нѣжной…»
  6. Передъ грозой
  7. Ранняя осень («Ярче—зелень, дни—короче…»)
  8. «Листва желтѣющая—рѣже…»

Цикл на одной странице


[48]
Акварели.
1.

Я иду тропой лѣсною.
И, сплетаясь надо мною,
Вѣтви тихо шелестятъ;
Межъ узорчатой листвою
Блещетъ небо синевою
И притягиваетъ взглядъ.

У плотины въ полдень знойный
Словно дремлетъ тополь стройный;
Гдѣ прозрачнѣй и быстрѣй
10 Ручеекъ бѣжитъ въ оврагѣ—
Онъ купаетъ въ свѣтлой влагѣ
Серебро своихъ кудрей.

На прудѣ волшебно сонномъ,
Камышами окаймленномъ,
15 Распустился ненюфаръ[1],
Тишинѣ я внемлю чутко,

[49]

И таинственно, и жутко
Обаянье этихъ чаръ…

Межъ зелеными лугами
20 И крутыми берегами
Дремлютъ тихіе струи;
Словно въ грезахъ сновидѣнья,
Ждешь невольно появленья
Очарованной ладьи.

25 Не причалитъ ли неслышно
Къ камышамъ расцвѣтшимъ пышно
Челнъ волшебный,—и меня
Не умчитъ ли онъ съ собою
Въ міръ, за далью голубою—
30 Въ царство радостнаго дня?


2.

Дни бываютъ… Сладкой муки
Сердце чуткое полно,
И завѣтныхъ пѣсенъ звуки
Въ сердцѣ зрѣютъ, какъ зерно.

Засіявъ среди ненастья
Темной ночи грозовой,
Въ мертвый холодъ безучастья
Вторгся лучъ любви живой.

Все, что сердцу смутно снилось,
10 Что безплодно я зову—

[50]

Предо мною все открылось,
Все предстало на яву.

Надъ собой не чую гнета,
Снова дышется вольнѣй:
15 Что-то плачетъ, шепчетъ что-то
И поетъ въ душѣ моей.


3.

Ранней юности безумье
Здѣсь на память мнѣ приходитъ;
Вновь печальное раздумье
На былое мысль наводитъ.

Предо мной оно всплываетъ
Въ блѣдномъ золотѣ заката,
Тихой грустью обвѣваетъ
Въ дуновеньяхъ аромата.

Вновь отчетливо и ярко
10 Все воскресло: лица, рѣчи…
И въ густыхъ аллеяхъ парка
Словно жду я съ кѣмъ-то встрѣчи.

Что-то вѣетъ межъ листвою,
И съ надеждою во взорахъ—
15 Словно слышу за собою
Я шаговъ замолкшихъ шорохъ.

[51]


Озираюсь я,—готово
Сердце вновь повѣрить чуду!
Но, увы, лишь тѣнь былого
20 Вслѣдъ за мною бродитъ всюду.


4.

Сумрачный день. Все въ природѣ какъ будто заснуло,
Глухо звучатъ отголоски шаговъ,
Запахомъ сѣна съ зеленыхъ луговъ потянуло,
Съ дальнихъ луговъ.

Свѣтлое озеро въ рамкѣ изъ зелени дремлетъ,
Тополь сребристый въ водѣ отраженъ;
То же затишье тревожную душу объемлетъ,
Чуткій, таинственный сонъ.

Грезятся сердцу несбыточно дивныя сказки
10 Юныхъ довѣрчивыхъ лѣтъ;
Грезятся вновь материнскія кроткія ласки,
Дружескій теплый привѣтъ.

Вмигъ позабыты—суровой борьбы безнадежность,
Боль незажившихъ, всегда растравляемыхъ ранъ,
15 Въ сердцѣ воскресли любовь, прощенье, и нѣжность—
Солнечный лучъ, пронизавшій холодный туманъ.

[52]


5.

Свѣтлой грезой, лаской нѣжной—
Вѣетъ давнее былое
И бѣжитъ души мятежной
Все холодное и злое.

Горечь мукъ, судьбы удары—
Забываются на время,
Отступаютъ злыя чары,
Легче—жизненное бремя.

Снова сердце чутко внемлетъ
10 Тихой рѣчи примиренья,
Свѣтлый миръ его объемлетъ,
Принося успокоенье.

Образъ милый и священный
Дышетъ кроткою мольбою,
15 Шепчетъ голосъ незабвенный:
— Успокойся! Я съ тобою.

Изъ заоблачнаго края
Я схожу—лучемъ денницы,
Съ алой зорькой догорая,
20 Воскресая съ пѣснью птицы.

Въ горькій часъ печали жгучей
Я витаю здѣсь незримо,

[53]

Вмѣстѣ съ тучкою летучей
Проношусь неуловимо.

25 Я туманомъ легкимъ рѣю
Надъ тобой во мракѣ ночи
И прохладой тихо вѣю
На заплаканныя очи.

Удрученному сомнѣньемъ,
30 Истомленному борьбою,
Я шепчу съ благословеньемъ:
— Не одинъ ты! Я—съ тобою!


6.
Передъ грозой.

Падаютъ, какъ слезы, капли дождевыя,
Жемчугомъ дробятся слезы на стеклѣ,
Низко опустились тучи грозовыя,
Даль какъ будто тонетъ въ засвѣжѣвшей мглѣ.

Отблескомъ багровымъ молніи излома
Ярко озарился темный сводъ небесъ,
Глухо прогремѣли перекаты грома,
Вздрогнулъ, встрепенулся пробужденный лѣсъ.

Дрогнуло и сердце вмѣстѣ съ первымъ громомъ,
10 Рвется къ заповѣдной радостной стезѣ,
И былое шепчетъ голосомъ знакомымъ:
— Кончено затишье… Въ сердцѣ—быть грозѣ!



[54]
7.
Ранняя осень.

Ярче—зелень, дни—короче,
Листъ виднѣется сухой,
И во тьмѣ безлунной ночи—
Близость осени глухой.

На зарѣ въ туманѣ влажномъ
Блещетъ моря полоса
И шумятъ о чемъ-то важномъ
И таинственномъ лѣса.

Не похожъ на вешній лепетъ
10 Однозвучный этотъ шумъ,
Въ немъ—суровой силы трепетъ,
Отголоски зрѣлыхъ думъ.

Лѣто близится къ исходу
И среди ненастной мглы
15 Грудью встрѣтятъ непогоду
Величавые стволы.

Пусть развѣетъ ураганомъ
Густолиственный уборъ—
Подъ грозою и туманомъ
20 Устоитъ дремучій боръ.

И о томъ, прощаясь лѣтомъ,
Тихо шепчется листва,

[55]

Но ловлю я въ шумѣ этомъ
Сожалѣнія слова.

25 И въ душѣ, передъ разлукой
Съ яркимъ свѣтомъ и тепломъ,
Ощущаю съ тайной мукой
Сожалѣнье о быломъ.


8.

Листва желтѣющая—рѣже,
Съ зарей—обильнѣе роса,
Утра безоблачны и свѣжи,
Прозрачно ярки небеса;
Какъ будто тѣ же и не тѣ же
Стоятъ задумчиво лѣса.

Такъ и былого обаянье
Становится съ теченьемъ дней
Еще прекраснѣй, но—грустнѣй.
10 Оно живетъ въ воспоминаньѣ,
Какъ ранней осени дыханье,
Какъ отблескъ меркнущихъ огней.




Примѣчанія

  1. Ненюфар — водяная лилия. (прим. редактора Викитеки)