Антигона (Софокл; Шестаков)/IX. Четвёртый эпизод/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Антигона — IX. Четвёртый эпизодъ
авторъ Софоклъ (496 г. до н.э.—406 г. до н.э.), пер. Сергей Дмитріевичъ Шестаковъ (1820—1857)
Языкъ оригинала: древнегреческій. Названіе въ оригиналѣ: Αντιγόνη. — См. Антигона. Дата созданія: около 442 г. до н.э., опубл.: 1854. Источникъ: «Отечественныя записки», 1854, томъ XCV, отд. I, с. 24—28 Антигона (Софокл; Шестаков)/IX. Четвёртый эпизод/ДО въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


IX. Четвёртый эпизодъ.

Родной земли граждане! въ путь послѣдній
Нынѣ иду вотъ я!
Вижу солнца послѣдній лучъ,
И никогда ужь потомъ;
Но живую сводитъ меня
Адъ, который всѣмъ дастъ покой,
На Ахеронтовъ
Берегъ; ни Гименея
Не знала, ни подвѣнечныя
Не были пѣты мнѣ
Пѣсни: я Ахеронту невѣста.

Хоръ. — Но покрытая славой и громкой хвалой
Въ тотъ глубокой покой мёртвыхъ, ты отойдёшь,
Не болѣзни тебя разрушенье возьмётъ,
И подаркомъ не будешь мечу ты враговъ;
Но по волѣ своей и изъ мёртвыхъ одна
Въ адъ живая сойдёшь.

Антигона. — Слыхала я, какъ страшною смертью погибла
Гостья фригійская[1],
На Сипильской Горѣ — Тантала дочь.
Крѣпко, какъ плющъ, обнялъ её
Каменный стволъ; дождь бьётъ теперь
И, говорятъ такъ,
Снѣгомъ вѣчно покрыта,
И слёзы изъ плачущихъ вѣчно очей
Льются на грудь. Вотъ и мнѣ
Ложе такое готовитъ судьба.

Хоръ. — Но богиня она отъ боговъ родилась,
Мы отъ смертныхъ людей — смертны сами мы.
А съ богами одну, умирая, судьбу
Получишь — то великая честь.

Антигона. — Увы мнѣ! Смеются! о боги родные!
Зачѣмъ ты поносишь меня
Въ очи до смерти?
О городъ! о граждане!
Богатые города!
Увы!
О Источникъ Диркейскій, о роща
Ѳивъ, славныхъ колесницами!
Въ свидѣтели васъ всѣхъ зову:
Какихъ во имя правъ, безъ слёзъ друзей
Идти должна къ могилѣ я
И въ гробъ неслыханный сойдти.
Увы, жалкая!
Не на землѣ съ живыми я,
Ни съ мёртвыми въ аду не буду.

Хоръ. — Далеко въ дерзости зашла
И о высокій Правды тронъ
Толкнулась сильно ты, дитя!
Отцовскій подвигъ ты несёшь.

Антигона. — Коснулся ты скорби чувствительной мнѣ,
Страданій извѣстныхъ отца,
Нашей всеобщей
Судьбы, благородныхъ всѣхъ
Потомковъ лабдаковыхъ.
Увы!
О злосчастное матери ложе!
О пагубный бракъ съ роднымъ сыномъ
Съ отцомъ моимъ матери жалкой!
Отъ нихъ несчастная родилась я
И къ нимъ, проклятая, иду,
Иду безбрачная я къ нимъ.
Въ несчастный, увы!
Въ несчастный бракъ вступилъ ты, братъ,
И мнѣ живой далъ мёртвый смерть.

Хоръ. — То благочестье — мёртвыхъ чтить;
Но власть того, въ чьихъ власть рукахъ,
Не слѣдуетъ переступать.
Тебя жь твоя сгубила гордость.

Антигона. — Безъ слёзъ друзей, безъ Гименея
Въ неизбежный путь ведутъ бѣдную.
Свѣтлаго солнца око святое больше
Мнѣ ужь не видѣть, бѣдной!
А моей судьбѣ злосчастной
Не дастъ слезы иль вздоха другъ.

Креонтъ (только-что вошедшій).
Вы знаете ль, что ни одинъ предъ смертью
Не кончилъ бы пѣть пѣсни съ воплемъ,
Когда бъ слова спасать имѣли силу.
Скорѣй её ведите прочь и въ гробѣ,
Подъ сводомъ каменнымъ, какъ я сказалъ,
Одну её оставьте умереть,
Иль жить, коль можетъ жить въ такомъ покоѣ.
И неповинны въ смерти мы дѣвицы,
Лишь жить она подъ солнцемъ не должна.

Антигона. — О гробъ, о брачный мой покой! о домъ,
Подземный вѣчный домъ! куда иду
Къ своимъ, которыхъ много Персефона
Ужь прежде въ царство мёртвыхъ приняла.
Последняя изъ нихъ, и хуже всѣхъ,
Иду вотъ я такъ рано, въ цвѣтѣ лѣтъ.
Но я иду туда съ надеждой крѣпкой,
Что милою приду отцу, и вамъ
О мать моя! о братъ! приду я милой.
Сама я васъ обмыла послѣ смерти,
Сама одѣла васъ и возліянье
Могильное своей рукой свершила.
А нынѣ, Полиникъ, и твоему
Послѣдній долгъ отдать желала тѣлу,
И вотъ за то какой сбираю плодъ!
Но въ комъ есть смыслъ, тотъ долженъ оцѣнить,
Что я тебя почтила должной честью.
Когда бъ дѣтей я матерью была,
Когда бъ супругъ мой смертью былъ сражёнъ,
Нѣтъ, никогда, народу вопреки,
Не сдѣлала бъ того. А почему?
Умрётъ супругъ, второй его заменитъ.
Когда одно дитя я потеряю
Другое отъ другаго мужа будетъ.
Но если мать съ отцомъ лежатъ въ землѣ,
То брата у меня не будетъ больше.
Вотъ почему почтила я тебя,
Мой милый братъ! — Не такъ смотрѣлъ Креонтъ:
Въ томъ грѣхъ и дерзость страшную онъ видѣлъ.
И нынѣ онъ, схвативъ меня, ведётъ
Безбрачную; ни пѣсней Гименея
Не знала я, не знала брачной доли
И счастія кормить дѣтей не знала.
Но безъ друзей, несчастная, одна
Живая я иду въ могилу мёртвыхъ.
Какой законъ боговъ я оскорбила?
И что же мнѣ, несчастной, на боговъ
Теперь смотрѣть? Кого на помощь звать,
Когда, исполнивъ дѣло благочестья,
Упрёкъ въ нечестьи я себѣ нашла?
Но если судъ боговъ одинъ съ людьми,
То, казнь терпя, сознаюсь я въ винѣ;
А если заблуждаются они,
Да не потерпятъ сами больше зла,
Чѣмъ сколько мнѣ неправедно чинятъ.

Хоръ. — Тотъ же бури порывъ, тотъ же вихря потокъ
У дѣвицы въ душѣ, всю её обхватилъ.

Креонтъ. — И за медленность ту много слёзь предстоитъ
Тѣмъ, которымъ велѣлъ я её отвести.

Антигона. — Увы! это слово меня
Ближе къ смерти ведётъ.

Хоръ. — Я надежды тебѣ не подамъ ужь теперь,
Нѣтъ, все будетъ такъ, какъ велитъ государь.

Антигона. — О ѳивской земли мой городъ родной!
О боги отцы[2]!
Вотъ ведутъ ужь меня, и не медлятъ они.
Князья ѳивской земли, посмотрите, какъ я,
Послѣдняя здѣсь царевна одна,
Что терплю, отъ кого и за что я терплю?
За то, что святое мнѣ было святымъ.

Примѣчанія.

  1. Ніоба, внучка Зевса по отцу, супруга ѳивскаго царя Амфона, лишена была детей своихъ за то, что гордилась ихъ числомъ передъ Латоной, и обращена сама въ камень на горѣ Сипилѣ въ Лидіи (Фригіи). (Прим. перев.)
  2. Арей и Афродита, отъ которыхъ родилась Гармонія, супруга Кадма, родоначальника ѳивскихъ царей. (Прим. перев.)


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России и странах, где срок охраны авторского права действует 70 лет, или менее, согласно ст. 1281 ГК РФ.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.