БСЭ1/Брахманизм

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Брахманизм
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Больница — Буковина. Источник: т. VII (1927): Больница — Буковина, стлб. 401—405 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : НЭС : ПБЭ : ЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


БРАХМАНИЗМ (от слова Brahman, брахман — «молитвенное» заклинание, магическая фор­мула), термин, принятый европейской наукой для обозначения социальной и философско-религиозной системы древней Индии, сменившей в 9—10 веках до хр. эры древнейшую религию Индии — ведизм (см.) и в свою очередь легшей в основу современной господ­ствующей религии Индии — индуизма (см.). Переход от ведизма к Б. сопутствовал постепенному закреплению завоевателей-арийцев в Индии и переходу их от кочевого скотоводческого хозяйства к оседлому земледелию при наличии крайне низкого уровня развития производительных сил. В государственном становлении Индии этой эпохи Б. в лице жрецов-брахманов (обычно, но неправильно называемых у нас браминами) сыграл определяющую роль. Закрепляя наметившееся вследствие развития хозяйственной жизни Индии разделение труда между отдельными группами населения, Б. устанавливал наследственность профессий строжайшим запретом перехода из касты в касту и тяжелыми карами за смешанные браки. Кастовое устройство общества (см. Касты), легшее в основу всей социальной системы, породившей Б., обеспечивало прежде всего привилегированное положение высших классов, закрепляя за ними монополию «профессии власти». Вместе с тем кастовое устройство ослабляло силу трудовых классов, дробя ее в свою очередь перегородками каст-цехов; каждая вышестоящая — по выгодности своей профессии — каста, охраняемая этой системой от конкуренции «со стороны», естественно защищала ее от нижестоящих каст; противопоставление касты — касте, цеха — цеху в огромной мере облегчало господствующим классам эксплоатацию трудовых масс. Это кастовое строение общества нашло свое идеологическое и организационное отражение в Б. — как в его иерархии богов и демонов, так и в том, что высшее место в этой иерархии профессий жрецы-брахманы естественно отвели себе. Им удалось отстоять его однако только после упорной борьбы с выступившими конкурентами на власть — воинами-кшатриями, представителями крупного землевладения. Ожесточенная борьба между брахманами и кшатриями закончилась победой брахманов, опиравшихся на мелких земельных собственников. Брахманы обеспечили себе их помощь, отведя им довольно высокое место в иерархии каст и привлекши их в определенной мере к отправлению культа. Основной производственной организацией индийского сельского хозяйства того времени была «большая семья» (см. Индия, Исторический очерк) — экономическая ассоциация, основанная на родовой власти и патриархальной деспотии. Глава семьи пользовался широкой властью и выполнял в семье жреческие функции. Б. включил в свою систему семейные и родовые божества и координировал жреческие функции главы семьи со своими воззрениями. Таким образом брахманизм освятил и усилил авторитет главы семьи и свел остальных членов семьи на роль бесправных рабов. Тем самым брахманизм приобрел в этих «главах семьи» твердую себе опору.

Выявившееся в итогах борьбы за власть соотношение боровшихся сил было закреплено установлением трех высших каст, отделенных от всей остальной массы населения признаком «двурожденности», т. е. высшего происхождения по сравнению с «единожды рожденными», обыкновенными людьми. Первое место заняли брахманы, на втором стали кшатрии, на третьем — вайши, земледельцы и представители торгового капитала. «Двурожденность» давала право на изучение священных книг, т. е. открывала путь к высшему знанию. Этим нимало впрочем не создавалось конкуренции брахманам, т. к. практика культа была закреплена исключительно за их кастой; знания, которые могли приобрести представители остальных двух каст, оставались т. о. чисто «теоретическими», без практического применения. Источниками этого высшего знания — священными книгами Б. — были четыре сборника Вед (см. Веды): Риг-Веда, Сама-Веда, Яджур-Веда, Атхарва-Веда (последняя носит в отличие от остальных специально магический характер) и позднейшие комментарии к ним, носящие общее название «6pа́xман», ритуально-теологического содержания. В повседневной практике своей брахманы пользовались специальными требниками — с утра, содержавшими изложение важнейших обрядов. Б. создал определенную философскую систему для избранных и обряд — для низших, для массы, не затронув религиозных представлений, сохранившихся в этой массе от добрахманического периода. Местные божества и демоны продолжали жить прежней жизнью при Б.: он принял их фактически в один общий пантеон на равных правах, равно обезличив их всех приведением к одному общему началу — всеобъемлющему и непознаваемому Атману — человеческому духу, божеству, тожественному по существу своему с миром, мировым духом Брахмой.

Обезличение божеств, соподчинение их вместе со всем сущим одному высшему общему началу открывало возможность заставить их служить тем, в ком это высшее начало проявляется сильнее, чем в них; такими существами, по учению Б., и являлись носители высшего магического знания — брахманы. В их учении жертвоприношение приобретает поэтому новый смысл: это не умилостивление божества, но заклятие, способ заставить его выполнить пожелания, предъявленные через брахмана человеком, приносящим жертву. Прием жертвы, в особенности сомы (см.) — опьяняющего напитка, — радуя божество, тем самым ослабляет так сказать силу его сопротивления заклятию; степенью сопротивляемости определялась сложность и длительность ритуала жертвоприношения, растягивавшегося в иных случаях на месяцы, а иногда и на годы (до 12 лет), и количество участвующих жрецов: в меру того как множилась численность касты брахманов, им естественно приходилось увеличивать число обязательных участников обрядов. По теории брахманизма всякое божество может быть тем или иным магическим приемом приведено к выполнению предъявленных ему пожеланий; более того — жертвоприношением может быть создано даже самое божество, как свидетельствует жертвоприношение сомы.

Б. давал религиозное прикрытие всей социальной системе с ее кастовым устройством. Она укреплялась еще более методами религиозного воздействия или даже религиозного террора, широко и искусно применявшегося брахманами. И в этой области ими были прежде всего использованы существовавшие в населении примитивные верования: смутная еще в религии древних индийцев вера в переселение душ была оформлена и систематизирована — с последовательностью и твердостью уголовного кодекса — брахманами, установившими порядок блуждания души грешника, т. е. преступившего законы Б., из одного нечистого существа в другое, впредь до очищения его на этом тяжком пути испытаний; особо упорным грешникам предрекались адские муки. Наконец для тех, кого не смог бы удержать на стезе покорности брахманскому закону страх перед переселением, имелись прижизненные меры воздействия — эпитимии и «духовные наказания», вплоть до жестоких пыток и мучительной смертной казни. Напротив того, праведная жизнь переводит душу человека перевоплощением в существа высших степеней — он может стать полубогом и даже богом. Поскольку в пантеистическом учении Б. жизнь едина во всех существах, различны лишь степени напряжения — «чистоты» жизни, такой переход вполне естественен, вплоть до высшей ступени — растворения в мировой душе. Закон возмездия путем перевоплощений, предрешаемых поступками человека, так наз. karman («действие»), также явился выражением кастовой системы.

Закон возмездия и система каст занимали личность в железные тиски; во всей системе Б. глубоко заложено начало подчинения; освобождение возможно фактически лишь с совершенным выходом из жизни, с «растворением в высшем начале». Именно об этом говорит философия Б., изложенная в Ароньяках, т. е. «лесных книгах», книгах для отшельников, удалившихся в леса для размышлений, и в Упанишадах (см.) — «тайном учении», высшей брахманической мудрости. Мир призрачен, по учению Упанишад: в нем нет ничего — ни добра, ни зла, ни нравственного, ни безнравственного. Поскольку мир призрачен, действительный мудрец должен равнодушно относиться ко всему совершающемуся вокруг него: мир для него должен быть ничем и не должен влиять на него. Он должен стремиться лишь к спасению своего «я» — полным слиянием с «высшим началом», с безличным верховным божеством — Брахмой. К этому должен привести «идеальный» путь человеческой жизни, образцом которого является жизнь брахмана. Она делится на четыре периода: 1-й — период ученичества; начинаясь с семилетнего возраста, он посвящен заучиванию по меньшей мере одной из четырех Вед под руководством брахмана, которому ученик прислуживает в течение всего периода обучения; 2-й период посвящен «уплате долга предкам», т. е. обеспечению продолжения рода: это период семейной жизни и жреческой практики; в 3-м периоде, начало которого полагалось окончанием воспитания сына, брахман становится отшельником («обитателем леса»), переходя от практической жизни к жизни созерцательной, в размышлениях пролагая себе путь к слиянию с мировой душой; наконец в 4-м периоде, периоде аскезы, осуществляется и самое слияние. Такой путь доступен однако только «дважды рожденному»; для простых смертных брахманизм предуказывает более тернистый путь к «небытию», путь иоги (см.): «одухотворение плоти», осуществляемое брахманом на его пути, заменяется здесь умерщвлением плоти, «естественный» духовный экстаз — грубым экстазом, организуемым специальными упражнениями. Первый путь дает слияние с миром, второй — растворение в нем.

Доктрина подчинения достигла высшего своего выражения в философской системе Миманса (см.), сложившейся в ту же эпоху, в которую создавались Упанишады. Кроме нее Б. дал начало еще целому ряду философских школ, крупнейшими из к-рых были: Веданта, Ниайя, Влашешика, Санкхия (см.). Развитие их тесно связано с реформацией Б., т. е. уже с переходом его в индуизм (см.). Реформация так же, как впоследствии смена Б. другими религиозными идеологиями — гл. обр. буддизмом (см.) — была вызвана дальнейшим развитием хозяй­ственной, культурной и общественной жизни Индии, к-рому брахманизм уже не отвечал. Б. был сменен (главн. образ. в городах) системой буддизма. Но характерное для брахманизма отсутствие единства и цельности как в философской, так и в религиозно-догматической части системы придало брахманизму чрезвычайную живучесть и в конце-концов он успешно выдержал борьбу с двумя выступившими против него религиозными реформаторами: Махавира, основателем джайнизма (см.), и Гаутамой Буддой, положившим начало буддизму. Особенно упорной была борьба с буддизмом, длившаяся в течение почти десяти веков (см. Буддизм). Лишь при династии Гупты (320 г.), после распада кушанского владычества, Б. вновь занял место господствующей религии, но уже в обновленной, реформированной форме индуизма (см.).

Лит.: Шантепи-де-ля-Соссей Д. П., Иллюстрированная история религии, Москва, 1899; Барт А., Религии Индии, Москва, 1897; Бетани и Дуглас, Великие религии Востока, СПБ, 1899; Oldenberg H., Die Religion des Veda, В., 1894; Hardy E., Die vedisch-brahmanische Periode der Religion des alten Indiens, Münster und W., 1893; Weber M., Gesammelte Aufsätze zur Religionssoziologie, В. II, Tübingen, 1921; Weder A., Collectanea über die Kastenverhältnisse in den Brahmana und Sutra, «Ind. Studien», X, 1868; Roth R., Brahma und die Brahmanen, «Zeitsch. der Deutschen Morgenland Gesellschaft», I; Senart, E., Les Castes dans l’Inde, Paris, 1896; Hillebrandt A., Ritual-Literatur, в Bühlers «Grundriss d. indo-arischen Philologie und Altertumskunde», Strassburg, 1897; Levi S., La doctrine du sacrifice dans les Brahmanas, Paris, 1898; Monier Williams, Brahmanism and Hinduism; 4 ed., London, 1891; Oman, The Brahmans, Theists and Muslims of India, London, 1907.