ПБЭ/ВТ/Браманизм

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Браманизм
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Археология — Бюхнер. Источник: т. 2: Археология — Бюхнер, стлб. 1073—1078 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : БСЭ1 : БЭЮ : МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕПБЭ/ВТ/Браманизм в дореформенной орфографии


[1073-1074] БРАМАНИЗМ. В древнейшей религии Индии — ведизме (см. ведизм) с течением времени обряды приобретали всё более сильное значение. Выработалось убеждение, что правильно совершенный обряд и точно произнесенная молитва (молитва — брама́) обусловливают несомненный успех предприятия молящегося. Но обряды и молитвы становились сложными. Немногие могли их знать и выполнять правильно. Эти люди — браманы (молитвенники) выделились в особый господствующий класс жрецов. Они сделали свое занятие наследственным, и так возникла каста браманов. Рядом с ними стала всегда и везде считавшаяся благородною каста воинов (кшатриев), ремесленники (ваисии) рассматривались, как низшие и подчиненные по отношению к этим двум кастам. Четвертую касту составило бесправное племя рабов — судры (образовавшихся из аборигенов Индии, покоренных арийцами). Последние не могли иметь даже религиозных утешений. К религиозной общине принадлежали только три первые касты, почему лица из этих каст назывались двиджа — дважды рожденными (второе — духовное — рождение было торжественным обрядом принятия в религиозную общину, которое совершалось через возложение священного шнура). Этот строй получил освящение в законах Ману — родоначальника человечества, за которым признавалось божественное происхождение. Брама — бог молитвы возвысился вместе с браманами, он далеко оттеснил на задний план богов ведизма и их дела и свойства (особенно Праджапати) присвоил себе. Философская мысль, всегда склонявшаяся в Индии к пантеизму, выработала теорию образования мира путем истечения из Брамы. «Как нить из паука, дерево из семени, волны из моря, огонь из угля, так мир выходит из Брамы». Существа вселенной представляют собою ряд ступеней, чем дальше они в порядке истечения от Брамы, тем они ниже и несчастнее. Естественно, по теории, браманы должны были стоять близко к Браме и оказывались наделенными чрезвычайными правами и полномочиями. Молитвы браманов имели магическую силу, и исполнение их было обязательно для богов. Отсюда такой силлогизм: мир находится во власти богов, боги находятся во власти молитвы, молитва находится во власти браманов; следовательно, браманы — наши боги. Должно прибавить, что браман не может совершать молитв и жертв‚ если не имеет жены (жены принимают определенное активное участие в обрядах). Таким образом вся вселенная оказывается в полной зависимости от браманских жен. Не совсем логично в Б. с учением об истечении мира из Брамы соединилось учение о переселении душ. Мир, как выходящий, удаляющийся от Брамы, безбожен‚ нечестив и несчастен. В мире — страдание; спасение заключается в том, чтобы выйти из мира, вернуться в Браму. Ниспадение к [1075-1076] низшим ступеням бытия — удаление от Брамы — и поднятие к высшим — приближение к Браме зависит от тех дел, которые совершает душа в том или ином телесном существовании. Душа человека за преступления завтра же может переселиться в животное или растение. Задача живых существ — стремиться к избавлению от этих ужасных переселений, стремиться к слиянию с Брамой. Стремящийся к этому должен прежде всего заботиться о тщательном исполнении обрядов. За малейшие проступки, нечистому налагались мучительные очищения и искупительные жертвы (посты, молитвы, обмазывание коровьим навозом, питье коровьей урины, горячего масла, за тяжкие проступки — даже самоубийство). Но всё это могло избавить только от ада и низших возрождений, а не от возрождений вообще. Для того, чтобы можно было возвратиться в чистый дух Брамы, нужно совсем отречься от чувственной жизни, заглушить в себе все требования телесной природы, порвать с приманками внешнего мира. Это достигается путем аскетических упражнений. Путем лишений и самоистязаний (сидение на огне, пребывание под дождем, под зноем) аскет умерщвляет свою плоть. Но он должен умертвить и свою духовную природу, он должен все свои мысли сосредоточить на одном Браме, который не подлежит никаким определениям, есть чистое бытие, не имеющее предикатов. Учение Б. имеет обширную литературу. Б. признает веды священными книгами, но воззрения большей части вед плохо вяжутся с Б. Браманы присоединили к ведам — брахманы — своеобразные толкования, сообщившие ведам новое освящение. Затем явились араньяка — лесные книги (руководства для лесных аскетов), постепенно стали составляться упанишады (сокровенное учение) — теософические трактаты. Являются сутры (sûtra — шнур, руководства для ритуала). Упанишады большею частью вошли в состав веданты (конец вед), которая делилась на две части: первая — карма миманза (карма — дело, подвиг‚ миманза — умозрение) говорит о религиозно-практической стороне Б.‚ вторая — уттара миманза — содержит спекулятивное исследование о Браме. Литература эта росла и расширялась в течение столетий, но уже за VI в. до Р. Х. учение Б. несомненно приняло изложенный абстрактный характер. Буддизм (см. буддизм), вышедший из Б. и отнявший у него множество членов, дал толчок к реформе и в Б. и он постепенно принял новый вид. Народ всегда желает конкретного божества, живого, близкого к человечеству. Брама был слишком абстрактен и непонятен. Браманы приблизили тогда к Браме двух антропоморфных богов ведизма — Вишну — охранителя и Шиву (Рудру) — разрушителя. Три Божества соединились: Брама — принцип эманации, Вишну — начало сохраняющее, Шива — разрушающее. Так явилась индийская троица — тримурти. Чтобы еще более приблизить образ благодетельного Вишну к человечеству, браманы начали учить о его явлениях на земле, о его воплощениях (аватарах, avatâra — нисхождение) в различных образах для избавления от бед людей. В первый раз Вишну воплотился в образ рыбы и спас Ману (предка человечества, автора законов) от потопа. Замечательна восьмая аватара Вишну в образе человека Кришны (Krsna — черный) для спасения Индии от тирании царя Камсы. В тримурти и Кришне некоторые наивно и смело хотели видеть прототип христианской Троицы и самого Христа. Но в тримурти можно находить и пантеизм (Вишну и Шива — эманации Брамы) и политеизм (Вишну и Шива, как совершенно различные боги, противодействуют один другому), но никак нельзя найти христианского триединого Бога, лица Которого пребывают в единении любви и бесконечно возвышаются над миром, между тем как Вишну и Шива связаны с богами и миром неразрывно связью обоюдной зависимости. Вишну имеет супругу Лакшми, Шива имеет много супруг (сакти, особенно замечательна Дурга). [1077-1078] У них есть потомство, и всё это есть нечто конечное, зависимое, подчиненное. Статуи и рисунки тримурти — трехголового божества не должны быть непременно считаемы символом триединого индийского принципа (Брамы, Вишну и Шивы), и один Брама представляется иногда с четырьмя и пятью головами. Кришна есть отчасти эвгемеристический образ (умерший обожествленный человек, был князь Кришна, да и Кришна—Вишну является князем) и отчасти натуралистический (к нему приурочились мифы огня, молнии, грозы). Нравственный характер Кришны очень сомнителен (Кришна склонен к пьянству, любви и страшно мстителен). Кришна — жестокий воин, с улыбкой на устах он приготовляет и совершает разрушение, подобно Ахиллу, он погибает, пораженный в пятку стрелою охотника. В подробностях жизни и чертах характера Кришны указывают нечто сходное с повествованиями Евангелия. Но как бы ни объясняли происхождение этого сходства, предположение о том, что история Кришны дала некоторый материал для Евангелия, безусловно не может быть допущено. Нечто сходное с рассказами Евангелия приписывается Кришне не древней священной литературой, а багават-гитой, поэмой, явившейся гораздо позже Евангелий. Нравственные правила Б. часто высоки, но боги — как‚ наприм., Кришна‚ — воплощаясь‚ забывают эти правила и совершают страшные преступления. В то время как в христианстве Христос есть высочайший образец для подражания, в Б. желающие стать нравственными должны забыть о непоучительном примере богов. Но живой пример сильнее слова и в Б. много совершается безнравственного, и многое варварское освящено священным преданием (положение женщины ужасно). Культ позднейшего браманизма пестр и широк. Введено идолопоклонство, развито почитание животных (коровы, обезьяны, змей). Аскетизм и самоистязание имеют обильную практику. Йогины (yoga, лат. глаг. jungo — соединение, т. е. с Брамой) подвергают себя удивительным самоистязаниям, чтобы соединиться с Брамой (— Атманом = корень жизни и дыхания, чистое бытие, всё; йогин обыкновенно держит в уме слог ом — мистическую формулу Брамы), а также и для того, чтобы за свои удивительные подвиги получать деньги и приношения от толпы. Б. раздробился на множество сект. Сам Брама не имеет культа, но имеются секты вишнуитов и шиваитов. Представления о божествах и их аттрибутах в сектах значительно изменились. Так, в представление Вишну и Кришны внесена мысль о всеразрушающем времени; наоборот, шиваиты почитают лингу (Linga) — фаллюс, символ полового члена Шивы, как производительной силы. Позднейший Б. внес в свое вероучение и элементы христианского и магометанского учения. В начале XIX столетия образовалась община Брама-сомай, вероучение которой составлено на основании вед, корана и библии. В половине столетия оно распалось на два направления: одно, признающее авторитет вед, другое‚ его отрицающее. Последнее источник богопознания видит в созерцании природы, признает личного Бога, бессмертие и исключительно требует нравственного усовершенствования. По приблизительной религиозной статистике браманистов в настоящее время насчитывается на земном шаре не много менее полтораста миллионов. См. арх. Хрисанфа, Религии древнего мира т. I, M. Müller’а, History of ancient sanskrit literature.